EN|RU|UK
  366  1

 ПИСКУН НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ

Пожалуй, собственно юридический аспект — не самый главный в комедийной коллизии с двумя генеральными прокурорами. Глобально эта ситуация является прямым следствием махрового правового нигилизма, возведенного в ранг государственной политики и пресловутых д

Договоренностей, последствием которых стал, в частности, С. Пискун в кресле генпрокурора, что было одним из первых шагов принципиально новой, как тогда казалось, власти, сильно удививших общественность. Плоды этих действий власть пожинает сегодня, но, к сожалению, не только она.

Понятно, что даже если вдруг суд снова «подкачает», приняв сторону истца — С.Пискуна, то мастера подковерных игр на высшем уровне ситуацию разрешат — поторгуются и договорятся. Ну, например, сойдутся на том, что определенная политическая сила примет в свои объятия так сильно «подорожавшего» за последнюю неделю прокурора, может, на самом высоком уровне ему гарантируют получение весомой должности и т.д. Двух генпрокуроров, надо полагать, не будет, но, как говорится, осадок останется. Кстати, по некоторой информации, указ Кучмы о восстановлении Пискуна в должности не отменен по сей день.

Как известно, Шевченковский суд столицы постановил отменить указ президента об увольнении Святослава Пискуна и восстановлении его в должности. В связи с этим Сергей Головатый посоветовал журналистам написать в своих заголовках: команда президента первую битву проиграла, но она выиграет войну. Оптимизм министра вселяет надежду. Однако предвкушаемой победе уже суждено быть пирровой. Потому что власть выглядела смешной и беспомощной. Потому что иск генпрокурора, не впервые восстанавливавшегося через суд, все равно произвел эффект «ЧП в части». Потому что неутомимо веселя публику своими заявлениями, отставной генпрокурор выиграл первый бой, несмотря на личное присутствие действующего министра юстиции среди оппонентов. Власть уже сегодня вчистую, окончательно и бесповоротно проиграла информационную войну этому чемпиону по возбуждению пустопорожних уголовных дел. И никакое окончательное решение суда или иное разрешение ситуации существенным образом на это впечатление уже не повлияет. Потому что в прошлый раз Пискун, если и был уволен незаконно (еще Кучмой), так и восстановлен был незаконно, о чем неоднократно писало «ЗН». Но это никого наверху не беспокоило. В конце концов потому, что иск Пискуна, о котором он заранее предупреждал, частично парализовал работу как минимум двух солидных учреждений.

В непростом положении оказалась Генпрокуратура. Сомнительно, чтобы ее сотрудники были в состоянии сегодня всецело отдаваться любимой работе. Что уж говорить о прокурорах, назначенных А.Медведько, который затеял с президентом решительные кадровые перемены. Самому А.Медведько вообще не позавидуешь. Нервы-то не железные, а приходится сидеть в выходные в своем кабинете, когда неподалеку многозначительно маячит восстановленный Пискун, «делая вид, что прогуливается». То есть понятно: мысли всех сотрудников заняты исключительно тем, чтобы как можно тщательней исполнять свой долг. В перерывах между репортажами из зала судебных заседаний, где решается судьба их начальника — то ли бывшего, то ли действующего.

Еще в одной уважаемой конторе вообще, наверное, важные бумаги скоро тюками будут вываливаться из окон. Новоназначенный министр юстиции, поди, не успел еще организовать работу подчиненных таким образом, чтобы в отсутствие компетентного шефа дела в Минюсте шли своим чередом, как хорошо отлаженный механизм. Пока что единственное дело, которому всецело отдался новый министр, — это избавить страну от непотопляемого генпрокурора. Дело-то, без преувеличения — государственной важности, но пока что получается, как видим, плохо. Увы, привезя с Парламентской ассамблеи Совета Европы «скальп» посрамленного Пискуна президенту, С.Головатый ввязался по долгу службы в изматывающие бои уже, как оказалось, не на своей территории. Тут суд неожиданно и дерзко явил полную независимость от исполнительной власти. Ну, правда, не совсем неожиданную. У С.Головатого, как оказалось, было что-то вроде оперативной информации относительно судейского сговора на высшем уровне. Когда он ее обнародовал, сам факт никого особенно не удивил. Странно было, что такие вещи говорит министр юстиции. Еще и сопровождает их рекомендацией, прямо скажем, мало совместимой со столь высоким постом ораторствующего. С.Головатый так прямо и сказал: «Я не желал бы ни одному гражданину Украины обращаться за защитой своих прав к таким судьям. Нет справедливости у этих судей, и никто больше не может на нее рассчитывать», «судьи Шевченковского районного суда нанесли непоправимый удар по авторитету судебной власти вУкраине», «не придет Пискун, не сядет в кресло, потому что тогда следует признать, что в Украине нет власти, а есть судейский произвол, диктатура судей или, скажем, судейская мафия, которая руководит страной».

По правде говоря, чувства С.Головатого близки немалому количеству клиентов отечественной судебной системы. Однако непонятно, как может позволять себе озвучивать их во всеуслышание министр юстиции. Зачем нужно было давать все эти комментарии, которые не вызывали ничего, кроме раздражения и удивления беспомощностью власти? Власти, уволившей Пискуна, который, как обычно, был за шаг до подвига — аккурат собирался взять за горло заказчиков убийства Г.Гонгадзе и воздать должное хозяйственной деятельности П.Порошенко.

Остается открытым также вопрос, для чего было нужно личное участие министра юстиции в деле такого рода? Чтобы создать устойчивое впечатление давления на суд? Ну не возит же президента министр транспорта собственной персоной. Зачем было повышать статус мероприятия?

Мало того, президент еще прокомментировал происходящее: «Отставка генерального прокурора находится — в соответствии с Конституцией страны — в полной компетенции президента, и я в этом вопросе действовал исключительно по букве и духу украинской Конституции». Царское ли это дело — заверять народ в законности собственного указа?

А вот Святослав Михайлович, покуражившийся на прошедшей неделе от души, говорит, что по-другому стал смотреть на президента — как на своего будущего клиента, поскольку тот де нарушил закон...

В общем, пока что остается надеяться, что не подтянется поучаствовать в этом споре за кресло генпрокурора хотя бы экс-генпрокурор Потебенько. А иначе — вот это конкурс будет на место!

Несколько слов о так пока что и не прояснившейся юридической сути вопроса. «ЗН» писало о решении Конституционного суда от 7 мая 2002 года по делу об официальном толковании статей Конституции относительно подведомственности актов о назначении или увольнении должностных лиц. В соответствии с ним, «трудовой спор» генерального прокурора должен разрешаться Конституционным судом. Поскольку речь идет о конституционно-правовой ответственности должностных лиц, в частности премьера и генпрокурора.

Представители ответчика полагают, что, в соответствии с Конституцией, президент обладает правом увольнять генпрокурора без объяснений и указания причин. Если возникают вопросы относительно конституционного положения о праве президента увольнять генпрокурора, толковать это снова-таки должен Конституционный суд, а не Шевченковский.

В связи с возникшей коллизией юристы, как обычно, дают самые противоречивые комментарии. От однозначного признания безусловного права президента увольнять генпрокурора до всецелой поддержки решения Шевченковского райсуда (несмотря на то что мотивировочная часть этого решения не была обнародованной). Целостной оценки ситуации, начиная с ответа на вопрос, мог ли райсуд рассматривать дело о восстановлении Пискуна, нам услышать так и не удалось.

Владимир Мойсик, глава парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, один из кандидатов на пост генпрокурора, в интервью «Главреду» отметил: «Я ссылался на решение Конституционного суда, который разъяснил, что есть ряд лиц в государстве, которые могут быть уволены только через призму политической ответственности, без объяснения причины. Например, премьер-министр Украины. Если же это касается и генерального прокурора, и так расценил президент, что тот является субъектом политической конституционной ответственности, то глава государства должен был об этом написать в указе. Но президент на протяжении трех недель и словом не обмолвился, почему он уволил Пискуна. Вместе с тем глава его секретариата г-н Рыбачук налево и направо комментировал: беспорядки в работе, не расследование дела Гонгадзе, не взяли на экспертизу кровь президента… То есть глава секретариата причиной увольнения считает не ту, которую должен был бы считать президент, — «за значительные недостатки в работе генерального прокурора». Вот здесь, извините, генпрокурор имеет право судиться».
Источник: Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх