EN|RU|UK
  1737  4
Все про:язык (3471)

 АНТОН ПУГАЧ: "УКРАИНИЗАЦИЯ ПРОКАТА ОТКРЫВАЕТ РЫНОК НИЗКОПРОБНОМУ РУССКОМУ КИНО"

АНТОН ПУГАЧ: "УКРАИНИЗАЦИЯ ПРОКАТА ОТКРЫВАЕТ РЫНОК НИЗКОПРОБНОМУ РУССКОМУ КИНО" (ЗН)

Представьте, «новые решения» открывают дорогу российскому кино — во всю ширь… Теперь кинотеатры вынуждены будут брать любое низкопробное русское кино, поскольку с ним меньше возни в новых условиях.

Самым яростным публичным критиком «издержек» украинизации проката оказался Антон Пугач, генеральный директор компании «Мультиплекс-холдинг», который сам же довольно успешно прокатывает фильмы на государственном языке. Он инициировал «народный хорал» со сбором подписей. Он же, отвечая на вопросы «ЗН», сообщил и очередную душераздирающую весть: оказывается, из-за наших дубляжных перипетий с украинского проката пока слетают потенциальные оскаровские фавориты — фильмы «Старикам здесь не место» и «Майкл Клейтон».
— Решение Конституционного суда обжалованию не подлежит. Так не является ли вся эта дискуссия по дубляжу — примером нашего исключительного правового нигилизма?

— Решение КС — замечательное. С ним никто не спорит. И Закон «О кинематографии» никто не оспаривает.

— Это интересно. Тогда какие конкретные — по пунктам — правовые позиции, по вашему мнению, попраны действиями госслужбы кинематографии?

— Закон «О кинематографии» и решение Конституционного суда справедливо определяют порядок использования языков в кинопрокате. В текстах этих документов не содержится запрет на демонстрацию фильмов производства США, Франции и других стран с дубляжом на любом языке, а с субтитрами на украинском.

Обращаю ваше внимание, что постановление Кабинета министров Украины №20 от 16 января 2006 г. «О некоторых вопросах порядка распространения и демонстрации фильмов», положениями которого разрешено субтитрировать на украинском языке только фильмокопии с дубляжом на языке оригинала, отменено Киевским апелляционным хозяйственным судом 17 октября 2006 г. постановлением по делу №17/220-А.

И главная мотивация решения суда — содержание статей Конституции Украины, в частности такое: «Применение языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законом».

Этот пункт не дает оснований Кабинету министров или Министерству культуры определять порядок применения языков. Точно так и пунктом 4 части 1 ст.92 Конституции предусмотрено, что порядок применения языков определяется исключительно законами Украины.

Однако приказ министра культуры Украины от 18.01.2008 г. снова таки содержит в себе пункт (№2), который определяет порядок применения языков. В частности. В нём говорится: «Государственной службе кинематографии не выдавать государственное удостоверение на право распространения и демонстрации фильма, если фильм не дублирован (озвучен или субтитрирован) на государственном языке на фильмокопии языка оригинала».

На этот раз не Кабинет министров, а уже министр берёт на себя полномочия законодательного органа.

— Следует ли ожидать рассмотрения этого украинского «прорыва» в Европейском суде? И есть ли сегодня политические силы — может быть, — которые станут грудью на вашу защиту?

— До Европейского суда это дело вряд ли дойдёт. Нарушается Конституция, и президент — как гарант Конституции — выступит на её защиту, убеждён. Или будет судебное решение, но в Украине. Просто как-то второй раз об одном и том же и в суд... Кому-то, видимо, нравится делать из этого водевиль. Язык — это дом бытия человека. Кстати, самая точная метафора на сию тему. Сместить этот вопрос в другой жанр невозможно.

— Защитники вашей позиции утверждают, что ни в одной из европейских стран нет законодательного акта, который бы регламентировал язык кинопроката. Разве так?

— Де-факто во всех странах демонстрируются фильмы на государственных языках. Но де-юре — ни в одной стране ЕС это так жёстко и одномерно не регулируется, о чём нам сообщили многие дистрибьюторы. Мы работаем над тем, чтобы получить документы из законодательных органов этих стран, на бланках которых это будет выглядеть гораздо убедительнее.

— По-моему, даже ежу понятно, что разжигание этого конфликта — показательная акция перед нашими очередными выборами…

— Нет. Никакого политического спектакля в этом нет. Исполнительная власть — конкретно министр и Анна Павловна Чмиль — нарушает Конституцию. Скорее всего, из-за непонимания сути вопроса. Возможно, отстаивают коммерческие интересы тех, кто строит дубляжную студию и копировальную фабрику.

— Вы довольно образно критикуете власть по заданной теме. Мол, «оранжевое правительство превращается в коричневое». Специально, что ли, на рожон?

— Я уверен, что такая политика вредит прежде всего оранжевым политическим силам, которым именно сейчас предстоит доказать обществу, что они не становятся коричневыми. (К слову, я сам активно участвовал в событиях 2004 года на стороне команды президента.) И убеждён, что значительная часть столичной коммуникативной элиты, когда разберётся в сути вопроса с неконституционной украинизацией кинопроката, раз и навсегда откажет правящему блоку в симпатиях, если этот вопрос не будет отрегулирован на основе Конституции и закона.

— А если «будет»?

— Поймите, невозможно в XXI веке всерьёз говорить о том, что «нация» — это одно, а «национальность» — другое. В разных странах в разные времена у всех таких понятий совершенно различный смысл. Ибо это культурные понятия, а не природные. На этом построена либеральная этика.

И наоборот, есть жёсткий концептуализм, свойственный идеологам, занимавшимся «нациестроительством». Характерно, что на Западе до сих пор по этому поводу цитируют, полемизируя, Сталина, который в работе «Марксизм и национально-колониальный вопрос» отмечал: национальные права можно предоставлять только в том случае, если народ имел общий характер, язык, территорию, экономическую жизнь и психический склад.

Странно, что сегодня и у нас приходится спорить с такими авторами. Если исполнительная власть настойчиво и повторно предпринимает действия, связанные с компетенцией законодательного органа, нарушает Конституцию и занимается вопросом регулирования порядка применения языков, то это национализм вне всякого сомнения. Ведь все понимают: запрет на выход фильма связан с тем, что он дублирован не на государственный язык, а на язык национального меньшинства.

— Как трактовать еще одну вашу смелую сентенцию, озвученную «Украинской правдой», мол, «вытеснение русского — это и месть за прошлое, и ограничение влияния не совсем дружественного соседа…»? Не слишком ли глубоко копаете?

— А так и понимать. Не в том суть, дружественный сосед или нет. Суть в том, каково общественное мнение в нашей стране на этот счёт. В министерстве рассчитывали, что шум по такому деликатному вопросу попросту побоятся поднять. Поскольку любой человек, который, как и я, хотя бы косвенно противостоит политике поддержки государственного языка, рискует многим, если не всем.

Но, представьте, я за украинский язык в кинопрокате даже больше, чем это есть в нынешнем законе. Я выступаю за изменение формулировок, предусматривающих возможность делать субтитры на всех копиях. Необходимо в законе закрепить обязанность выпускать в прокат фильмы с украинским дубляжем на большинстве копий. Остальную часть прокатывать в том виде, в котором это покажется уместным прокатчику. Ибо вариантов множество, а решение — за рынком. Повторю, закон должен быть таким, чтобы украинский язык звучал в кинотеатрах. Ибо субтитры — это же ещё и обеднение содержания, связанное с неизбежным сокращением текста.

Тем, кто только по признаку применения русского языка навешивает ярлыки «враг» и «неверный», а я уже это слышу, в том числе и в свой адрес, рекомендую формулу Гегеля: «Происхождение явления не отвечает за его сущность». Насильственная и сколь угодно преступная русификация не отменяет самого качества этого языка и не делает его носителей граждански сомнительными субъектами!

— Какова, на ваш взгляд, роль (экономическая, политическая etc.) в дубляжных перипетиях персонально г-на Батруха — одного из самых последовательных лоббистов украинизации проката в разных регионах страны?

— У меня нет достаточного количества фактов, чтобы я говорил о какой-то особой его роли в этом вопросе. Могу прокомментировать лишь то, что прозвучало в министерстве. Он, человек, которому хорошо известна моя оппозиционная точка зрения, не преминул сообщить с документами в руках, что кинотеатры именно моей сети всегда и без каких-либо оговорок берут в прокат украиноязычные копии. Более того, именно мои кинотеатры больше других на этом зарабатывают.

Это говорит о том, что он пытается быть объективным. Как это ни странно звучит. Ибо ему, человеку, недавно живущему в Украине, конечно, следовало бы быть осторожнее в столь щекотливом вопросе. Общественность страны, ее интеллигенцию прежде всего должен насторожить тот факт, что мнение г-на Батруха, этнического украинца, но не гражданина Украины, не разделяет ни один дистрибьютор, среди которых все — граждане нашей страны. Тот факт, что он первым открыл в стране современный кинотеатр, — неоспоримое достоинство. Но одно это не может иметь решающего значения.

Меж тем именно он — бессменный участник всех совещаний в госорганах и союзник столь одномерной государственной политики. Разве это не свидетельство того, что государство поощряет этнический патриотизм настолько, что точка зрения этнического украинца выше точки зрения всех других вместе взятых участников рынка?

Меня, украинца, сына известного физика (который читает лекции в нескольких странах Европы от имени государства Украина, а в самой Украине давно и добровольно читает лекции на украинском языке), сына матери — общественного деятеля, председателя киевского филиала общества популяризации украинского языка «Просвіта», — меня это глубоко возмущает! Понимаешь? Однако вижу, что Батрух осознал ошибочность своей прямолинейности. И вряд ли будет против моих инициатив изменить закон таким образом, чтобы украинский язык звучал в кинотеатрах. И, конечно, не на всех 100% копий. Но на большинстве.

— Неужели вы согласны с наивным мнением, будто люди перестанут ходить в кино только потому, что будет украинский дубляж — пусть даже не всегда качественный?

— У этой медали есть две стороны. Одна — спекулятивная, вторая — плоскость реальных проблем. Её и коснусь.

Первое. Если, например, субтитрировать все фильмокопии с оригинальным дубляжем, то ни при каких обстоятельствах на территории Украины сделать это сегодня не представляется возможным. Каждую неделю в прокат выходит до 150 копий. Отечественные мощности позволяют сделать субтитры не больше чем на 20 экземплярах.

Второе. Если все фильмы в один день, а именно так и стоит теперь вопрос, начать дублировать на украинский язык, то последует целый набор проблем.

Для осуществления самого дубляжа абсолютно всех фильмов, а их в прокат выходит в среднем до трех в неделю, необходимо задействовать каждую неделю до 50 различных актёров, а в месяц — до двухсот человек. Если сегодня и существует такое количество профессиональных актёров, то вопрос, есть ли у них на это время — ведь многие задействованы в театре, на ТВ, радио. Подчёркиваю, не все профессиональные и талантливые могут дублировать художественный фильм. Звук в кинотеатре — это не звук на телеэкране. Современное кинотеатральное звуковое оборудование передаёт мельчайшие нюансы интонации и тембра голоса, с которыми связана такая проблема, как неконгруентная идентичность. Представьте себе, чтобы человек с голосом Высоцкого дублировал Леонардо ди Каприо. Это нонсенс. А между тем сейчас именно это и происходит, ибо дефицит голосов с тембрами различного рельефа налицо. Прокатчики сознательно халтурят, откровенно пренебрегая интересами зрителей, но зато выполняют закон. Государство вполне могло бы какие-нибудь спецкурсы профинансировать, чтобы решить эту проблему.

Осуществлённый дубляж негде сводить. Финальная фонограмма, где все голоса накладываются друг на друга и смешиваются с интершумом, в Украине также пока не может быть сделана. Говорят, в ближайшее время появится какая-то студия. Но выполнять-то требуют сей час.

Нет серьёзных мощностей для еженедельной печати тех же, к примеру, 150 копий (а ведь в некоторые недели выходит уже и 200 копий). По различным оценкам, сегодня в Украине можно напечатать не более 50 копий в неделю и, по общему мнению, весьма сомнительного качества. Также под вопросом, как поведёт себя оборудование, которое начнут использовать в таком интенсивном режиме. Нет и персонала, который мог бы обслуживать технику с нагрузкой, в 50 раз больше вчерашней.

Многим правовладельцам уже невозможно получить право использовать интернегатив — это копия фильма на негативной плёнке, с которой осуществляется печать позитивных копий.

Зрители нашей страны быстро заметят, как сужается репертуар. Как голливудские студии, так и независимые компании будут выпускать теперь только те фильмы, которые смогут окупить затраты на их выпуск. Это около 40—60 тыс. долл. дополнительно на каждый фильм, а то и больше, ибо если в одночасье дублировать или субтитрировать абсолютно все фильмокопии да ещё и в таких специфических условиях, как наши, то могут всплыть неожиданные сюрпризы. В том числе и поднятие цен монополистами. Пока сняты с проката лидеры оскаровской гонки «Майкл Клейтон» и «Старикам здесь не место» братьев Коэнов.

Представьте, «новые решения» открывают дорогу российскому кино — во всю ширь… Теперь кинотеатры вынуждены будут брать любое низкопробное русское кино, поскольку с ним меньше возни в новых условиях. Из России копии фильмов так называемого второго и третьего сорта будут поступать сразу с субтитрами на украинском языке и беспрепятственно занимать место в прокате, ибо фильмы США, Франции и других стран из той же весовой категории на рынок выйдут в крайне усечённом объёме.

Все эти вещи хорошо известны как минимум руководителю службы кинематографии. Но каким-то удивительным образом сформулированные интересы государства — превыше всего. Превыше чего? Объективной реальности? Тем не менее факт: прокатчики были готовы выкручиваться, печатать всё за рубежом, снижать качество дубляжа и т. д.

Эта история — ярко выраженный факт того, как интересы и права гражданина оттеснены на второй план. Вместо того чтобы стать осью строительства гуманного, успешного государства. Надеюсь, что это политика всего двух-трёх человек в гуманитарной сфере.

А обсуждать вопрос, пойдут или не пойдут люди в кино, если все фильмокопии будут дублированы на украинский язык, — досужие рассуждения.

Суть не в этом. Хотя в южных и восточных регионах, безусловно, будет снижение посещаемости. Возможно, лишь временное.

Из досье

Антон Пугач в свое время руководил «Кінопалацем». Ныне — генеральный директор «Мультиплекс-холдинга», крупнейшей сети многозальных кинотеатров. В 1997 г. был первым украинским журналистом, сделавшим специальные репортажные программы о Каннском кинофестивале (в последующие годы выпустил шесть таких циклов). Учился на Высших курсах сценаристов и режиссёров в Москве в мастерской Петра Тодоровского. На форуме «Кино Экспо 2007» публично отказался от награды «За вклад в развитие кинопроката Украины» «в связи с непрозрачностью процедуры определения победителя».

VEhrNGRrdzVSMUF3VEdaU2FUbEROZz09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх