EN|RU|UK
  385  1

 ВЛАДИМИР БОЙКО: Я НЕ ГОЛОСОВАЛ НИ ЗА ЮЩЕНКО, НИ ЗА ЯНУКОВИЧА, ПОТОМУ ЧТО НЕТ НИКАКОЙ РАЗНИЦЫ

Появление Владимира Бойко в предвыборном списке СПУ стало одним из многих подтверждений, что в партии произошли серьезные изменения. К социалистам приходят крупные деньги, которые политически поддерживали прошлую власть и которые сейчас не боятся перейти

На прошлых выборах Владимир Бойко был четвертым номером блока Кучмы "За единую Украину". Хотя при этом он говорит, что по убеждениям едва ли не коммунист.

Бойко, получивший при старой власти орден Героя Украины, строит свой социализм в Мариуполе. Он руководит металлургическим комбинатом имени Ильича – вторым по мощности в стране после "Криворожстали".

Это государство в государстве – у "ильичевцев" есть своя авиакомпания, сельхозугодия, рыбоконсервные и молочные цеха, швейная фабрика, аптечная сеть, страховая компания, полсотни учреждений общепита и уманский завод сельскохозяйственного машиностроения.

Позиции Бойко на комбинате незыблемы благодаря закону об особенностях приватизации, который в 2001 году без конкурса отдал ММК в руки ЗАО "Ильич–сталь", созданного трудовым коллективом.

Бойко утверждает, что из–за этого ему пришлось пойти на конфликт с Кучмой. "Он не хотел такой схемы, но я своего добился. Сказал, что приведу в Киев 200 тысяч человек и мы отстоим это право".

Учитывая свою безальтернативность в Мариуполе, Бойко может позволить себе быть радикально–откровенным. А, учитывая, что интервью дает он не часто и публичную политику не любит, его разговор с "Украинской правдой" часто был на грани фола.

– Первый вопрос очень традиционный: что вы как один из крупнейших директоров страны думаете о новой цене на газ?

– А ведь никто не знает новую цену на газ даже в этом месяце, ни один завод! Наш металлургический комбинат работает, нам дали лимит, но договора ведь ни с кем не заключены.

Все рассказывают, что в прошлом году мы покупали газ по 50 долларов, и такое понятие складывается у обывателя. Я вас уверяю, что никто не покупал газ по 50 долларов! Цена без транспортировки и НДС была 76,6 долларов.

А вот в 2004 году цена действительно была 50 долларов. И я спрашиваю, куда делись дополнительные 26,6 долларов, которые мы платили целый прошлый год?!

Сегодня рентабельность металлургических предприятий упала в пять–десять раз. Я не понимаю, чем будет жить эта страна! В январе падение ВВП составит от 3 до 10%. А падение ВВП означает коллапс в экономике. Мы повторяем 1993 год!

Мне звонил Ехануров, сказал, что мы встретимся. Сейчас надо принимать колоссальные решения – как все спасать! Я вчера послушал начальника "Укрзализныци" и чуть не упал! Где есть такая страна? На пассажирских перевозках они имеют колоссальные убытки, компенсируют все промышленными перевозками, государство забирает деньги у "Укрзализныци" в виде дивидендов, и практически не развивает свой транспорт.

– На прошлой неделе было обнародовано требование директоров всех крупнейших заводов Украины уволить министра топлива и энергетики Плачкова и главы "Нефтегаза" Ивченко за газовые договоренности с Россией. Там была подпись и руководителя Мариупольского меткомбината имени Ильича…

– Будем считать, что я его подписал. Мне звонили, спрашивали – но я это заявление не подписывал…

Моя позиция простая – нельзя было идти на это газовое соглашение, которое кидает нас неизвестно куда. Новая власть наделала массу ошибок. Если бы они вообще ничего не делали, то сегодня было бы легче с ценой на газ.

Но власти не повезло – цены на металл упали на 35–40%, это колоссальные деньги! А они еще дополнительно увеличили цена затрат на производство металла. И цены на железнодорожные перевозки увеличены не в полтора раза, а намного больше!

– Но ведь весной 2005 вы вышли на пресс–конференцию вместе с тогдашним премьером Тимошенко, когда она объявила о повышении тарифов на транспорт, и поддержали ее!

– Да она меня за руку взяла и повела на пресс–конференцию! Но мы тогда договорились, что новые тарифы введены на два месяца, а потом мы их пересмотрим

– Но тогдашний министр транспорта Червоненко говорил, что у нас самые низкие тарифы в Европе…

– Пусть не врут, пожалуйста! В России они намного ниже. Там колоссальные расстояния, и все просчитано так, чтобы защищать товаропроизводителя.

Когда принимали решение о повышении тарифов на грузовые железнодорожные перевозки, я выступал на Кабинете министров и сказал: "Я вообще не понимаю этого правительства. Как можно принимать решение на Кабмине о повышении тарифов на железнодорожный транспорт, имея 40% рентабельности на промышленных перевозках? Транспорт задействован во всем и сразу повышаются цены на мясо, молоко, масло, хлеб. Как следствие, это ведет в никуда".

В феврале Виктор Андреевич представлял у нас нового губернатора Донецкой области Чупруна, и я договаривался с ним о встрече и подготовил докладную – где расписал все, что будет. Но я думал, что рынок металла упадет в июле – а он упал в марте.

Новой власти не повезло! Я приведу пример нашего завода: в апреле прошлого года мы произвели товарной металлургической продукции на 300 миллионов долларов, в июне – на 220 миллионов. Минус 80 миллионов!

В январе этого года мы произведем максимально на 220 миллионов. В январе прошлого года мы произвели на 290 миллионов. Это только один завод!

А четырнадцать металлургических заводов по всей Украине в этом январе произведут металлургической продукции на 650–700 миллионов меньше, чем в январе прошлого года!

Сегодня в себестоимости закладываются намного более высокие затраты. Рентабельность упала. Те отчисления, которые мы раньше давали с прибыли – ее нет. Уверен, еще месяц–два, и начнут консервировать инвестиции. Если кто–то брал кредиты, они потеряют доверие у банков, потому что колоссально растет риск возврата этих денег.

Куда мы идем, никто не знает! Самое страшное, что ни у кого нет программы и никто не знает, что будет завтра!

Все говорят о рынке и не понимают одной вещи – нигде нет нерегулируемого рынка! Нигде! В странах Европы, в Америке четко действуют законы, в первую очередь антимонопольные. И если кто их переступает – его сразу раздирают!

У нас кто хотит – тот и воротит. У нас капитализм напоминает начало 19 века. Новая власть потеряла кредит доверия. Я сам с Востока, но встречаюсь с людьми в Черкасской области. Доярки мне говорят в Умани: "Володымыр Сэмэновыч, як це понять? Мы ж голосувалы за нову владу! Що ж воны роблять?".

Как им объяснить? Ведь разницы нет, что была новая власть, что старая…

Я ГОВОРИЛ ЮЩЕНКО, ЧТО ОН НА ВОСТОКЕ НЕ ПРЕЗИДЕНТ

– Для доярки разницы нет между старой властью и новой, а для вас – стало лучше или хуже?

– Стало намного хуже! В той власти хоть были профессионалы, с которыми можно было ругаться, грызться, доказывать – кто бы ни был президентом, премьером, вице–премьером… А здесь с кем говорить?

Никто не думает о человеке в Украине. Почему я на президентских выборах не голосовал ни за Ющенко, ни за Януковича? Потому что разницы нет!

– Вы не ходили на президентские выборы?

– Ходил только в первом туре, голосовал за Януковича. А когда начались события в Киеве, я ходил тогда на заседание фракции "Регионы Украины" и говорил: "Виктор Федорович, сними свою кандидатуру, мы завалим Ющенко!" Спроси у депутатов, они подтвердят. Я ж был ассоциированным членом фракции "Регионов".

– Как завалите Ющенко?

– А вот так! И нашли бы другую кандидатуру, которая бы работала на Украину!

Это уже стало историей. Но сегодня мы видим четко – все обмануты! И никто не понимает – за это время мы так разделили восток и запад Украины, что на голову не налазит!

Сегодня есть колоссальный бренд Януковича на Востоке! А бренд "Нашей Украины" падает везде – потому что люди надеялись на одно, а получили другое. Хотя, по большому счету, Ющенко нужно было ехать на восток и оттуда не вылазить, налаживать связи... Я ему говорил: "Виктор Андреевич, там вы не президент!".

– А он что?

– Вроде бы соглашался, но не ездит же…

– Но Ющенко два раза был в Донецке.

– Первый раз приехал, рассказал о том, что все вокруг бандиты и воры. Я вышел на трибуну и ответил: "Виктор Андреевич, вы не правы! Есть много правды в том, что вы сказали, но в зале же сидят пожилые люди, уважаемые, которые в жизни не воровали. Так нельзя говорить, что в Донецкой области все 100 процентов воры и бандиты, а?" Или это нормально, а?

– Очевидно, он имел в виду те фальсификации, которые были на востоке во время президентских выборов.

– Фальсификации были везде. Только на наших участках (Мариупольского меткомбината имени Ильича) их не было. Приезжали к нам наблюдатели из Ивано–Франковска, мне сразу звонят, чтобы я дал охрану и не допустил их на участки. Я ответил: "Ни в коем случае. Допустить всех!".

– А кто просил, чтобы наблюдателей не допускали на участки?

– Наша донецкая команда…

– И что, вы ни за кого не агитировали?

– Помню, перед президентскими выборами я приехал из Киева, весь наш дворец забит, в проходах негде стать… Все ждали, что я скажу. А я сказал: "Мне не подходит ни Ющенко, ни Янукович. Голосуйте за кого хотите!"

И люди голосовали не за Януковича, а против Ющенко. Потому что наши люди знают, кто такой Янукович.

– То есть к Януковичу тоже доверия нет?

– У наших людей нету. Мы его хорошо знаем.

– Почему?

– Господи, ты много хочешь знать – скоро состаришься! А ты выверни всю его подноготную и все поймешь…

Я НЕ ПОСЫЛАЛ СВОИХ ЛЮДЕЙ ДУШИТЬ МАЙДАН

– То есть во время революции вы не ходили ни на синий майдан, ни на оранжевый?

– В Киеве я ходил как на экскурсию. И не боялся, выходил в толпу. Случалось, набросились на моего Сережу (Матвиенкова, депутат от Мариуполя–соратник Бойко), я вытаскивал, побоксировал…

– Почему вы не ходили на донецкий майдан? Ведь во время революции уже пошли такие расклады: если с востока – то за Януковича. Все таки землячество…

– Я такого не признавал и не признаю! Какое может быть землячество? У нас разное отношения к делу и разные понятия – по жизни…

Когда ко мне обратились направить рабочих в Киев душить Майдан, я засмеялся и не послал, ответив: "Я своих людей на дурные бойни не посылаю!". Хотя в прессе написали: "Идет поезд, тысяча человек едут с комбината Ильича".

Если бы коснулось того, чтобы защищать своих людей, то это другое дело. А так – неизвестно за кого бороться. "Азовсталь" и "Азовмаш" своих людей послали – а мы нет.

– Это же предприятия Ахметова?

– Ахметова. Хотя причем здесь он – он ведь не посылал, а "Регионы", Янукович…

– А с Ахметовым у вас сложные отношения?

– Относительно. Там, где совпадают корпоративные интересы, то мы решаем вопросы вместе. Где нет – то "до свидания". Так у нас построено за все годы.

– Вы, как аксакал донецкой промышленности, помните, как восходил Ахметов, с чего начинал?

– Меня не волнует, пусть этой темой занимаются историки.

– В последнее время ходят слухи, которые озвучила Тимошенко, что Ахметов якобы может стать премьером…

– Не знаю. Хотя я так не думаю – оно ему надо, это премьерство? Да и если бы мне задали вопрос – хочу ли я быть премьером? – я бы сказал: "Нет".

Когда мне звонил Виктор Андреевич и просил, чтобы я стал губернатором Донецкой области, я ему объяснил: "Виктор Андреевич, при всем уважении, – а это же было только начало его президентства, – я в жизни не пойду даже премьером".

И я ему рассказал, как в 1987 году меня вызывал к себе секретарь ЦК КПСС Владимир Иванович Долгих. Тогда меня уже сосватали в начальники производственного управления Минчермета СССР. Это была колоссальная должность, это номенклатура ЦК КПСС! И я отказался, хотя меня чуть не исключили из партии.

У меня тогда хватило мужества, и здесь хватало предложений: идти вице–премьером, министром… Но говорил – я никогда завод не брошу!

…Хотя один раз был случай – я ругался с Виктором Федоровичем, и сказал: "Гарантирую, если бы сел в это кресло премьера, то через полгода Украина стала бы другой страной!"

– А Янукович что?

– Ну, когда разговариваешь с матами, не такое скажешь! Я всегда откровенно говорил и никогда не темнил!

…У меня ж нормальные отношения со всеми. И с Кучмой у меня были нормальные отношения. Он мой коллега – красный директор.

– Говорят, что когда Кучма был президентом, вы были среди его любимчиков?

– Любимчиком? Однажды в 2000 году я восемь месяцев не мог к нему прорваться. И на нас были гонения.

– Но ведь в 2002 году вы стали депутатом по списку пропрезидентского блока "За еду"!

– Да я мог бы стать депутатом в любом созыве, но никогда не хотел идти в парламент. И только по просьбе Леонида Даниловича я сюда пошел. Но я об этом не жалею, хотя сперва был другого мнения. Я понял, насколько здесь сложно работать. Но сколько можно принять нормальных вещей, которые нужны для государства!

В парламенте многие – просто кнопкодавы, но есть и умные люди, которые могут правильно мыслить и принимать правильные решения.

Но самое главное для меня – это работа на комбинате, потому что там куется мощь и богатство государства.

ЮЩЕНКО ДОЛЖЕН ПОНЯТЬ: В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ТЫ – ЧЕЛОВЕК

– По вашему мнению, в чем главная ошибка Ющенко?

– Меня убивало одно: с самого начала он, став президентом, должен был понять – в первую очередь ты человек, а не президент.

Я никогда в жизни не говорил, что я умнее всех. Потому что уверяю: слесарь в своем деле умнее меня. В первую очередь я человек, а потом уже все остальное. А здесь все наоборот…

– То есть что, Ющенко – высокомерный?

– А что, разве нет? Просто возьми и сделай анализ президентства Кучмы – ведь первые четыре года он был нормальный. А власть ведь портит человека!

Как это так, что один человек может решать судьбы людей, разводить всех? Я всегда доказывал Леониду Даниловичу – закон превыше всего! А у нас за эти годы сделано, что закон стал ничем, по боку! И можно снять трубку и решить вопрос по–телефону. Разве может так страна жить?! Ведь за эти годы сотворено столько ошибок, и, к сожалению, они продолжаются.

Самая главная беда Украины сегодня в том, что ничего не меняется, нет нормальной идеологии, нет программы, в которую бы поверили люди. Если взять программы, они одинаковы у всех партий, кроме коммунистов и социалистов.

– Но Тимошенко и Ехануров по–разному проводят политику!

– И в чем же различия их политики?

– Ну, например, Тимошенко проводила реприватизацию, а Ехануров – нет.

– И что с этой приватизацией? Давай все продадим, и что будет дальше? Я вообще был против приватизации. И с самого начала я говорил, что нельзя начинать приватизацию с базовых отраслей.

Но сегодня все понимают, что мы натворили много бед с приватизацией. И когда мне говорят, что не при старой власти это было за те деньги куплены… Через полгода, при нынешней ситуации, никто и копейки за предприятие не даст!

Сегодня за мной бегают "Нежинсельмаш", "Хмельницкийсельмаш" и просят: "Забери бесплатно наш завод". А я говорю: "Не возьму!". Они увидели, как мы развили "Уманьфермаш", при том, что сами гибнут. Но куда мне их брать? Ведь перспективы сегодня не видно.

– Вам не нравится, что на "Криворожсталь" пришли индусы?

– Это плохо. Они уже ставят вопросы, что огнеупоры повезут из Китая, и от этого наши огнеупорные заводы уже начали страдать. Если индусы еще заберут Криворожский горно–обогатительный комбинат окисленных руд и заберут руду, я вообще не представляю, что будет с Украиной.

Никто не поймет одну вещь – они заплатили эти деньги, и они будет все делать, чтобы их вернуть. Их не интересует страна, люди, даже рабочие.

Я, например, при Пинчуке… (осекается) Ну, не секрет, что по Криворожскому железорудному комбинату меня кинули: нас не допустили к конкурсу (по приватизации), я в суд подавал. В декабре позапрошлого года я общался в присутствии одного олигарха – хозяина КЖК… И молодой человек, который является его менеджером, говорит мне в лицо: "Меня не волнуют люди! Меня интересует один вопрос – сколько прибыли я принесу хозяину".

Я ему говорю: "Ты – молодой человек, как тебе не стыдно?! Ты живешь в этой стране, а ты говоришь о прибыли хозяина. Завтра прибыль улетучилась – что ты будешь делать с людьми?".

В итоге мы так и расстались – каждый остался при своем мнении.

В ДОНБАССЕ Я ЗАЩИЩАЮ МОРОЗА, ПОТОМУ ЧТО ОН – НЕ ПОМАРАНЧЕВЫЙ

– Когда вас пригласили баллотироваться в СПУ, вас не смущало, что эта партия много лет боролась с Кучмой и даже была автором кассетного скандала?

– А при чем здесь пленки Мельниченко?! Да, у Мороза хватило мужества выйти и обнародовать эти пленки…

– Но социалисты четыре года несли флаг пленок Мельниченко!

– Уже больше не несут. Я пришел во фракцию и объяснил им свою позицию. Как это так, офицер СБУ записывал президента, ведь он давал клятву на верность родине! Разве люди не общаются на жаргоне, разве есть безгрешные? Нет! А сейчас разве я бы оправдывал того человека, который бы записывал Виктора Андреевича?

– Если будет суд, где как доказательство привлекут пленки Мельниченко, вы согласитесь подтвердить, что на записях ваш голос?

– Слушай, такая ерунда… Я знаю, что если я записан на пленках, то я всегда говорил об интересах государства. У меня отношение к этой истории очень простое: я считаю Мельниченко предателем! Как бы поступили в США, если бы обнаружили, что у Буша в кабинете записывались разговоры? Наверное, посадили бы такого человека на электрический стул, а?

– А если на записях обсуждается коррупция?

– Слушай, что, у Буша нет вопросов, которые он неправильно делает? Уверяю, что нет таких людей! Я делаю массу ошибок. Но самое главное, чтобы ошибки были не преступны.

Ведь на пленках, какие бы не были выражения Леонида Даниловича, ничего преступного нет! Мало ли кого я пошлю, когда меня доведут?! Я уверен, что в жизни Кучма не давал команду убить! Просто его достали, он послал "да разберитесь", но это не значит, что он давал команду. А со слов уже можно было плести то, что хотели.

– Почему вы согласились идти на выборы вместе с Соцпартией?

– Меня с Матвиенковым хотели видеть в предвыборном списке все – спроси, например, у Литвина. Но я ж понимаю одну вещь – мы должны идти или сами, или с социалистами, или с коммунистами. Мы выбрали социалистов, ведь это наша идеология.

Хотя нам сложно. Я постоянно защищаю Мороза в Мариуполе, потому что мне все говорят, что он – помаранчевый. А я доказываю: "Какой он помаранчевый? Он нормальный человек". Флаг у нашего Мариупольского меткомбината имени Ильича – малиновый, и у Соцпартии тоже малиновый. Нормальный флаг и нормальная идеология.

– Вы новую власть постоянно критикуете. Но при этом ваши социалисты сами находятся при власти!

– Могу сказать одно: уверен, что и Николаенко, и Барановский со своими небольшими ошибками, и Луценко, и Семенюк – на месте. В экономическом блоке правительства нет ни одного социалиста.

– А на местах?

– На местах есть. Например, губернатор Донецкой области Чупрун – он беспартийный, хотя по идеологии он и социалист, и коммунист. Если бы сегодня в Донецкой области был другой руководитель, был бы такой кабак, что мало места показалось бы.

– Вы рекомендовали Чупруна на должность губернатора?

– Да. Я говорил: "Виктор Андреевич, это очень порядочный человек, он никогда не пойдет на сделки со своей совестью. Никто ведь не может сказать, что он изменник, предатель. Это как стабилизатор. Но он мыслит так, как и я.

– Партия регионов не обижаются, что вы не пошли по ее списку?

– Обижаются. А что обижаться, если они меня, ассоциированного члена фракции "Регионы Украины", исключили, когда я проголосовал за утверждение Еханурова премьером? При том, что нас с Матвиенковым исключили, а Звягильского, который тоже голосовал "за" - нет…

Ну, ничего, все нормально... Я все равно пошел бы на выборы с социалистами.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх