EN|RU|UK
  1271  24
Все про:Ющенко (12273)

 ЮЩЕНКО - СОВРЕМЕННЫЙ МАНИЛОВ, ЖИВУЩИЙ В МИРЕ АБСТРАКТНЫХ ПРОЖЕКТОВ

ЮЩЕНКО - СОВРЕМЕННЫЙ МАНИЛОВ, ЖИВУЩИЙ В МИРЕ АБСТРАКТНЫХ ПРОЖЕКТОВ (С.Рахманин, ЗН)

Только барин может себе позволить витийстововать о проблемах бездомных детей с бокалом французского шампанского в руке за ломящимся от яств столом. Стоимость которого сопоставима с месячным (а может, и годовым) бюджетом детского дома.

Вот уж который день политики, журналисты и рядовые избиратели горячо спорят о том, имела ли место хакерская атака на систему «Рада». Не поставлена точка в дискуссии о том, кто именно, кого именно и как именно пытался стимулировать в рядах БЮТ и «НУ—НС» в канун голосования, закончившегося для Тимошенко очевидным конфузом. Темой живейшего обсуждения стала история с похищенной карточкой спикера. Одни восхищаются ловкостью рук депутата Лукьянова и сетуют на неопытность депутата Яценюка. Другие склонны видеть в случившемся предварительный сговор и сознательный подыгрыш ставленника президента дерзкому диверсанту из «Регионов».

Подобные разговоры, безусловно, являются чрезвычайно увлекательным делом. Однако, по нашему скромному мнению, несколько отвлекают от сути проблемы. Меж тем хладнокровный взгляд на события прошлой недели (как очевидные, так и старательно скрытые от постороннего ока) позволяют сделать неутешительный вывод. С высокой степенью уверенности можно говорить не только о неэффективности существующей коалиции, но и о неэффективности правительства. Независимо от того, станет Юлия Тимошенко главой Кабинета или нет.

Попутно заметим, что по состоянию на сегодняшний день значительная часть регионалов уже готова воспринять премьерство как неизбежную данность. В то время как сама Юлия Владимировна еще больше усомнилась в целесообразности подобного шага. В политике достаточно часто случается подобное: не все делают то, чего желают. Не все является тем, чем кажется на первый взгляд.

Впрочем, обо всем по порядку.

Бледная тень «серого кардинала», или Тезисы о разнице между имением и заводом

Не станем утомлять читателя повтором назойливого рассказа о превратностях электронного голосования и премудростях парламентского регламента. Обратим ваше внимание на следующее обстоятельство. Две безрезультатные попытки добиться своего внесли дополнительную нервозность в ряды большинства. Во-первых, и в БЮТ, и в «НУ—НС» сразу нашлись те, кто начал подозревать некоторых своих соратников в двойной игре. Второе. Среди соратников Тимо­шенко отыскались особо мнитель­ные, увидевшие в случившемся факт предательства со стороны партнеров по коалиции. В свою очередь в рядах команды Луценко—Кириленко обнаружились столь же впечатлительные, нутром почувствовавшие измену со стороны БЮТ. По их мнению, Юлия Владимировна в последний момент сочла премьерство худшим из зол. Согласно их логике, она не желала становиться главой Кабинета. Но при этом хотела, чтобы премьерское кресло из-под нее выдернула чужая рука. Комбинация выглядит достаточно сложной, но это не помешало кое-кому в нее уверовать. Наконец, третье. И в Блоке Тимошенко, и в союзе «наших» с «народными самбистами» до сих пор окончательно не выяснили:

— смирился ли Ющенко с премьерством Тимошенко;

— способствовал ли он ее неизбранию или же просто не препятствовал активным боевым действиям, развернутым регионалами;

— степень влияния Виктора Ивановича на Виктора Андреевича именно в этом вопросе.

Возможно, мы никогда не узнаем, автор какой из гипотез оказался прав. Как, скорее всего, никогда не доведаемся, почему в нужный момент не сработали карточки. Однако сам факт появления данных гипотез и подобных вопросов достаточно красноречиво характеризует как степень доверия бютовцев к нунсовцам, так и уровень доверительности между коалиций и президентом.

Даже если Кабинет Тимошенко и станет явью уже в ближайшие дни, трудно предположить эффективное взаимодействие между главой государства, парламентским большинст­вом и правительством. Тем более что гипотетический состав КМ не позволяет рассматривать его как команду единомышленников.

Относительное единство вынужденные партнеры демонстрируют пока. Пока есть условная единая цель. И общий условный противник. Но как только цель будет достигнута, раздоры неизбежны. А противнику только того и надо. Вот почему очень многие влиятельные лица в ПР настоятельно рекомендуют соратникам не мешать Тимошенко становиться премьером. Есть у «донцов» и другие резоны. Но об этом несколько позже.

А пока о резонах президентских. Пытаясь ответить на естественный вопрос «Какой премьер выгоднее Ющенко?», мы пришли к несколько противоестественному выводу. Для Виктора Андреевича было бы выгодно, если бы глава КМ не был назначен вовсе. Впрочем, неестественным сие предположение выглядит лишь на первый взгляд.

Давайте скрупулезно разберем ситуацию. Проанализировав информацию, полученную из самых разнообразных источников, мы выясним удивительную вещь. Никогда еще Кабинет не был столь чутким к пожеланиям президента. Статус «и.о.» накладывает неизгладимый отпечаток на принципиальность. Мечты Ющен­ко угадываются с полумига, а просьбы исполняются в полсекунды. Подвешенное правительство — сговорчивое правительство. Желание остаться стимулирует желание угодить. Что, в свою очередь, стимулирует нежелание Ющенко отказываться от сотрудничества с такими понятливыми ребятами.

«Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!» — так и хочет воскликнуть хозяин Банковой. Дабы остаться хозяином положения. Ежели страна в двухмесячный срок не изберет руководителя центрального органа исполнительной власти, гаранту сие окажется только на руку. В этом случае в государстве будут вынуждены будут сосуществовать
полулегитимное правительство и полулегитимный парламент, над которыми будет возвышаться легитимный президент. Он же тогда автоматически окажется единствен­ным посредником между оранжевым большинством и бело-синим Кабинетом. Давняя мечта Ющенко осуществится: он будет разводить и царствовать. Потому что руководить он никогда не умел, а управлять никогда не хотел.

Спорный вопрос: похож ли Ющенко на Фауста, а Балога — на Мефистофеля. Многие убеждены, что рожки главы канцелярии вылезают из-за президентского плеча постоянно, что бы несостоявшийся мессия ни говорил и ни делал.

Спор о роли личности в истории вечен. Спор о роли руководителя СП в современных политических процессах — и вовсе пустая трата. Даже если он и в самом деле является автором (соавтором) большинства свежих интриг. Хозяин Закарпатья — следствие, а не причина.

Появление лица, подобного Балоге, было предопределено исторически. Как в свое время было предопределено появление Медведчука. Леонид Данилович по своей политической сути был директором на заводе под названием «Украина». Плохо ли, хорошо ли, но он им руководил. Директорство как политическая философия предполагает присутствие по правую руку менеджера. И когда на заводе возник кризис, место кризисного менеджера естественным образом занял Виктор Владимирович.

Виктор Андреевич — совсем другой типаж. Он — классический пример барина. Такой себе современный Манилов, живущий в мире абстрактных прожектов и рассуждающий, до какой степени украинский народ гармонирует с украинской природой. Только барин может себе позволить витийстововать о проблемах бездомных детей с бокалом французского шампанского в руке за ломящимся от яств столом. Стоимость которого сопоставима с месячным (а может, и годовым) бюджетом детского дома. Барин не почувствует в этом противоречии ничего неестественного. Он его не увидит. В этом — его счастье и беда для окружающих.

Ющенко в отличие от Кучмы хочет чувствовать себя владельцем имения под названием «Украина». Барину, ленивому от природы, нужен управляющий. Лицо, берущее на себя решение многочисленных хозяйских проблем и предоставление хозяину многочисленных благ. Такой себе лукавый, оборотистый, услужливый, может быть, даже немного вороватый персонаж. Балога на подобную роль подходил как нельзя лучше. В данном случае его следует рассматривать не столько как субъекта политика, сколько как функцию. Не было бы его, нашелся бы другой балога.

Сравнения Балоги и Медвед­чука, к коим многие сегодня прибегают, уместны не вполне. Несмотря на то что (как многие считают) Виктор Иванович считает тезку и бывшего соратника по СДПУ(о) своим учителем, пытаясь (вольно или невольно) копировать его методы. Балога не обладает многими достоинствами Медведчука. Но они ему и не нужны. Глава администрации Кучмы держал в поле зрения всех, кто мог пригодиться патрону. Всех кормили, поили, обхаживали, ублажали и награждали. До тех пор, пока они представляли интерес. Руководитель секретариата Ющенко кормит и ублажает только хозяина. Мажордом не умеет и не должен выполнять функции канцлера. И наоборот. Оба являются, по сути своей, менеджерами. Но отягощены разными задачами. Один носит в клюве бумажки. Другой таскает сало в комору. Медведчук успешно убеждал в принятии того или иного решения Кучму, нуждавшегося в успехе. Балога избавляет от необходимости принятия решений Ющенко, нуждающегося в комфорте.

Может, впрочем, случиться, что роль двух наперсников в судьбе их боссов окажется сходной. Многие считают, что именно Медведчук (единственный эффективный менеджер в аппарате Л.Д.) ускорил политическую кончину Кучмы. Немало и тех, кто полагает, что именно Балога (первый реальный менеджер в аппарате В.А.) станет политическим могильщиком Ющенко.

Так называемый фактор Балоги — серьезный раздражитель для тех оранжевых, кто давно борется с накопившимся раздражением. Серьезный, но не единственный. Барское, а в последнее время откровенно хамское обращение Ющенко с членами фракции «НУ—НС» стало традицией. Предпосылки для бунта части блока существуют давно, дело — за формальным поводом.

Виктор Андреевич искренно убежден, что:

— депутаты — его подчиненные;

— своим попаданием в парламент каждый из них обязан только ему и никому больше;

— коалиция должна быть пропрезидентской либо ее не должно быть вовсе.

Число тех, кого подобный подход не только изумляет, но и возмущает, множится. Ющенко, навязавший соратникам избирательный список, текст коалиционного соглашения и кандидатуру спикера, на достигнутом не остановился. На истекшей неделе он собственноручно заполнил нунсовскую квоту будущего правительства. Список вызвал искреннее изумление. Луценко и Кириленко были незамедлительно отряжены на Банковую. Дабы предельно осторожно и запредельно вежливо осведомиться, что в этом списке делают, например, Кремень и Ехануров. При всех талантах Юрия Ивановича отношение к нему у многих во фракции, мягко говоря, неоднозначное. И кое-кто, к примеру, Омельченко, не стесняется это демонстрировать открыто. Шансов попасть на любую должность в КМ с подачи коллег у Еханурова, скорее всего, не было. Что касается кандидатуры главы военного ведомства, то подавляющее большинство фракции рассчитывало увидеть на этом посту Анатолия Гриценко. По нашим сведениям, в понедельник президентский секретариат затребовал у и.о. министра обороны документы, необходимые для соответствующего президентского представления. А во вторник, только уже от секретариата Верховной Рады, Гриценко узнал об изменении решения. Верхов­ный главнокомандующий не удосужился поставить его в известность ни о самом факте, ни (тем более) о причинах подобного шага. Так завершились три года совместной работы.

Посланцы депутатской ячейки были приняты гарантом крайне недружелюбно. Рассказывают, что с двумя формальными лидерами «НУ—НС» почетный президент «Нашей Украины» вел себя, мягко говоря, брутально. Суть беседы (или, точнее) монолога:

— Ющенко никому ничего не должен;

— Ющенко ни перед кем не обязан отчитываться;

— как Ющенко сказал, так и будет.

Говорят, что после конструктивного общения с верховным вождем Луценко с трудом сдерживал бешенство, а Кириленко не скрывал растерянности. Предположить, что очередную нанесенную им обиду они забудут, можно. Но сложно.

Неформирование Кабинета под руководством Тимошенко может стать поводом для открытого выражения недовольства. Ющенко этого не может не понимать. Как бы ни хотелось ему законсервировать существующую ситуацию. Как бы ни хотелось Балоге, к примеру, сменить Януковича на посту и.о. главы правительства. Ющенко вынужден готовиться к разным вариантам. Посему он и комплектует, елико возможно, будущий Кабмин персонажами, которые не станут отказывать ему, его соратникам и членам его семьи в удовлетворении различных просьб. Мелких и не очень. По квоте Виктора Андреевича в КМ будут делегироваться те, с кем проще «паковаться». И (или) «смотрящие». Простите за непарламентский стиль.

Пошла Коса на грабли?

Нет оснований считать, что Тимошенко приложила руку к «завалу» своей кандидатуры. Но есть повод думать, что она могла бы с облегчением отнестись к подобному исходу. То, что Юлию Владимировну расстроила цифра 225 на табло, заметили многие. Гораздо меньше наблюдателей обратили внимание, что традиционная речь номинанта была не столь убедительной, как ожидалось, а сама Ю.В. сражалась за будущий пост не столь энергично, как год (тем более два) назад. Хорошо знающие ее люди с удивлением обнаружили на ее лице признаки растерянности, порою плавно перетекающей в обреченность. Это пугает и личных симпатиков, и тех, кто связывает с ее премьерским будущим собственные далеко идущие планы. До сих пор для значительной части БЮТ —загадка: хочет Тимошенко в премьеры или нет.

Давайте в общих чертах прикинем количество и качество проблем, с которыми столкнется будущий премьер.

Первое. Отсутствие эффективной законодательной подпорки. Как выяснилось, даже реэвакуации больных и раненых оказалось недостаточно, чтобы добиться положительного голосования. Любой мало-мальски принципиальный закон ожидает схожая судьба. Шансов, что численность большинства возрастет, пока немного. Вероятность, что она уменьшится, пока намного выше.

Второе. Тимошенко получит Кабинет, состав которого ей в значительной степени навяжут. Члены правительства будут ориентированы на различные центры влияния. Вероятное принятие президентской версии закона о Кабинете усилит контроль президента над КМ и ослабит влияние премьера на министров.

Третье. Конфликт с президентом практически неизбежен. Сомнительно, чтобы Тимо­шенко питала какие-либо иллюзии по этому поводу. Но если бы они у нее и были, то должны были развеяться. Ющенко сделал все от него зависящее, чтобы блок Литвина не стал прямым союзником коалициантов. В частных беседах автору этих строк о подобном факте говорили представители всех фракций, что позволяет доверять полученной информации. До­полни­тельный минус. Ющенко не будет упускать случая покритиковать Тимошенко. Она же, если останется верной тактике 2005-го будет преимущественно помалкивать. Впрочем сегодня леди Ю — до предела сжатая пружина. Ее распрямление — вопрос времени и направления, но никак не местонахождения…

Четвертое. Разные экономисты по-разному оценивают нынешнее экономическое положение страны. Синтезировав многочисленные точки зрения, допустимо говорить, что условия для старта у будущего Кабинета не слишком благоприятные. Рост цен на энергоносители, уровень инфляции, плачевное состояние ЖКХ (в этой сфере запас прочности приблизился к критической отметке), доставшийся в наследство «чужой» бюджет; колоссальный объем работ по подготовке к Евро-2012. Добавьте к этому ворох обещаний, которые невозможно реализовать. Выполнение которых необходимо хотя бы обозначить. Осилить подобную ношу с учетом всех перечисленных выше обстоятельств практически невозможно.

Пятое. «Регионы», которые окажутся в оппозиции, вздохнуть свободно не дадут. Президент Юлии Владимировне в этой истории — не соратник. Последние события окончательно убедили, что с Януковичем он чувствует себя намного комфортнее, чем с Тимошенко.

Количество и качество возможных «плюсов» предлагаем определить самостоятельно. Дабы убедиться, что при всех возможных выгодах Тимошенко куда предпочтительнее оставаться в оппозиции.

Но. Во-первых, публичный отказ от премьерства моментально ударил бы по рейтингу. Во-вторых, нам кажется: она до такой степени была нацелена на победу, что вариант пребывания в оппозиции скрупулезно не просчитывала. Да и психологически отказаться от мечты, когда она — в двух шагах, непросто.

Сомнения Юлии Владимиров­ны, скорее всего, нашли опосредованное выражение в предложенном ею Кабинете. Кто-то из политиков, взглянув на перечень возможных вице-премьеров (Турчинов, Винский, Немыря) задал не лишенный логики вопрос: «Она формируют Кабинет или же избирательный штаб?»

Не исключено, что Тимо­шенко оставляет за собой и такой путь: сделать шаг, на который ее попросту обрекают. Зало­жить материальный, организационный и PR-фундамент будущей президентской кампании. Уйти после первого же конфликта, обязательно громко хлопнув дверью. А дальше — догадайтесь сами.

«Каплей росы окажется иней,
Оранжевый цвет превратится в синий»

Говоря об относительной предопределенности премьерст­ва Юлии Владимировны, мы не исключали, что активное сопротивление «Регионов» трансформируется в политику непротивления. Окончательной позиции в ПР еще не определили. Янукович и Ахметов (так же, как и Ющенко с Тимошенко) в процессе мучительного поиска меньшего из зол. Но намеки на возможное решение обнаруживаются. Один из регионалов на тривиальный вопрос «Что дальше?», ответил коротко, но красноречиво: «Юля. У них другого пути просто нет. У нас пока тоже».

Разберем ситуацию. ПР согласилась на досрочные выборы под обещание Ющенко создать так называемую широкую коалицию. Исполнено оно не было. Это обстоятельство в «Регионах» оценивают по-разному. Половина склонна считать гаранта банальным «кидалой». Другая половина считает, что долгожданный альянс не сложился из-за неспособности почетного президента «НУ» контролировать «свою» фракцию. Исходя из подобных, различных, допущений, «донцы» одинаково не верят в скорое создание новой коалиции после развала нынешней. Логика первых: кинул раз — кинет и во второй. Логика вторых: кто даст гарантию, что «НУ—НС» пойдет на союз с нами?

Следующий аргумент. «Не­пре­мьерство» Тимошенко, скорее всего, означает не только развал коалиции, но и развал «НУ—НС». Причем вероятность того, что большая часть окажется союзниками Тимошенко, невероятно высока. Сейчас. Пока существуют иллюзии и надежды. Другое дело, рассуждают регионаловы аналитики, если коалиция развалится естественным путем. Правительство погрязнет в проблемах, Тимошенко увязнет в спорах с президентом. Фракции, вынужденные принимать сторону одного из субъектов конфликта, неизбежно переругаются между собой. Сам по себе факт формирования оранжевого правительства уже углубит трещину между партнерами — должностей на всех явно не хватит. А недовольный боец — потенциальный дезертир. Откровенное вмешательство Ющенко в процесс комплектации Кабинета, характер некоторых их подобранных им кандидатур — лишний повод для недовольства. Пара месяцев от силы, и брак по расчету обернется разводом по доброй воле. В «Регионах» склонны считать, что именно добровольное расставание «сердечных» с помаранчевыми создаст кумулятивный эффект, убивая рейтинг и тех, и других. Позволим себе усомниться в справедливости подобного предположения, но сочтем необходимым о нем упомянуть.

В ПР считают, что окончательный политический крах партий Майдана сделает сговорчивее и Ющенко, и Литвина со товарищи, и многих сомневающихся в «НУ—НС». Враг, лишенный иллюзий, способен стать другом. И тогда — здравствуй, коалиция! «Донцы» иже с ними отправятся во власть под знаменем спасителей Отечества, призванных ликвидировать последствия очередного бездарного правления оранжевых. Чем не план.

Однако. Есть в Партии Регионов товарищи, которые ни дня не хотят находиться в оппозиции. Так сложилось, что товарищи эти имеют в родной организации авторитет, и все прочие обречены прислушиваться к их мнению. И даже обслуживать его: заявление Партии Регионов с требованием к Балоге «прекратить оказывать давление на депутатов с целью обеспечения голосования за Тимошенко» — просто потешное. Виктор Борису — орден, Борис Виктору — алиби. После очередного сеанса общения между Балогой и Колесниковым товарищи многозначительно обращают перст в сторону Банковой и произносят: «Братья! Настал наш час. Есть сигнал! Во второй раз он Юлю не внесет…». Братья вздыхают и подчиняются. Юлю вносят. Но товарищи снова берут слово: «Братья! Терпение! Так было нужно. Поступил новый сигнал! Требуется завалить голосование. В третий раз не внесет точно…» Братья скрежещут зубами и покоряются. В надежде на интуицию лидеров. С верой в то, что случится чудо, и слова из песни Макаревича, вынесенные в подзаголовок, станут явью.

Но нравится подобное не всем. Один влиятельный регионал справедливо заметил: «Наша сила в их бессилии. Их сила в нашем бездействии».

Вот уж, право, ни убавить, ни прибавить…

Источник: Зеркало недели
VEhrdlVYSjBSMG93VEZoUmRtUkROakJNTkhaTWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх