EN|RU|UK
  1556  6

 «КОМАНДА ОБИЖЕННЫХ» ГРИГОРИШИНА

«КОМАНДА ОБИЖЕННЫХ» ГРИГОРИШИНА

Скандально известный российский олигарх Константин Григоришин более полугода пытается получить контроль над харьковским «Турбоатомом». В этом ему помогают бывшие сотрудники завода, которые не сработались с новым руководителем Виктором Субботиным.

Причина того, что эти люди не смогли ужиться с новым менеджментом завода, проста – с приходом Виктора Субботина «Турбоатом» перестал быть для них «кормушкой».

Виктор Субботин, успешный харьковский бизнесмен, уверенно вытягивает «Турбоатом» из того кризиса, в который успел загнать завод его предшественник – Евгений Белинский. Первое, что сделал Субботин, придя на завод, – поломал механизмы для выкачивания денег из предприятия. Так называемые «схемы» долгое время кормили горстку топ-менеджеров «Турбоатома». С упразднением «схем» за пределами завода оказались и их авторы. Впрочем, горевали они недолго, так как были практически сразу подобраны Константином Григоришиным, который сколотил из них своеобразную команду. Команда эта с энтузиазмом вставляет палки в колеса новому руководству «Турбоатома», подыгрывая Григоришину, который не оставляет попыток получить контроль над заводом. Предлагаю «перейти на личности» для того, чтобы понять – кто они, составляющие «команду обиженных».

Евгений Белинский

Бывший генеральный директор «Турбоатома» и, соответственно, «обиженный» № 1. Обида Белинского на Субботина имеет вполне конкретный денежный эквивалент – около двух миллионов долларов в год, и так до 2030 г. Именно столько потерял Белинский с приходом на завод Виктора Субботина. Все дело в том, что незадолго до своего увольнения Белинский с помощью друга своего сына открыл в Москве ООО «Ресурс». Этот самый «Ресурс», по замыслу Белинского, должен был стать посредником между ОАО «Турбоатом» и российскими потребителями продукции завода. Был даже подписан генеральный контракт, согласно которому через ООО «Ресурс» до 2030 г. планировалось проводить поставки комплектов деталей и узлов турбин (всего 43 комплекта). Стоимость одного комплекта – около 120 млн долларов. Даже если бы посредник – «Ресурс» – ограничился скромным одним процентом, то каждый год Белинский клал бы себе в карман более двух миллионов долларов.

Российские потребители были озадачены появлением нового посредника, ведь связи с харьковским «Турбоатомом» налажены десятилетия назад, и все было нормально без всяких посредников. «Росэнергоатом» даже направил в «Турбоатом» письмо с просьбой подтвердить полномочия «Ресурса». Ответ не заставил себя ожидать: «Есть такое ООО, все дела с «Турбоатомом» теперь только через него».

И все было бы хорошо, но на завод пришел Субботин, которому до схем Белинского не было никакого дела. Контракт с ООО «Ресурс» был забыт, и «Турбоатом» снова стал работать с россиянами напрямую. Теперь можно легко представить, какие чувства испытывает Белинский к Субботину.

Впрочем, перед своим уходом с завода Белинский все-таки сумел «подсластить себе пилюлю», выписав себе 800 тысяч гривень отпускных.

Рейдерские атаки Григоришина на «Турбоатом» начались после того, как Белинский ушел с завода. Казалось бы, какая разница Григоришину, кто руководит заводом – Белинский или Субботин, ведь количество акций «Турбоатома», которое контролирует российский олигарх, осталось неизменным? Ответ на этот вопрос можно получить, ознакомившись с итогами «хозяйствования» бывшего гендиректора. Дело в том, что завод под руководством Белинского уверенно катился к банкротству. За тот год, что Белинский был у власти, долги завода возросли в 10 раз, вдвое увеличилось количество неотгруженной продукции. Из завода были «вымыты» оборотные средства, не хватало денег на выплату зарплаты, уплату налогов, закупку сырья и материалов. По оценкам нового менеджмента «Турбоатома», поруководи Белинский подобным образом еще год, завод стал бы банкротом. Конечно, для Григоришина такой вариант развития событий был предпочтительным, ведь гораздо легче получить контроль над предприятием, которое раздавлено долгами и является банкротом, чем над прибыльным промышленным гигантом. Да и «продавить» в коридорах власти продажу госпакета акций ОАО «Турбоатом» некому «новому эффективному собственнику» в случае банкротства завода не составило бы особого труда.

Иван Ольховский

Бывший заместитель Белинского. Возможно, «обидеться» на Субботина Ольховского настойчиво попросил Григоришин. Российскому олигарху был нужен не Ольховский, который сам по себе никакой ценности не представляет, а подконтрольная ему фирма «Реестр Холдинг». ООО «Реестр Холдинг» является регистратором, т.е. раньше вело реестр акционеров ОАО «Турбоатом». А в прошедшем времени о деятельности «Реестр Холдинга» следует говорить потому, что с того момента, как «Реестр Холдинг» попал под контроль Григоришина, регистратор занимается тем, что прячет реестр акционеров от правления «Турбоатома». Делается это с одной простой целью – блокировать работу ОАО. Схема очень проста. Например, «Турбоатом» созывает собрание акционеров, которое можно провести только при наличии реестра акционеров. Реестр запрашивается у регистратора, который, естественно, его не предоставляет. «Турбоатом» собрание акционеров проводит, но его законность тут же оспаривается «обиженным акционером» – или Белинским, или подконтрольной Григоришину фирмой «Сварог Эссет Менеджмент», которая владеет 14 % акций ОАО «Турбоатом». На этом, собственно, все. Схема нехитрая, но она позволяет Григоришину постоянно держать руководителей «Турбоатома» под своеобразным судебным «прессом», подвергая сомнению легитимность каждого шага руководителей завода.

Юридическими бумагами, связанными с ситуацией вокруг «Реестр Холдинга», уже можно заполнить небольшой заводской цех. Это иски, заявления, запросы, ответы, жалобы, письма. Иван Ольховский, отдавший «Реестр Холдинг» Григоришину, предоставил ему возможность вести затяжную юридическую войну. Поставить точку в ней может только вмешательство главного акционера завода – государства Украина. Но высшим государственным чиновникам сейчас не до того – все заняты политическим кризисом. Этим на полную катушку и пользуется Григоришин.

Есть еще одна интересная деталь. Дело в том, что «Турбоатом», не желая давать лишний повод «Реестр Холдингу» для отказов в выдаче реестра акционеров, все это время продолжал оплачивать услуги регистратора. А это 16 тысяч гривень в месяц. Кроме того, что Ольховский является фактическим хозяином «Реестр Холдинга», в этой фирме трудоустроены его жена и дочь. Вот так «Турбоатом» невольно оплачивает карманные расходы семьи Ольховских. Хотя, надо думать, и Григоришин Ольховского не забывает, ведь получить под контроль регистратора и реестр акционеров – редчайшая для всякого рейдера удача.

Роман Кузнецов

Бывший начальник юридического отдела «Турбоатома». Обида Кузнецова, как и обида Белинского, выражена в денежном эквиваленте. До Белинского с его миллионами Кузнецову, конечно, далеко, но 10 тысяч долларов ежемесячно – тоже потеря, которая заставила бы обидеться практически кого угодно. Юридический отдел, которым руководил Кузнецов, состоял всего из трех человек. Для «Турбоатома», конечно, маловато. Казалось бы, проще расширить штат, но Кузнецов легких путей не выбирал. Им была организована фирма «Норма Харьков», которая занималась юридическим обслуживанием завода. За эту работу «Турбоатом» ежемесячно переводил на счет «Нормы Харьков» 10 тысяч долларов. Субботин после своего прихода на завод создал Управление правового обеспечения, а от помощи со стороны «Нормы Харьков» отказался.

Кстати, бюджет Управления правового обеспечения «Турбоатома» гораздо меньше, чем стоимость услуг «Нормы Харьков». К тому же сейчас юристы Субботина ведут затяжную войну с Григоришиным, а вот за что получала такие деньги юридическая фирма? Загадочное название «Норма Харьков» следовало бы поменять на «Кормушка Кузнецова» – оно гораздо лучше отражало бы цель создания этой коммерческой структуры.

Кроме того, Роман Кузнецов внес свой посильный вклад в борьбу с Субботиным. «Реестр Холдинг» – регистратор, попавший под контроль Григоришина, – отказывает в выдаче реестра, ссылаясь на определение Ленинского районного суда г.Днепропетровска от 17 августа 2007 г. (№ 20-176/07). Это определение, по сути блокирующее деятельность «Реестр Холдинга», основано на решении третейского суда, расположенного в Днепропетровске. А спор, который стал поводом для вынесения решения третейским судом, произошел между некой дамой и Романом Кузнецовым. Из-за двух «спорщиков» (якобы Кузнецов не поделил с женщиной акций «Турбоатома» аж на 600 гривень) суд заблокировал работу целого промышленного гиганта, нарушив права семи тысяч акционеров. Ситуация, конечно, абсурдная, но при нашей судебной системе и «странном» законодательстве необычной не является.

Поучаствовав схеме с «Реестр Холдингом», Кузнецов спустился с должности начальника юридического отдела до «должности» подставного лица в разыгранной рейдерами схеме. Но зато теперь он, хоть как-то насолив Субботину, наверняка спит спокойнее.

Евгений Феоктистов

Бывший помощник Белинского – единственный из «обиженных», уволенный «по статье». Поняв, что любимый шеф вот-вот будет выброшен с завода, Феоктистов настолько распереживался, что даже вид заводских корпусов стал ему противен. Он проболтался неизвестно где полтора месяца, после чего был уволен за прогулы.

Из всех «обиженных» Феоктистов персонаж самый интересный. Среди своих коллег по «обиженному цеху» он самый молодой – ему еще нет тридцати. Как такой молодой человек смог стать помощникам генерального директора промышленного гиганта? Для того чтобы занять такую должность при Белинском вовсе не обязательно в чем-то разбираться. Достаточно быть зятем кума генерального директора. А кум у Белинского был очень непростой – бывший директор харьковского ЦУМа. Женившись на дочери «торгового генерала», Феоктистов обеспечил себе карьерный взлет.

Юный возраст Феоктистова не мешал ему чувствовать себя на заводе очень уверенно. Например, он мог в буквальном смысле потрепать за ухо какого-нибудь начальника цеха, разменявшего шестой десяток. Наглость Женечки, как называли его на заводе, иногда раздражала даже Белинского, который и сам был изрядным самодуром. Однажды Белинский даже выгнал Феоктистова с завода. Впрочем, потом вернул. То ли из уважения к куму, то ли из любви к… космосу. Дело в том, что Женечка всем заявлял, что он приходится племянником летчику-космонавту Феоктистову.

Казалось бы, кому нужен этот «племянник космонавта»? Но даже такому человеку, как Феоктистов, Григоришин нашел применение. В разгар рейдерской войны некий злоумышленник заливал монтажной пеной банкоматы банка, председателем наблюдательного совета которого является Виктор Субботин. Злоумышленник, очевидно, не знал, что большинство банкоматов снабжены камерами видеонаблюдения. А если бы знал, наверняка, следуя «семейной традиции», пошел бы на дело в космическом скафандре, для того чтобы не быть опознанным. Ущерб от хулиганства Феоктистова оценен примерно в 70 тысяч гривень. Если его вина будет доказана, то вполне возможно, он в скором времени окажется под следствием.

Но использовать Феоктистова только как «заказного хулигана», очевидно, показалось Григоришину не очень эффективным, поэтому на свет родился «Феоктистов-жертва». На сайте www.from-ua.com была размещена статья
«Семье помощника экс-директора ОАО «Турбоатом» угрожают расправой». Материал этот появился в разделе «Криминал», хотя, по идее, должен был быть размещен в рубрике «Оплачено Григоришиным». Так вот, в этой статье речь шла о том, что Феоктистову и членам его семьи угрожают, были названы фамилии «угрожающих» и даже заявлено о том, что Феоктистов обратился в прокуратуру Киевского района г.Харькова. Вместо угрожающей статья получилась довольно глупой. Кроме передергивания фактов и откровенного вранья обращают на себя внимание две вещи. Во-первых, Феоктистов, для которого, очевидно, брак по расчету оказался невыгодным, несколько месяцев назад развелся, и угрожать членам его семьи смысла нет. А во-вторых, есть ли смысл угрожать самому Феоктистову? Представьте себе, что вместо того чтобы угрожать своему врагу, вы станете угрожать его злобной болонке.

И еще одна интересная деталь – заявления Феоктистова в прокуратуре Киевского района Харькова не оказалось. Не оказалось его заявления и в других органах прокуратуры Харьковской области. Наверное, «дело Феоктистова» показалось для работников харьковской прокуратуры настолько важным, что они передали его заявление по иерархической лестнице – в Генеральную прокуратуру Украины, а может быть, сразу в Гаагский трибунал.

Вот такая она – «команда обиженных». Своего желания с триумфом вернуться на завод Белинский, Ольховский, Кузнецов и Феоктистов не скрывают – каждому своему бывшему коллеге они заявляют «Субботин здесь не надолго, Григоришин победит, я вернусь, и тогда…». Что будет по их возвращении нетрудно себе представить – изголодавшиеся без «кормушки» «обиженные» с удвоенным рвением займутся любимым делом, и от крупнейшего промышленного гиганта вскоре останутся дымящиеся руины. Пообещав Белинскому и компании скорое возвращение на «Турбоатом», Григоришин своими руками сделал из Виктора Субботина защитника украинского энергетического машиностроения. Вот только бороться Субботин вынужден практически в одиночку – внимание государственных мужей приковано к разрешению затянувшегося политического кризиса, и «Турбоатом» остался один на один с Григоришиным и его «обиженными». Но возможно, кризис скоро разрешится, высокие чиновники обратят внимание на то, что творится вокруг «Турбоатома», и каждому воздастся по заслугам.

VEhrdlVXczVSMEV3VEdwUmN6bERLekJaUkZGMVRrZEpNRXhxVVhaVE9IWT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх