EN|RU|UK
  622  11

 ВРЕДНЫЙ ДЕШЕВЫЙ ГАЗ

И для российского, и для украинского патриота нет и не может быть зрелища отраднее, чем российско-украинская дискуссия на газовую тему...

И чем дальше заходят стороны в своих гневных инвективах по поводу того, кто и на ком упустил больше миллиардов долларов прибыли, тем больше шансов на то, что перестройка постсоветского экономического пространства завершится быстрее. В реальности нынешняя ситуация, при которой газовые взаимоотношения двух стран строятся на системе политических договоренностей, не выгодна ни одной из сторон. А аргументы, появляющиеся в публичном поле в ходе "газовой" дискуссии, влияют на поведение российского и украинского бизнеса.

То, что "газовая война" России и Украины является вполне себе "потешным сражением" в петровском духе, очевидней некуда. На дворе декабрь, и, если рассматривать ситуацию трезво, ни один экономический агент ни в России, ни на Украине не сможет толком акцептировать пользу от изменений режима торговли. Бюджет "Газпрома" на 2006 года уже сверстан, равно как в целом и бюджет России на тот же срок. $3,6 млрд, которые президент России совершенно справедливо считает упущенной выгодой для "Газпрома", если они будут получены, смогут быть расписаны на соответствующие проекты "Газпрома" лишь к середине лета, а то и к 2007 году.

В принципе до весны 2006 года с экономической точки зрения стороны могут расслабиться. Закачка газа в подземные газохранилища осенью 2005 года уже завершена, известен режим, в котором газ будет расходоваться. Отключить Украину от газа с 1 января 2006 года "Газпром", даже имея для того все основания, сможет лишь ценой больших собственных потерь. Дело даже не в том, кто и кому предъявит штрафные санкции в ЕС, а в том, что нарушение графика поставок газа потребует от "Газпрома" крупных расходов на аварийную координацию распределения газа по потребителям внутри России, по белорусскому участку трубопровода и по польским сетям.

Куда торопиться, к чему грозить вентилем, если вентилем ударит тебя в первую очередь? В "Газпроме" хорошо помнят, сколько ему стоили "газовые войны" с Белоруссией два года назад.

Взаимный переход на европейские уровни цен на транзит и поставки сразу не обогатит ни одну из сторон: рост цен на транзит по Украине компенсируется ростом цен на импорт газа Украиной. Долгосрочные последствия для России тоже не самые сладкие. "Газпром", например, является крупным клиентом украинского машиностроения и трубного сектора местной черной металлургии. Российские потребители украинского металла, удобрений, агропродукции, наконец, труда украинских рабочих на российском рынке немедленно получат возвратный счет от Украины на все их услуги и товары. Если верить словам представителей правительства России о том, как тесно и неразрывно на самом деле связана экономика Украины и России и как украинский производитель заинтересован в российском рынке, то они первыми должны хвататься за голову: "Граждане, сейчас украинские строители поднимут цены на ремонт квартир ровно на тот же процент, на который выросли цены на газ в Киеве. Мы тут ни при чем". А что бы вы хотели – украинцы не могут себе позволить зарабатывать сильно меньше. Они богаче-то не стали.

Все бы так, если бы российские и украинские производители чего угодно не были конкурентами и на российском, и на мировом рынке. Экс-премьер Украины Анатолий Кинах уже объявил, что при цене газа в $103 за тысячу кубометров украинская металлургия и химия прекратят работать. Россия, выставляющая минимальный счет за газ в $160 за тысячу кубометров, очевиднейшим образом может воспользоваться безвременной смертью конкурирующих химиков и металлургов – мы получаем газ дешевле. Поддержка отечественного товаропроизводителя произойдет бесплатно, если не с прибылью для государства российского, и будет эффективной.

В теории это ровно так и есть – и именно такой результат максимально отвечает долговременным интересам и украинских, и российских граждан. Низкие внутренние цены на энергоресурсы не являются на самом деле полезными ни для Украины, ни для России. Для Украины относительно дешевые газ и электроэнергия – это, по сути, главный ресурс местного предпринимательского сообщества, которому сейчас мало интересна и конкуренция, и сокращение энергоиздержек, и технологические инновации.

До тех пор пока Россия дарит Украине дешевую рентабельность местного бизнеса, никакой внятной мотивации ни конкурировать качеством, ни совершенствовать управление, ни, наконец, вытеснять друг друга с местного рынка у местных бизнесменов нет.

Развитием бизнеса может быть лишь развитие отношений с местным начальством, способным выбивать лимиты на "бюджетный" газ. При дорогих ресурсах украинская экономика будет вынуждена делать лишь то, что миру, и в том числе России, интересно получать на мировых рынках. Можно даже перечислить, что именно. Уголь. Продукцию металлургии высоких переделов. Агропродукцию. Продукцию машиностроения. Качественную химическую продукцию. Пример Польши, Чехии, Венгрии, получающих газ по ценам, недалеким от европейских, показателен: они крайне эффективно конкурируют и с российскими, и с украинскими производителями на тех же самых рынках и о дешевом газе никого не молят. Отметим, что высокие цены на газ там соответствуют высоким доходам населения – понятно, отчего. Искусственно заниженные цены в экономике почти всегда означают низкие зарплаты – они увеличивают доходы тех, кто покупает искусственно дешевые товары.

Но вряд ли российским производителям, которые получат естественное преимущество перед украинскими, в этом случае придется долго радоваться. Все аргументы в пользу роста цен на газ на Украине так же действуют и в отношении России. К тому же потребностей в деньгах у "Газпрома" куда больше, нежели возможностей заткнуть финансовые дыры. Все доходы от того, что украинский бюджет вернет России искомые $3,6 млрд плюс миллиард доходов от изменения принципа взымания НДС (его при сегодняшних раскладах получает именно он), "Газпром" немедленно забюджетирует в своих проектах. И с 2007 года единственным способом для газовой монополии найти деньги на следующие проекты, а они непременно появятся, такова логика развития любой компании, будут искаться уже в повышении цен на газ внутри России. И сомнительно, что команде Алексея Миллера не удастся добиться того, что она и так планирует сделать с 2007 года, – либерализовать внутренний рынок газа. В перспективе российская энергопромышленность все равно перейдет на единую формулу цены для всех потребителей от ЯНАО до Франции – "себестоимость добычи плюс маржа на локальном рынке плюс цена транспорта до этого рынка".

Переводя на европейские цены на газ Украину и не делая этого для России, мы в России совершаем ошибку – даем нашим украинским конкурентам фору для перестройки собственной экономики.

Впрочем, вряд ли это произойдет на деле. Политическим властям и на Украине, и в России сейчас невысокая цена на энергоносители достаточно выгодна. На Украине она позволяет маневрировать на популистском поле, не предпринимая решительных экономических реформ. В России она позволяет оставлять конкурентно слабым местный бизнес, который в противном случае достаточно быстро заинтересовался бы, не является ли коррумпированная власть его конкурентным недостатком – сейчас это с лихвой компенсируется избытком нефтегазовых доходов. А вот скандал вокруг цен на газ выгоден президенту Украины Виктору Ющенко: ему как нельзя кстати повод для националистических выступлений и возрождения – в пику Юлии Тимошенко – борьбы с русским империализмом как составляющей перманентной "оранжевой революции".

Наконец, для Кремля газовый скандал – отличный повод практически на пустом месте и безопасно поговорить о том, что развал СНГ, провал идеи единого экономического пространства и прочие радости – следствие козней внешнего врага, а не результат непоследовательности и беспринципности во внешней политике. Рычагов для обрушения украинской экономики у России полно, взять хотя бы производителей алкоголя с Украины, которые производят горилку в тепличных по сравнению с Россией условиях и продают ее в России. Но за этот рычаг в "потешных войнах" не хватается никто, хотя он очевиден. Договорный матч? Но и в отсутствие результатов он полезен.

В первую очередь потому, что наиболее вменяемая часть российского бизнеса в ходе газовой полемики начала осознавать, что скоро дешевый газ закончится и в России.

А к тому же пока власть в России ищет внешнего врага, у нее остается меньше ресурсов и времени для поиска врага внутреннего.

Источник: Дмитрий Бутрин, Газета.Ru
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх