EN|RU|UK
  594  45

 ТИМОШЕНКО: "ОТСТАВКА НЕ ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ, А ВРЕМЕННО ПРИОСТАНОВЛЕННЫЙ"

Бывший премьер-министр Украины готовится к зажигательной борьбе за места в новом парламенте. Она уверена, что "все эти экономические проблемы создавались для того, чтобы избавиться от меня, от моего участия в политической жизни. Но ребята просчиталис

На политической сцене Украины много игроков, а вот актриса одна — Юлия Владимировна Тимошенко. Она уже активно участвует в репетициях захватывающего представления под названием «парламентские выборы», которое состоится в марте следующего года и в котором экс-премьер, безусловно, сыграет ведущую роль. У этого политического шоу открытый финал, но уже сегодня Юлия Тимошенко уверена, что украинская публика ее поддержит.
— Юлия Владимировна, в первом телевизионном выступлении сразу после ухода с должности премьера вы сказали, что ваша отставка — это прерванный полет. И что же дальше?
— Это скорее не прерванный полет, а временно приостановленный. И приостановленный лишь во власти. На посту премьер-министра я старалась сделать так, чтобы власть была моральной. Потому что власть, которая ведет себя нечестно по отношению к своему народу, к своей стране, обречена.
Наша команда стремилась каждое обещание, которое мы давали на Майдане, выполнить. Мы стремились претворить в жизнь предвыборную программу президента и многое успели сделать. Во главу угла мы ставили проблему повышения жизненного уровня наших граждан. Кому-то это не нравилось, и нам грубо подрезали крылья.
— Когда вы стояли на Майдане, вы предполагали, что возглавите правительство Украины?
— Во-первых, я была уверена в победе. Во-вторых, с Виктором Андреевичем у нас была не просто твердая договоренность, а подписанные документы, в которых предусматривалось, что мы совместно должны реализовывать программу оздоровления страны. И, конечно же, я была уверена, что президент выполнит свое обещание и внесет мою кандидатуру на пост премьер-министра. Не для того, чтобы просто занять этот пост, а для того, чтобы получить реальный инструмент выполнения обещаний, которые мы дали людям на Майдане.
Но после победы Виктора Андреевича на выборах в нашей совместной команде начались тяжелые процессы, потому что окружение президента категорически выступило против выполнения этих договоренностей. Люди из окружения президента в ультимативной форме потребовали от него отказаться от подписанных договоренностей и отдать кресло премьер-министра другому человеку — Петру Порошенко.
Тогда президент провел со мной переговоры, которые сводились к тому, чтобы я сама публично отказалась от поста премьер-министра. Ведь в противном случае люди бы попросту не восприняли справедливым назначение Петра Порошенко — крупного предпринимателя, чей капитал, по данным польского журнала «Попросту», перевалил за триста пятьдесят миллионов долларов. К тому же он кум Виктора Андреевича, крестил его детей от второго брака. Я отвечала президенту, что это его право — вносить в парламент кандидатуру премьер-министра, это его и моральное и профессиональное право выбирать того премьера, который ближе к президенту. Я сказала, что ни мне, ни моей команде никаких постов не нужно. Мы просто будем работать в парламенте и помогать ему.
Но после того как президент вышел на инаугурацию на Майдан и услышал, что тысячи людей скандировали мое имя, у него не осталось политической возможности внести другую кандидатуру в парламент. Петр Порошенко довольствовался постом секретаря Совета безопасности, но закусил удила и постоянно вмешивался в работу правительства, усердно критиковал наши решения. Я же впряглась в работу, отдавая ей по четырнадцать часов в сутки.
Президент отдыхал в Крыму, Порошенко лечился за границей, а моя команда трудилась без отпуска и зачастую без выходных дней. Надо мною даже посмеивались, когда мне принесли в кабинет раскладушку. Я знала, что мне отведено немного времени на реализацию идей Майдана, потому что мои недоброжелатели из ближайшего окружения президента не успокоятся, пока меня не столкнут. И сегодня мне остается только попросить прощения у моих министров, моих помощников за то, что я их не щадила.
— Возможен ли в нынешних условиях ваш компромисс с Ющенко?
— Во-первых, о нашем союзе с Виктором Андреевичем. Я этот союз не ломала. Я этот союз, как могла, берегла все эти годы и особенно последние семь месяцев моей работы на посту премьер-министра. Я даже незадолго до отставки правительства пыталась сохранить наше единство и не допустить радикальных шагов. Мне сегодня больно сознавать, что под влиянием моих недоброжелателей из близкого окружения президента он вычеркнул меня из числа своих партнеров. Не имея возможности встретиться с главой государства, я публично заявила, что все еще готова протянуть ему руку, подставить плечо. Я не участвую в войне против президента. Но, очевидно, он выбрал себе партнеров. И эти партнеры были названы во время голосования в парламенте за правительство Еханурова. Это и Янукович, это и Литвин, это и Пинчук — зять Кучмы. А меня президент вычеркнул из списка своих партнеров. Но это не значит, что я буду с ним воевать. Это значит, что я буду абсолютно спокойно и мирно идти по тому пути, который начертали нам люди во время избирательной кампании. Во всем хорошем, что Виктор Ющенко захочет сделать в стране, я его обязательно поддержу. Но пойдем мы на парламентские выборы, которые состоятся в конце марта будущего года, отдельно, потому что нам других вариантов не оставили. Это будет блок, который возглавлю я. Мы будем продолжать начатое во время президентских выборов дело и доведем его до завершения.
— Вам протягивает руку дружбы первый президент Украины Леонид Кравчук. Возможен ли союз с его партией объединенных социал-демократов?
— Нет. Такой предвыборный союз невозможен ни с объединенными социал-демократами, ни с партией «Регионы». Но для меня очень важно, что в настоящее время, когда на меня катится волна грязи со стороны ближайшего окружения президента, которая, конечно же, вырастет до размеров цунами, есть разумные люди, готовые противостоять этой лжи и фальсификациям. И немаловажно, что среди них первый президент Украины Леонид Макарович Кравчук.
К тому же граждане Украины после революции стали другими. Они теперь в какой-то мере больше разбираются в политике, чем некоторые политические деятели. Сегодня люди, когда выбирают, что им смотреть по телевидению — фильм или новости, смотрят новости. Люди почувствовали себя народом, который влияет на политику. И не так просто наших людей сегодня обмануть и унизить в их глазах тех, кому они доверяют. Я верю, что избиратели сделают правильный выбор и наш блок, несмотря на все ухищрения наших недоброжелателей, станет решающей политической силой в новом парламенте.
— И тогда вы вновь сможете стать премьер-министром?
— Это будет глава правительства, но уже с более широкими властными полномочиями, ведь с 1 января 2006 года вступает в силу положение конституционной реформы — Украина станет парламентской республикой.
— То, что вам дали порулить страной в течение семи месяцев, можно в таком случае считать пробой сил. За это время действительно были сделаны видимые шаги для улучшения качества жизни населения. И в то же время выросли цены на продукты, страну потрясли бензиновый, мясной и сахарный кризисы. Это ваши ошибки или издержки конкуренции двух ветвей власти?
— Скорее второе. Прежде всего цены на все продукты поднялись в последние месяцы прошлого года, потому что в экономику было вброшено колоссальное количество напечатанных денег, и наша цель была не допустить дальнейшего роста цен и постараться удержать инфляцию.
Вы назвали три кризиса, хотя я бы взяла это слово в кавычки. Могу вам с полной ответственностью сказать, что все они были спланированы и подготовлены группой людей из окружения президента. Это был «кризис» цен на нефтепродукты, когда были достигнуты договоренности наших олигархов в окружении президента со своими партнерами. Тогда меня первый раз решили снять с поста премьер-министра. Эти люди понимали, что я не позволю им заработать теневых денег.
Второй искусственный «кризис» — это цены на мясо. Все было сделано для того, чтобы они стали по-настоящему рыночными, а не спекулятивными. Нам нужно было открыть рынки для производителей, а не для перекупщиков. Вся модель была построена так, чтобы селяне смогли прийти на рынок с мясом. Но и эта программа была загублена, потому что люди из окружения президента запретили власти на местах ее проводить.
И, наконец, так называемый кризис с ценами на сахар, когда искусственно практически закрыли доступ сахара в Украину путем повышения пошлин. На этом очень хорошо заработали те, кто этот кризис создавал. Хотя сахарную проблему нам все-таки удалось решить, и мы, в конце концов, вернули старые цены на сахар.
Все эти экономические проблемы создавались для того, чтобы избавиться от меня, от моего участия в политической жизни. Но ребята просчитались. Люди наши стали за последнее время мудрее и самостоятельнее. Они в состоянии отличить искреннее желание претворить в жизнь их волю от грязного политиканства и провокационных потуг скомпрометировать правительство и его руководителя. По данным социологических исследований, мой рейтинг за это время, несмотря ни на что, неуклонно рос. Но для меня самым убедительным свидетельством доброго ко мне отношения стали сердечные встречи с людьми в Киеве, в Донецке и везде, где я бывала в ходе моей предвыборной кампании.
— А в Москве? Вы так и не побывали в столице России в качестве премьер-министра.
— Я посетила Москву сейчас, когда у меня появилось свободное время. А тогда меня пригласил лично президент Путин. Но люди из его ближайшего окружения очень противились тому, что я буду вести деловые переговоры в России. Я выросла в Днепропетровске в русскоязычной среде. Отец мой — латыш, мама — украинка, но кое-кто пытается обвинить меня в русофобии. Это неправда. На Майдане плечом к плечу стояли и украинцы, и русские, и литовцы, и белорусы — все, кому была дорога судьба страны, которую они по праву считают своим Отечеством. Оранжевые ленты развевались на ветру и во Львове, и в Харькове, и в моем родном Днепропетровске, и даже в Донецке, хотя там, как и в Крыму, конечно же, преобладала синяя символика партии Виктора Януковича.
— Оранжевый бренд украинской революции был оценен в несколько сот долларов и сейчас принадлежит… старшему сыну Виктора Ющенко…
— Для меня, как и для каждого человека, который стоял на Майдане, было шоком услышать, что символика революции оформлена на сына президента. Я не знаю никаких деталей и нюансов, но один из ближайших людей президента Катеринчук сказал, что символика оформлена на Андрея Ющенко. Мне кажется, мы не должны символику такого события выставлять на базар. Пусть даже кто-то не признает нашу революцию, но для большинства граждан нашей страны это было верхом духовности, было чем-то святым, и я бы хотела, чтобы Виктор Андреевич вернул эту символику тем людям, которые боролись за демократические идеалы, чтобы она была достоянием тех, кто стоял на Майдане.
Лично я никогда бы не стала претендовать на приватизацию этого бренда, хотя именно мне принадлежит идея сделать оранжевый цвет символом борьбы. После первого тура выборов президента в начале ноября прошлого года кое-кто опустил крылышки. Объявили, будто перевес на стороне Януковича, и мне захотелось ободрить людей, чем-то их объединить. И тогда я обратилась с трибуны Майдана к нашим сторонникам с призывом: давайте сделаем так, чтобы видно было всей стране борцов за демократию и свободу. Этот символ должен объединить людей и показать нашим противникам, что нас много, нас не победить. И площадь буквально вспыхнула оранжевым цветом. По Киеву, по многим другим городам Украины мчались машины с оранжевыми ленточками. Девушки привязывали ленточки к сумочкам, юноши обвязывали вокруг головы, солидные граждане носили ленточки в петлицах пальто. Это был взлет человеческого духа. Мне, с одной стороны, очень жаль, что может так бесславно закончиться эта яркая страница нашей истории, но, с другой стороны, нельзя не признать, что с тех пор именно благодаря тем событиям люди стали другими и отношение к Украине в мире изменилось.
— Вы родились под знаком Стрельца в ноябре, и скоро у вас маленький юбилей. Как собираетесь его отметить?
— Никак. Для меня очень важен другой праздник — свадьба единственной дочери. И хотя ее будущий муж англичанин, мы будем отмечать это событие не в Лондоне, не в каком-то шикарном замке, как утверждает желтая пресса, а в Киеве, в кругу друзей, родных и близких. Надеюсь, это будет веселая украинская свадьба.
Источник: Новая газета
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх