EN|RU|UK
  281  1

 «ЗАМОЖНОВЛАДЦІ»

Стараниями особо впечатлительных консультантов, не сумевших сдержать удивления, информация о резком увеличении денежного содержания парламентариев, собственно говоря, и вышла за пределы депутатского корпуса. А цифры действительно впечатляют.

Вот уже второй месяц подряд украинские народные избранники возвращаются из парламентской бухгалтерии с гораздо более толстыми кошельками, чем это было раньше. И это могло бы оставаться тайной для их избирателей еще довольно долго, если бы некоторые из них не поручали забирать причитающиеся выплаты своим помощникам. Стараниями особо впечатлительных консультантов, не сумевших сдержать удивления, информация о резком увеличении денежного содержания парламентариев, собственно говоря, и вышла за пределы депутатского корпуса. А цифры действительно впечатляют.

Точный размер денежного довольствия народного депутата назвать сложно. Поскольку он зависит от того, рядовой это парламентарий или глава комитета. А есть еще первые заместители комитетских начальников, просто заместители, председатели подкомитетов. Кроме того, существует система всевозможных надбавок, скажем, за научную степень или почетное звание. С учетом этого прежняя зарплата народного депутата составляла сумму от четырех до пяти тысяч гривен. Теперь же, после ее увеличения, она колеблется от 18 до 25 тысяч гривен. Депутатское довольствие выросло не в два и даже не в три, а в четыре-пять раз.

Справедливости ради следует признать, что увеличение доходов парламентариев произошло не после соответствующего решения Верховной Рады. Оно стало следствием июльского постановления правительства Юлии Тимошенко, которым были значительно повышены оклады членов Кабинета министров. Законом же о статусе народного депутата Украины в вопросах материального и социально-бытового обеспечения парламентарий приравнивается к члену Кабинета министров. А значит, пришли к заключению те, кто ведает финансовым обеспечением парламентариев, решение о повышении министерских зарплат автоматически влечет за собой увеличение зарплат депутатских. «Мы ведь и так отреагировали на правительственное постановление не сразу, а спустя пару месяцев», — заметил в разговоре с «ЗН» представитель парламентского комитета по вопросам регламента, депутатской этики и организации работы Верховной Рады Украины.

Хотя, думается, истинные причины медлительности народных избранников вовсе не в их скромности. Все-таки численность депутатского корпуса страны раз в двадцать превышает количество украинских министров и вице-премьер-министров. А если в закон о статусе народного депутата вчитаться внимательнее, то станет ясно: чтобы представить сумму, необходимую для выплаты месячного довольствия всему составу Верховной Рады, одного лишь умножения министерского оклада на 450 недостаточно. «Народному депутату на протяжении всего срока выполнения депутатских полномочий ежемесячно компенсируются расходы, связанные с выполнением этих полномочий», — говорится все в том же законе о депутатском статусе. Размер этих компенсируемых расходов равен месячной зарплате нардепа и не облагается налогом. Расходуется он, по словам самих депутатов, на канцтовары, аренду офисов, поездки и прочие «мелочи». Мало того, к размерам депутатского оклада привязана еще одна строка расходов — сумма, которую народный избранник получает для оплаты труда своих помощников-консультантов. Она составляет два месячных содержания парламентария. Правда, в полном объеме эта строка депутатского бюджета, как сообщил «ЗН» первый заместитель главы регламентного комитета Сергей Сас, как правило, не финансировалась. До повышения депутатских зарплат на помощников парламентарию выдавалось «всего» семь тысяч гривен. После же повышения эта сумма также подлежит увеличению.

Скорее всего, заминка с повышением депутатских окладов была связана с тем, чтобы подсчитать весь объем резко возрастающих трат на обеспечение деятельности парламентариев, а главное — прикинуть, выдержит ли такую нагрузку государственный бюджет. Судя по тому, что зарплату депутатам подняли, было решено, что выдержит. Попытки «ЗН» выяснить происхождение тех немалых дополнительных средств, которые необходимы для осуществления операции «Депутатское благоденствие», были не особо успешными. В аппарате Верховной Рады на наш вопрос ответили довольно туманно: «Готовя почву для повышения депутатских зарплат, правительство специально для этого саккумулировало средства». Можно было бы на этом и успокоиться, если бы не червь сомнения: а разве не в строгом соответствии с утвержденным Верховной Радой бюджетом или принятыми ею же поправками к закону о бюджете должны производиться выплаты из госказны? В регламентном комитете ВР нам сообщили, что такие поправки, предполагающие увеличение расходов на нужды депутатского корпуса, как будто вносились. Но уточнить, когда и в каких объемах, не смогли. Пришлось нам самим сравнивать цифры в первоначальном варианте закона о госбюджете, принятого в декабре прошлого года, и в ныне действующей его редакции.

В законе о государственном бюджете Украины на 2005 год предусмотрено несколько статей расходов, связанных с жизнедеятельностью Верховной Рады. Среди них и организация официальных приемов парламента, и визиты украинских депутатов за границу, и организационное (с информационно-аналитическим и материально-техническим) обеспечение законодательного органа, и некоторые другие. Самая крупная сумма трат в этом ряду, более 455 миллионов гривен, приходится на содержание аппарата ВР. Второе место занимает осуществление законодательной деятельности. На это отведено чуть более 280 миллионов гривен. Из них 93 с половиной миллиона значатся в графе «оплата труда». Они-то, судя по всему, и составляют тот фонд, из которого берутся средства на ежемесячное депутатское довольствие. Так вот, суммы, заложенные в бюджет на содержание наших дорогих законодателей и связанные с их работой мероприятия, практически не менялись. Единственная цифра, подвергнутая существенной корректировке, относится к освещению деятельности ВР на телевидении и радио. С 12 миллионов 700 тысяч она была сокращена почти до семи миллионов гривен. Сумма же, предназначенная для оплаты труда в рамках осуществления законотворческой деятельности, не изменилась ни на копейку.

Впрочем, увеличения средств на депутатскую зарплату, даже утвержденных парламентом в виде поправок к закону о бюджете, просто не могло быть. Хотя бы потому, что тем же законом о бюджете запрещено повышать расходы, связанные с функционированием органов государственной власти, за счет уменьшения расходов на другие государственные нужды. А ведь, кроме прочего, именно из парламентских денег производилась выплата компенсаций депутатам «для создания надлежащих жилищных условий». Отдельной строки на это благое дело госбюджетом не предусмотрено. Стало быть, квартирные деньги учтены либо в той же статье «Осуществление законодательной деятельности ВР», либо в расходах на «обслуживание деятельности ВР», объем которых, согласно бюджету, составляет почти 56,5 миллиона гривен. Однако даже эта, на первый взгляд немаленькая сумма едва ли соизмерима с тратами, понесенными государством для решения жилищного вопроса народных избранников. Правда, квартиры и деньги на улучшение жилищных условий законодателей выдавались на протяжении всех лет деятельности этого созыва ВР. А потому бюджет нынешнего года задействован в общей сумме выплат лишь частично. Но в списке получивших денежную компенсацию немало и тех народных избранников, которые получили мандат лишь в этом году, после массового исхода депутатов из законодательной власти в исполнительную. И вместе с мандатом — все привилегии, причитающиеся им по закону.

Прошли те времена, когда народные избранники, приезжающие в столицу из других городов и сел, годами жили в гостиницах. И дело не только в победившей тяге парламентариев к домашнему уюту. По словам первого заместителя главы регламентного комитета Сергея Саса, в 1996 году проживание депутата в гостинице в течение двух лет обходилось государственному бюджету в стоимость двухкомнатной квартиры (по ценам десятилетней давности, понятное дело). По нынешним временам четыре года отельной жизни парламентария может обернуться суммой в 250 тысяч гривен. Купить за эти деньги приличную квартиру по рыночным ценам, конечно, трудно. Но у нашего парламента, как выяснилось, есть свой домостроительный комбинат, который производит жилье стоимостью в 2950 гривен за квадратный метр. За четверть миллиона гривен при таких расценках вполне можно обзавестись квартирой в 80 квадратных метров. 86 народных избранников не стали отказывать себе в таком удовольствии. Впрочем, нет — один из них, как отмечено в списке оквартиренных законодателей, таки отказался от получения жилья. Бывший гендиректор Мариупольского металлургического комбината имени Ильича Владимир Бойко не пожелал селиться в дом, находящийся не в центре Киева. А вот такие «неприхотливые в быту» его коллеги по парламенту, как Сергей Бычков, Эрнест Галиев, Анатолий Гершфельд, Валентин Дзонь, Олег Каратуманов, Александр Лещинский, Игорь Плохой, Равиль Сафиуллин, Георгий Скудар, Виктор Тимошенко, Анатолий Франчук, Олег Царев, Петр Ющенко и некоторые другие, получили кто одно-, кто двух-, кто трех-, а кто и четырехкомнатные квартиры в новостройках по улице Тычины и Срибнокильской.

Список тех парламентариев, которые причитающиеся им квадратные метры решили конвертировать в национальную валюту, состоит из 138 человек, и в нем также немало фамилий, которые ассоциируются с банками, заводами, пароходами и прочими атрибутами удавшейся жизни. Среди них Василий Салыгин и Сергей Ратушняк, Геннадий Астров-Шумилов и Петр Дыминский, Михаил Добкин и Сергей Касьянов, Виктор Тополов и Николай Злочевский, Энвер Цкитишвили и братья Ярославские. Никто не ставит под сомнение законность получения этими (как и всеми остальными) депутатами компенсационных сумм. Их размер колеблется от 91 до 400 тысяч гривен. А решение о выделении, по словам руководства регламентного комитета, принималось коллегиально и только после предоставления всех справок и документов, свидетельствующих о плачевном состоянии жилищных условий соискателя. Пройти комитетский фильтр удалось не всем: 35 претендентам на квартиру и субсидию было отказано. А десяти народным избранникам пришлось через суд доказывать то, что они состоят в родственных связях с лицами, представляемыми в качестве членов их семей. Ведь каждый проживающий с депутатом человек — это дополнительные 20 метров либо их денежный эквивалент. Словом, для того чтобы получить квартиры и компенсации, необходимо было приложить определенные усилия. Никому насильно, в нагрузку к депутатскому мандату, их не вручали. Поэтому разговоры о том, что в некоторых случаях жилье или компенсацию пробивали имеющие на них виды депутатские помощники, чьи шефы не стали бы напрягаться из-за подобных мелочей, не совсем соответствуют действительности.

Все по закону. Хотя нужно признать, что кое-кто из получивших депутатское жилье действительно может использовать его для того, чтобы, скажем, развесить в нем все имеющиеся у него галстуки. А есть среди них и такие, на чьем финансовом положении не сказалась бы покупка ими всей депутатской многоэтажки. Размеры же компенсаций, обозначенные напротив фамилий иных законодателей, вполне соизмеримы с суммой на карманные расходы, которую они берут с собой в недельный отпуск. Нужно также заметить, что многие люди из квартирных списков пришли в Верховную Раду за депутатской неприкосновенностью, а им здесь еще и доплачивают.

За время подготовки этого материала нам не раз доводилось слышать о том, что в масштабах страны средства, требующиеся на выплату увеличенного месячного депутатского довольствия и прочие полагающиеся законодателям блага, — не такие уж и большие деньги. Но только кроме всеукраинского масштаба существуют еще и другие. Масштаб отдельно взятого детского сада, в котором из-за отсутствия средств детей не могут кормить мясом. Масштаб коллектива львовской городской больницы, врачи которой вынуждены объявлять голодовку, требуя повышения нищенских зарплат. Масштаб лишенных слуха людей, у которых, опять же по причине нехватки денег в бюджете, отнимают возможность смотреть телевизионные новости с сурдопереводом. Масштаб интерната для детей с тяжелыми патологиями, что в Новоград-Волынском Житомирской области, где нянечки вынуждены вручную стирать по три тонны белья, поскольку негде взять 150 тысяч гривен на покупку прачечной. Перечислять можно до бесконечности. Но до сих пор не зафиксировано ни одного случая отказа от получения депутатом увеличенной зарплаты или перевода причитающейся ему денежной компенсации на счет, скажем, интерната для детей-инвалидов или дома престарелых. Впрочем, о чем это мы, если практически все крупные состояния в этой стране сколочены, мягко выражаясь, на незаконных заимствованиях из государственного бюджета? Взять оттуда то, что причитается ему уже по закону, — похоже, просто святая обязанность любого украинского капиталиста.

Но что примечательно, даже парламентарии, традиционно выступающие в амплуа защитников угнетенных и обездоленных, не видят никакой несправедливости в двадцатикратной разнице между зарплатой квалифицированного врача и законодателя. По некоторым сведениям, во фракции Компартии обсуждался вопрос об отношении к резкому увеличению депутатского благосостояния. Подтвердить эту информацию не удалось, но кое-кто уверяет, будто депутаты-коммунисты приняли решение треть своей зарплаты перечислять …в партийную кассу.

Наверное, правы те, кто заявляет, что дешевая власть слишком дорого обходится обществу. И повышение депутатских зарплат можно рассматривать как способ борьбы с коррупцией, незаконным лоббизмом и прочими негативными явлениями, связанными с использованием парламентариями своего статуса, прав и возможностей в корыстных целях. Парламентские старожилы рассказывают, что первые по-настоящему большие деньги в Раду занес Павел Лазаренко, а первым, кто поставил лоббизм на профессиональную основу, был Сергей Терехин, о чем неоднократно писалось. Однако, как это часто бывает, последователи превзошли пионеров внедрения рыночных отношений в законодательный орган страны. История знает случаи, когда за один голос предлагали два миллиона долларов. А за положительное голосование одной небольшой, но очень гордой фракции — контракты на поставку газа из скважины, принадлежащей одному из представителей этой фракции, крупнейшим донецким предприятиям. По прикидкам знатоков депутатских душ, лишь 7—8 процентов народных избранников живут исключительно на средства, получаемые в парламентской кассе. Остальные действуют в строгом соответствии с правилом: прожить четырехлетний срок их депутатских полномочий нужно так, чтобы затем не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Благо спрос на услуги законодателей есть постоянно. Притчей во языцех стало стимулирование перехода парламентариев из одной фракции или группы в другую. По весьма распространенным слухам, представители некоторых депутатских объединений, помимо официальной депутатской зарплаты, получают существенное ежемесячное пособие от спонсоров группы или фракции. Нередки, по некоторым сведениям, вознаграждения, получаемые народными избранниками за лоббистские услуги индивидуального или группового характера.

В этом отношении украинский парламент не уникален. Соблазны и неспособные им противостоять люди есть в законодательных органах и других стран. Но арсенал средств борьбы с подобными явлениями там далеко не ограничивается высокими депутатскими зарплатами. Об этом можно узнать из материала Юрия Якименко «Госслужба по правилам…», который публикуется на пятой полосе этого номера «ЗН». К нему можно добавить лишь то, что в Украине делались попытки вывести лоббистов из тени, ограничив лоббирование жесткими, регламентированными законом рамками. Еще в 1999 году народный депутат Игорь Шаров разработал и внес в парламент законопроект о лоббировании в Украине. По его словам, в своих наработках он опирался на американскую модель регулирования этого процесса и опыт других развитых стран. «Роль объектов лоббирования предполагалось законодательно закрепить за Верховной Радой в целом и каждым народным депутатом в отдельности, президентом, Кабинетом министров, Национальным банком, местными органами государственной власти и их должностными лицами, — поведал «ЗН» г-н Шаров. — Но, главное, лоббирование в нем признавалось видом профессиональной деятельности, а также предусматривалась дисциплинарная, гражданская, административная и уголовная ответственность лоббистских объединений и союзов за противоправные действия». Ханжеское отношение к вопросу помешало украинским парламентариям принять закон. И у нас по-прежнему, как в том известном анекдоте: часть тела есть, а слова нет.

Возвращаясь же к уровню оплаты труда законодателей, хотелось бы заметить: из широко известных примеров зарплата парламентария приравнена к довольствию министра разве что в России. В Словакии, например, член правительства в долларовом эквиваленте получает около 2400, в то время как депутатская зарплата составляет около 1500 долл. США. В Чехии министерский оклад равен примерно 3600 долл., а депутатский — около 2000 популярных условных единиц. При этом средняя зарплата в этой стране равна восьмистам долларам. В Италии, как утверждают достоверные источники, министры получают примерно на 20% больше, чем парламентарии. И, по большому счету, это справедливо. Ведь объем работы и степень ответственности даже самого трудоспособного законодателя, будем откровенны, едва ли сравнимы с министерскими. Взять хотя бы формальные показатели эффективности работы народных избранников: количество разработанных законопроектов и депутатских запросов, посещаемость заседаний, число выступлений на них. Думается, избирателю и налогоплательщику любопытно будет узнать, заглянув на сайт deputat.org.ua, где подобная информация представлена по каждому из депутатов, о том, что среди них немало «передовиков законотворческого труда», за весь срок своих полномочий не подавших ни одного законопроекта, ни разу не выступивших с трибуны или ограничившихся одним-двумя «передаю слово такому-то».

Но куда красноречивее выглядит сравнение депутатских зарплат в разных странах с уровнем жизни их избирателей. В Великобритании, к примеру, годовой доход члена парламента составляет около 45 тысяч фунтов стерлингов. Не пытайтесь сравнивать эту цифру с зарплатой нашего народного избранника. Сравните ее лучше с годовой оплатой труда директора начальной английской школы, равной 31 тысяче фунтов, или врача, получающего более 46 тысяч фунтов. Мудрые англичане, должно быть, считают, что дешевая медицина или образование обходятся обществу не менее дорого, чем дешевая власть.
Источник: Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх