EN|RU|UK
  238  1

 ЖИЗНЬ В РОССИИ...

Россия - великая и почти бескрайняя страна - стала для нас в последнее время несколько ближе. Многое, однако, остается нам чуждо: особенности менталитета, социальные взаимоотношения, отношение граждан к власти. Рут Дикхофен - корреспондент телеканала ARD

История первая: Индивидуум и коллектив

'В России нет такого понятия 'свобода личности', поскольку здесь нет личностей', - этой фразой меня ошеломил мой старый знакомый Сергей Спартакович. Мы ехали вместе в офис российской правоохранительной организации 'Мемориал', где я должна была взять интервью. Организация занимается проблемами нарушения прав человека в России, будь то рассмотрение дел о жертвах сталинских репрессий или защита прав и свобод граждан в современной России. За свои достижения 'Мемориал' получил многочисленные премии, в том числе альтернативную Нобелевскую премию.

Сергей Спартакович, по образованию биофизик, работает в данный момент шофером и оживляет поездки своими оригинальными мыслями. Так и на этот раз, в привычной московской 'пробке' на Садовом кольце, он изрек эту фразу, подразумевая, что и через 20 лет после начала перестройки люди в России не рассматриваются властями в качестве индивидуумов. Для них - это безликая масса, которую можно спокойно двигать в нужном направлении. Которым можно сказать, кого им нужно выбирать, чьи права и свободы можно ущемлять, которым можно безнаказанно врать.

В советские времена коллективистское мышление глубоко прижилось в умах российских граждан, от него не так легко избавиться и по сей день. Моя давняя знакомая, которая когда-то работала программистом в маленьком приволжском городке, рассказывала, что на их предприятии было весьма привычным делом проводить праздники: то у коллеги Петрова День рождения, то коллега Иванов решил отпраздновать окончание постройки своей дачи, то отмечается Международный женский день 8-ое марта, то День космонавтики. На работу, по словам моей знакомой, не оставалось времени. Когда она попыталась выступить с критикой в отношении такого положения вещей, шеф упрекнул ее в пренебрежении интересами коллектива.

Семь десятилетий коллективизма изменили сознание людей, погубив в них стремление к инициативе. Люди привыкли, что от их мнения ничего не зависит, что основные решения должны приниматься наверху. От властей нельзя ничего потребовать, самое большее - попросить о милости, помощи. Поэтому в России никого не удивляет ситуация, когда жители маленького сибирского городка пишут письмо президенту с жалобой на неработающий лифт в их подъезде. Жители этой необъятной страны, от Калининграда до Владивостока, свято верят, что президент, получив их слезное послание, тут же издаст распоряжение и поможет им решить их маленькие проблемы. Никто не верит в свои права и свободы, верят в доброго царя-батюшку.

Так же думала и моя знакомая-программист, написавшая немало писем президенту. Президент должен был ее спасти от бандитов-соседей, коррумпированных чиновников, которые пытались выселить ее из дома, в котором она проживала на законных основаниях. Стоквартирный дом на протяжении многих десятилетий принадлежал жилищному кооперативу. Однако соседи-бандиты на пару с нечистыми на руку чиновниками зарегистрировали на себя права на эту собственность. Таким образом, моей знакомой и остальным жильцам грозило выселение. Местные правозащитники никак не реагировали на махинации чиновников, даже наоборот всячески прикрывали их и начали уголовное дело против моей знакомой. Ко всему прочему, моей подруге грозила тюрьма.

Мне потребовались месяцы, чтобы уговорить ее перестать писать бесполезные письма к президенту, и обратиться за квалифицированной помощью в правоохранительную организацию. Но вот, когда однажды утром в ее квартиру ворвались десять вооруженных человек с требованием о выселении, моя знакомая решила обратиться в 'Мемориал'. В организацию, которая в отличие от Сергея Спартаковича уверена, что в России есть люди, а не масса, а у людей есть права, которые необходимо отстаивать. С этого момента у моей подруги появился хороший надежный адвокат, который не боялся запугиваний. Через некоторое время с его помощью моя знакомая выиграла дело.

Она назвала его 'фанатом справедливости', который был готов пожертвовать своим благосостоянием и собой ради правды, не требуя взамен вознаграждений, поскольку знал, что у тех, кто обращается в 'Мемориал' редко бывают деньги. Моя знакомая говорит, что она даже не предполагала, что в России остались такие вот люди, это событие произвело на нее огромное впечатление. Тем не менее, по привычке или на всякий случай, она продолжает писать письма Путину, вдруг когда-нибудь добрый царь будет единственным, кто сможет ей помочь.

История вторая: Совместная жизнь мужчины и женщины

Люди неодобрительно покачивают головой, когда узнают, что я в одиночку воспитываю маленького сына. И не потому, что это трудно, в России много матерей-одиночек, а потому, что я без видимой причины рассталась с отцом своего сына. Мне говорят 'он тебя не бил, он не выпивал, чего же еще можно желать'. Так говорили практически все мои русские подруги и знакомые и укоризненно качали головами.

Я не хочу никому докучать рассказами о своей личной жизни, я рассказываю это только потому, что хочу проиллюстрировать особенности отношения к совместной жизни мужчин и женщин в России. Женщины практически ничего не ожидают от мужчин, и это действительно так. В подавляющем большинстве случаев мужчина никак не участвует в семейной жизни: не заботится о воспитании детей, не участвует в ведении домашнего хозяйства, на него нельзя положиться. Зато русский мужчина полностью уверен, что женщина круглые сутки должна заботиться обо всем, она должна быть: учительницей, уборщицей, поваром, любовницей.

Конечно же, он ходит на работу и приносит деньги в семью, но и женщина тоже работает. Так повелось еще с советских времен, семейная копилка постоянно требует денежных вложений. Но женщина, в отличие от мужчины, не может ничего от него требовать. Женщина боится остаться одна, незамужние вызывают всеобщее сожаление. Поэтому не удивительно, что в России женщины очень рано выходят замуж, как правило, к двадцати годам. Потом появляется первый ребенок, который, как правило, сдается на поруки дедушкам и бабушкам, а потом семейное счастье превращается в рутину и постепенно сходит на "нет". Если дело доходит до развода, отец в редких случаях выплачивает алименты на детей.

Главное, что женщину оставляют в покое, и никто не мешает новоиспеченной матери-одиночке спокойно ждать нового удобного случая обзавестись мужем. Так однажды обрисовала мне ситуацию одна знакомая, которая давала мне интервью. Вот история этой женщины, которая довольно типична для Российской повседневности. Она, молодой юрист, была оставлена своим мужем с малолетним ребенком на руках. И хотя он выплачивал ежемесячно алименты, в воспитании ребенка он не принимал абсолютно никакого участия. Для того чтобы поехать в отпуск в Турцию, молодой маме понадобилось формальное согласие отца ребенка. За свою подпись в доверенности отец потребовал довольно кругленькую сумму, поэтому в течение нескольких месяцев мать не получала алиментов.

Или вот еще одна история. Взрослый сын взял в кредит у своего работодателя крупную денежную сумму, которую не смог вовремя вернуть. Его мать, бедная пенсионерка, поменяла свою двухкомнатную квартиру в центре на однокомнатную квартиру в 'спальном' районе. Таким образом, они оплатили долги. Дополнительно ей пришлось занять деньги у подруг и знакомых, которые, тоже являются пенсионерами. Сын со своей стороны не предпринимал абсолютно никаких действий, воспринимая материнскую помощь как дело само собой разумеющееся, и даже не попытался вернуть матери хотя бы часть денег.

На такое отношение здесь наталкиваешься везде. Президент Ельцин мог спокойно ущипнуть свою коллегу при включенных камерах, а Людмила Путина, супруга российского президента, рассказывала в интервью, что ее муж ни разу не похвалил еду, которая ему подается на стол. Охотно верится, поскольку мы не раз наблюдали, на каком расстоянии от себя держит президент Путин свою жену.

'Ах, наши мужчины. От них ничего не добьешься!' - так говорят пожилые женщины, когда речь заходит о 'слабостях' сильного пола. А потом, они, вздыхая, погружаются в свою нелегкую судьбу. Моя подруга Влада процитировала слова своей бабушки: 'Самое большее, что должен уметь мужчина - донести чемодан до поезда'. Большего требовать от мужчины бесполезно.

В сложившейся ситуации все больше русских женщин решаются на брак с иностранцами. Их считают скучными и жадными, зато они не пьют и не бьют. Эти мужчины могут обеспечить свою жену и многого от нее не требуют. Это звучит слишком расчетливо, да и, по сути, является чистым расчетом. Однако, учитывая сложившуюся ситуацию, такое решение кажется довольно разумным.

Конечно же, в России есть целеустремленные, добрые, заботливые мужчины, которые носят своих жен на руках, воспитывают своих детей, жертвуют собой ради семьи. Да, такие мужчины здесь есть, но их катастрофически мало.

История третья: Жизнь женщины в 'горячей точке', в Грозном, в месте, где государство ведет ожесточенную войну с остатками экстремистов

Ко мне в гости недавно приезжала Хедер, она побыла у меня несколько дней, а потом вернулась домой, в Грозный. В полностью разрушенный город, в котором она продолжает жить вместе со своей семьей: мужем и двумя сыновьями (одному 10 лет, другому полтора года). Хедер работает журналистом в одной чеченской Интернет-газете. Ее цель - показать реальную ситуацию в разрушенной войнам кавказской республике. Помимо этого, она рассказывает обо всем, что может заинтересовать людей, живущих в Чечне: будь то постройка нового детского сада или беспредел, который творят сотрудники милиции в маленьком чеченском селе.

В ее газете была создана целая корреспондентская сеть, изо всех уголков республики к ней стекается самая свежая, самая важная информация. Этот проект пользуется поддержкой многих западных журналистов. Кроме того, Хедер работает свободной журналисткой в авторитетных московских изданиях, она помогает западным журналистам завязать необходимые контакты, готовит совместные репортажи о Чечне. Поэтому время от времени Хедер приезжает на две недели в Москву, завязывает новые знакомства, получает заказы и, конечно же, скучает по своим детям, которые остались в Грозном.

Когда я разговариваю с Хедер о нашей профессии, о детях, о политике или общих знакомых, мы понимаем, что нас связывает очень многое. Мы практически ровесники, у нас сыновья одного возраста. И у нее, так же как и у меня, сердце не на месте, когда она вынуждена из-за работы оставлять своих детей. Типичные заботы работающей мамы. Хедер - привлекательная женщина и позволяет себе время от времени делать обновки, прически, как и многие женщины на этой планете. И как многим, ей хочется хорошо выглядеть, хочется, чтобы у детей было хорошее и надежное будущее, ей хочется работать и читать книги, путешествовать и просто отдыхать, собираться с друзьями и родственниками за праздничным столом.

Во многом она похожа на меня. Самое большое различие между нами - она ведет свою вполне нормальную женскую жизнь в одной из самых 'горячих' точек - в Грозном. Здесь нет инфраструктуры, здесь нет такого понятия как безопасность, здесь нет перспектив на будущее для ее детей. Ее старший сын весьма успешно занимается карате, его команда принимает участие в турнирах за пределами Чечни и даже за пределами России. В этом году он был в Германии. И Хедер очень хочет, чтобы ее мальчик увидел в этой жизни не только руины и людей в камуфляже. Для младшего ей тоже хотелось бы выбрать обстановку получше.

'Когда я вижу прекрасные спортивные площадки здесь в Москве, мне хочется взвыть, - говорит она. - Наши дети не видели ничего подобного. Играть где-то на улице в Грозном по-настоящему опасно, повсюду могут быть мины'. Поэтому ее младший сын играет только под присмотром. 'Это очень тяжело для него, ведь он нормальный мальчик, которому хочется побегать и пошуметь', - вздыхает Хедер. Чтобы ребенок мог выплеснуть свою энергию и эмоции, мама отдала его заниматься танцами. 'Если бы у меня были деньги, - мечтает Хедер, - я бы построила детскую площадку в Грозном, даже если бы мне пришлось отдать последнюю копейку'.

Есть еще одно большое отличие есть между Хедер и мною. Она, российская гражданка, поскольку Чечня является частью России, воспринимается в Москве как враг. Я - иностранка, немка, чей дедушка участвовал в осаде Ленинграда - желанный гость в российской столице. И когда мы сегодня прощались с нею возле дверей моего офиса, я дала ей обещание, что всегда буду помнить о ней и заботиться.

Источник: Хельмут Шильд, "Inforadio", Германия, перевод ИноСМИ.Ru
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх