EN|RU|UK
  323  1

 РАЗЛУКА БЕЗ ПЕЧАЛИ

Вчера президент подписал указ об увольнении генерального проку­рора Украины Святослава Пискуна. Страна без слез попрощается со своим генпрокурором, не устраивавшим практически всех. Власть — своей неподконтрольностью, оппозицию — непредсказуемостью и обще

Весомый, хотя и единственный объективный плюс Пискуна, с общественной точки зрения, заключается в том, что он был первым генеральным прокурором Украины, неподконтрольным президенту. Это давало надежду на реальную возможность контроля за действиями власть предержащих. Теперь не дает.

Последние дни Святослав Михайлович проводил в беседах с президентом по нескольку часов. Насколько известно, В.Ющенко пытался его образумить. В частности, относительно дел, касающихся непосредственно экс-председателя СНБОУ Петра Порошенко. Пискун отказался.

Пискун заявил, что уходит в политику. Там ему будет непросто, так как рейтинг поддержки его действий составляет 1,5%. Впрочем, как и в прошлый раз, Пискун уйдет подготовленным. И как предвкушают в окружении Тимошенко, живые подследственные позавидуют мертвым…

Теперь вопрос заключается в том, действительно ли президенту удалось, как поведал глава его секретариата О.Рыбачук, издать указ, продуманный таким образом, что С.Пискун не сможет восстановиться посредством суда. А Пискун, как известно, в этом вопросе поднаторел. Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что, хотя Генпрокуратурой и возбуждено уголовное дело в связи с его незаконным увольнением с этого же поста еще при Кучме, но на самом деле сатисфакцию за это Пискун уже получил. Поскольку если он и был уволен незаконно, то весьма своеобразно восстановил справедливость, таким же образом восстановившись на посту. Разумеется, не без посторонней помощи.

С.Пискун давно знал, что его могут снять. И заранее обещал обжаловать президентское решение о своем увольнении. Поэтому тут небезынтересен такой аспект. Существует решение Конституционного суда Украины о подведомственности актов о назначении или увольнении должностных лиц от 7 мая 2002 года. Так вот в той части решения суда, где излагаются позиции заинтересованных сторон, сказано буквально следующее: «Генеральный прокурор Украины считает невозможным оспаривать акты президента Украины, Верховной Рады Украины о назначении на должности и увольнение с должностей лиц в судах общей юрисдикции, поскольку определение конституционности таких актов относится к полномочиям Конституционного суда Украины». А в резолютивной части решения сказано: «1.2. Разрешение Конституционным судом Украины вопросов о соответствии Конституции Украины (конституционности) актов президента Украины и правовых актов Верховной Рады не исключает возможности обжалования в судах общей юрисдикции актов президента или постановлений Верховной Рады индивидуального характера по вопросам назначения на должности или увольнения с должностей относительно их законности, за исключением положений тех актов, которые являются следствием конституционно-политической ответственности (статьи 115, 122 и др.)». В указанных статьях речь идет о премьер-министре и генеральном прокуроре. Это так, к слову, на заметку экс-генпрокурору, который, скорее всего, снова обратится к услугам Жанны Бернадской из Печерского суда столицы, уже принимавшей решение в его пользу.

Что дальше? Апелляции С.Пискун, насколько известно, обоснованно опасается, его позиции там не сильны. А вот на Верховный суд Украины Святослав Михайлович может рассчитывать. Еще в течение целого года, до следующего своего дня рождения его будет возглавлять давний товарищ С. Пискуна Василий Маляренко. Тем не менее, все это займет время.

Кто войдет в качестве хозяина в кабинет генпрокурора на Резницкой, пока неизвестно. Из имен, звучавших в данном контексте, пройти парламент не сможет, пожалуй, никто. Складывается даже впечатление, что наиболее реальный шанс набрать в парламенте необходимое количество голосов будет у кандидата от оппозиции, согласованного с президентом.

Последний вояж
Последнюю неделю на посту генеральный прокурор провел чрезвычайно активно. Сперва состоялся бесславный вояж С.Пискуна в Страсбург. С.Пискун находился в ПАСЕ в недипломатическом статусе «незваного гостя» (на заседание Парламентской ассамблеи совета Европы он ангажирован не был, так что пришлось воспользоваться давним приглашением, связанным с обсуждением проблем реформирования прокуратуры). Там, как оказалось, уже слегка устали под микроскопом рассматривать наши успехи на пути к демократическому обществу и с придыханием следить за «этапами большого пути» в расследовании дела Гонгадзе. Так что по прибытии в Страсбург С.Пискун, не имея доступа к трибуне, предпринял активные кулуарные попытки сформировать общественное мнение относительно того, как замечательно продвигаются расследования по резонансным делам, и даже собрал пресс-конференцию. Однако, как известно, резолюция ПАСЕ в части, более всего интересующей С.Пискуна (расследование дела Гонгадзе), была удручающей, причем ужесточили формулировки уже по ходу дела. Поскольку никаких расследований относительно членов ПАСЕ украинский генпрокурор не ведет, заявлять, что Ассамблея выполняет чей-то заказ было уж совсем бессмысленно, поэтому пришлось ограничиться заявлением о вмешательстве во внутренние дела Украины.

Известно, что значительное влияние на восприятие украинской действительности в Совете Европы оказывает наш относительно новый министр юстиции Сергей Головатый. Так что ввиду общеизвестной глубокой и взаимной личной неприязни расстановка сил в этом случае была совершенно не в пользу С.Пискуна. В Страсбурге против Головатого не попрешь, потому что Совет Европы ему что дом родной, и репутация у него там весьма серьезная. Когда, как это нередко бывает, его слова противоречат утверждениям других украинских официальных лиц, верят Головатому.

Отбыли домой в крайней степени недовольные друг другом Головатый — уже министром юстиции, генпрокурор — с хорошей миной. Вернемся и мы к нашим внутренним делам, которые, видимо, совсем заглохли бы без заграничного вмешательства.

О роли личности
в истории расследования дела Гонгадзе,
или Наследие Пискуна
Вчистую проиграв бой на чужой территории, Святослав Михайлович вернулся на родину преисполненный оперативной злости, и стал бесспорным ньюс-мейкером всей последующей недели, явив небывалый кураж. Уже в выходные достоянием общественности становится первая сенсация «от Пискуна» из составляющих «линию обороны» кресла генпрокурора, возведенную по всем правилам фортификации.

ПАСЕ особо подчеркнула, что не изучены причины неэффективности предыдущих расследований дела Гонгадзе. Как же не изучены? Как сообщила пресс-служба ГПУ: «В рамках расследования второго этапа уголовного дела об убийстве журналиста Г.Гонгадзе Главным следственным управлением Генпрокуратуры 8 октября (в субботу—Ред.) 2005 года возбуждено уголовное дело относительно служебных лиц Администрации президента Украины бывшего президента Украины Леонида Кучмы за подготовку и организацию преступления, предусмотренного ч. 3 статьи 365 УК (превышение власти или служебных полномочий. — Ред. ) в связи с незаконным увольнением президентом Леонидом Кучмой 29 октября 2003 года с занимаемой должности генерального прокурора С. Пискуна, что существенно воспрепятствовало расследованию уголовного дела об убийстве журналиста». Вот так. Ни больше ни меньше. А ведь, кроме всего прочего, девять месяцев у них было, чтобы привлечь к ответственности давних обидчиков. За это время человека родить можно, не то что уголовное дело. Но почему-то руки дошли именно сейчас, такое совпадение. И повествует С.Пискун с экрана с безразличным лицом, что он, конечно, не в курсе дела, понятия не имел, что собираются уголовное дело возбуждать. Ну, допросили его подчиненные. Подразумевается, что следователь — лицо настолько процессуально независимое, что генпрокурору было даже невдомек, что он там собирается делать дальше.

Приятно, конечно, что наши следователи, как и полагается по закону, настолько независимы, что дергают шефа на допрос без лишних разъяснений и совершенно самостоятельно решают вопросы о возбуждении уголовных дел такого рода. Правда, если так правильно ведется работа, каким же образом тогда увольнение Пискуна могло столь существенно повлиять на расследование дела Гонгадзе? Если подразумевается освобождение после отставки генпрокурора генерала А. Пукача, о чем прямо говорит С.Пискун, так его суд освободил. Генпрокурор-то, конечно, никогда не позволял себе оказывать противозаконное давление на суды даже с самой праведной целью. Или нет?

Многие наблюдатели считают, что о судебной перспективе уголовного дела о превышении полномочий и говорить нечего. Ну, конечно, если им не займется Жанна Бернадская из Печерского суда столицы. Та самая, которой в свою очередь вплотную пообещал заняться новый министр юстиции в качестве члена Высшего совета юстиции, наделенного полномочием вершить судейские судьбы. Такая честь Бернадской выпала в связи тем, что, как указывалось, с ее нелегкой руки был восстановлен в должности С.Пискун. Восстановлен руками судьи и президента Кучмы, который поставил свою подпись то ли в приступе законопослушания, то ли, как поясняет сам Пискун, от ужаса перед грозящей ответственностью за невыполнение решения суда.

Итак, виновники провала следствия по делу Гонгадзе назначены, ПАСЕ должно быть довольно, и вроде бы Л.Кучме «кузькину мать» показали. Расчет был и на то, что президент не рискнет расстаться с генпрокурором, предыдущее увольнение которого столь пагубно сказалось на «этапировании» дела Гонгадзе в суд. Что не захочет повторить ошибку Кучмы, уволив Пискуна, когда на кону — уже и второй «этап» дела. Если этого аргумента недостаточно, так есть теперь уголовное дело в отношении пре­зидент­ского кума, экс-секретаря СНБОУ Петра Порошенко. О препятствовании хозяйственной деятельности, заключающейся в возведении в столице знаменитого монументального урода для нерядовых жителей по адресу Грушевского, 9. Кроме целого ряда прочих аспектов, вероятно, задумывалось, что в случае отставки это дело должно обеспечить Пискуну терновый венец диссидента.

В общем, какой-то этап дела Гонгадзе не сегодня завтра — в суде, Л.Кучма вроде бы должен трепетать, от империи Порошенко скоро только и останется, что фонд его имени. Не считая достижений на молдавском направлении, конечно. Вот С.Головатый заявил, что дело Гонгадзе может быть раскрыто только при новом генпрокуроре и нехорошо обозвал С.Пискуна, прибегнув к цветистому оценочному суждению. А ведь дело Гонгадзе расследуется, как никогда — даже план есть. «Секретный план следственно-оперативных действий по расследованию второго этапа дела Г.Гонгадзе» называется. Подписали его, по словам Пискуна, глава СБУ и министр внутренних дел. Вот это секретность, вот это работа! Подписали все, потом будут валить друг на друга, когда окажется, что Пукач в очередной раз проявил оперативное мастерство и ушел в неизвестном направлении. Кстати, для верности надо было бы план этот еще Шокину на подпись дать… Чтоб играть в «Поймай Пукача» было интересней.

Вышеуказанный план был засекречен настолько, что даже в МВД о нем, как оказалось, ничего не знают. Во всяком случае, информацию эту не подтвердили, но и не опровергли. Но это, видимо так, из вредности. У Луценко с Пискуном шла перманентная война. Милиция винила прокуратуру в провалах, та отвечала ей взаимностью. И так без конца. Луценко по поводу своих взаимоотношений с Пискуном неоднократно пояснял, любви без трения не бывает. Что касается Головатого и Пискуна, их уделом было трение без намека на любовь. И бесконечно жаль, что именно противоестественные отношения такого рода становятся определяющими на жизненно важных для государства направлениях.

Нынешнее беспрецедентное возрастание поступлений в бюджет, кроме всего прочего, обусловлено и детенизацией части экономики. Налоги стали платить не ввиду возросшей вдруг сознательности — боялись новой власти. Которая, засучив рукава, взялась за старых грешников и обещала не щадить новых. Но сегодня мы наблюдаем, каким «единым фронтом» в войне всех против всех выступают первые лица компетентных ведомств, лично ответственных за торжество закона во всех его проявлениях. И демонстрирующих свою несостоятельность.

Излишне говорить о разочаровании в связи с расследованием дел, которые должны были стать главными показателями того, что «мы будем жить теперь по-новому». Не требовалось крови, хотели увидеть, как воплощается основополагающий принцип — неотвратимость наказания. Может быть, прежде всего — в делах о фальсификации выборов. Но практически каждое из них содержит указание на «неустановленных следствием лиц». О деле Гонгадзе сказано достаточно. Это если говорить о высоком — главных декларируемых принципах. О важнейшей функции — профилактике преступности и говорить нечего. Например, потому, что, как оказалось, в Министерстве обороны, при старой власти поглотившем огромные средства, все было в порядке. И по поводу одесского «7-го километра» вопросов, кажется, уже нет. До сих пор так и не изучена надлежащим образом бурная деятельность Министерства транспорта, Министерства по чрезвычайным ситуациям и Министерства здравоохранения.
Мы наблюдаем возбуждение множества уголовных дел, которые носят характер показательных выступлений в малопонятных простому гражданину «раскладах» на высшем уровне. А сколько дел дошло до суда за это время из числа тех, о которых каждый день рассказывают как о резонансных? Время покажет, изменится ли ситуация в лучшую сторону с приходом нового генерального прокурора.
Источник: Александра ПРИМАЧЕНКО, Зеркало недели
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх