EN|RU|UK
  413  8

 СНГ: СТОЛЬКО ЛЕТ, И ВСЕ В ПРЫЩАХ...

Четырнадцать лет назад Россия, Украина и Белоруссия решили придать "процессу распада СССР организационную форму". "Форма" была выбрана надлежащая, вполне адекватная
уровню представления тогдашнего руководства о геополитике: Содруж

Кто конкретно придумывал на скорую руку и, если верить некоторым мемуарам, на нетрезвую голову столь незатейливую аббревиатуру, сегодня уже сказать сложно. Главное, что участники Беловежских соглашений сделали почти все для того, чтобы СНГ даже отдаленно не смахивало на СССР и никогда в будущем не претендовало им стать. И дело даже не в том, что поспешный сговор трех славянских республик за спиной девяти бывших советских "сестер" (страны Балтии уже тогда можно было не брать в счет) поставил в сложную ситуацию руководство закавказских и среднеазиатских республик, оставшихся один на один со своей оголтелой радикально-националистической оппозицией (21 декабря они, за исключением Грузии, все же примкнут к СНГ).

Хуже всего, что у подписантов Беловежских соглашений не было и толики желания оставаться вместе - лишь стремление продемонстрировать это своим народам, упредить шок от распада единого социокультурного пространства. Это сегодня экс-глава Украины Леонид Кравчук говорит, что, повернись время вспять, он "внес бы в договоренности пункт о едином экономическом пространстве, о сохранении рынка". Тогда ни он, ни люди в его окружении (впрочем, как и люди в окружении Бориса Ельцина) и не подозревали о существовании какого-то там "единого экономического пространства", которое нужно спасать, а их представления о рынке хорошо известны по 90-м годам. Впрочем, не подозревали они и о многом другом, о чем следует знать политикам, вершащим историю.

В том, что сегодня СНГ еще дышит, нет вины или заслуги Ельцина, Шушкевича и Кравчука. Великая инерция великой страны гонит перед собой поверье о тяге народов бывшего СССР жить под одной крышей. Некогда это было правдой. Тягу к единству исторической общности, именуемой советским народом, различные лидеры стран Содружества в прошлом одновременно и опасались, и эксплуатировали. Но с уходом каждого из них - кого на пенсию, кого в изгнание, кого в мир иной - фактор ментальной интеграции перестал быть существенным: время шло, а народы и не думали обижаться на своих медлительных правителей за неспешность в процессах объединения и даже налаживания простых добрососедских отношений между некогда братскими республиками. Эти народы примирились со своей независимостью, привыкли к сопутствующим издержкам, и если что и требуют, то либо очередной "революции роз", либо пожизненного правителя.

Ностальгия по СССР ушла в прошлое. Ее сменила мода на СССР и соответствующую атрибутику. Зритель в Москве, Ереване и Кишиневе с удовольствием слушает газмановское "Сделано в СССР", обменивается понимающими взглядами с соседом и идет голосовать за вполне себе национальные партии.

СНГ 14 лет спустя - это 14-летие упущенных возможностей. Наверстать потерянное уже невозможно - страны ушли далеко. Правда не вперед, как это предполагалось, а куда-то вбок. По этой причине существуют серьезные проблемы с экономической интеграцией хотя бы нескольких стран, не говоря уже о всех. Что касается политической интеграции, то на примере России и Белоруссии видно, как непрост этот путь.

По сути СНГ уже давно существует только в формате "клуба президентов". О структурах Содружества и его чиновниках рядовому жителю СНГ известно примерно столько же, сколько о работе офиса генерал-губернатора Австралии. Возникающие проблемы главы государств, как правило, решают между собой келейно - они ведь умеют пользоваться телефонами, а если надо, могут и съездить друг к другу. СНГ как самостоятельное образование родилось виртуальным и таковым осталось: оно не в силах всерьез заняться наднациональными проблемами даже тогда, когда этим совершенно очевидно нужно заниматься, как в случае борьбы с терроризмом. Да, спецслужбы многих бывших республик СССР сотрудничают в борьбе с этим злом, но формат СНГ тут явно ни при чем.

Налицо лишь один плюс: на очередном саммите Содружества, собираясь вместе, лидеры стран получают возможность быстрее договориться по требующим решения вопросам, не теряя времени на посреднические усилия. Однако и этим шансом, откровенно говоря, они редко когда пользовались.

Страны СНГ сегодня так же разобщены, как были разобщены их лидеры (но не народы) 14 лет назад. Украина, Молдова и Грузия находятся в состоянии фактической конфронтации с Россией, которая пытается наказать их за политическое непослушание установлением "справедливой цены" на сырье и пошлинами на спиртное. Азербайджан и Армения так же далеки от замирения, как Молдова и Приднестровье. Постсоветское пространство фрагментируется, в нем все сложнее отыскивать векторы.

Если и есть что-либо связывающее Россию с СНГ, так это порядка 10 млн мигрантов, постоянно в ней проживающих. Этих людей сегодня называют гастрабайтерами, иностранцами, нацменьшинствами и т.п. Они граждане "второго сорта" именно потому, что относятся к "ближнему зарубежью". Говорят, что в скором будущем их пребывание в стране все же будут легализовано: они нужны российской экономике. И российская экономика нужна им. Так бывшие граждане СССР выбрали свои путь интеграции. Он менее презентабелен чем тот, что был обещан в далеком девяносто первом. Зато вполне реален.

Источник: Александр Крайчек, Утро.Ru, РФ
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх