EN|RU|UK
  529  9

 ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ РОССИИ: «ЧУЖОЙ ЗЕМЛИ НЕ ОТДАДИМ НИ ПЯДИ»

Есть такая загадка на развитие минимальной детской сообразительности: плывет по морю корабль, матрос с палубы видит мерцание маяка — то потухнет, то погаснет; боцман тоже видит такую картину — маяк то потухнет, то погаснет. Спрашивается: кто же первый зам

Кто первый на маяке?

Когда Всеукраинская молодежная общественная организация «Студенческое братство» решила немного «взбодрить» своими антироссийскими протестами заспанный во время летнего курортного сезона Севастополь, то сначала это могло показаться невинными шалостями патриотически настроенной молодежи, стремящейся исключительно к самопиару. Собственно, последнего «братчики» добились сполна после конфликта на маяке Сарыч как раз в День Независимости. На следующий день их заявление об оккупации российской морской пехотой маяка на крайней южной точке Украины прозвучало как гром среди ясного неба сразу после главного государственного праздника страны. А еще раньше, в июле, пикетирование ВМОО «Студенческое братство» штаба ЧФ РФ спровоцировало применение российскими военнослужащими физической силы: протестующие против иностранного военного присутствия в Севастополе молодые люди перекрыли один из въездов на территорию штаба. Его начальник тогда звонил главе городской администрации Сергею Иванову с предостережением о наличии у россиян оперативной информации о подготовке пикетчиками ни много ни мало террористического акта. В Севастополе вообще к подобным «выходкам» не привыкли, здесь всегда более естественно воспринимали как раз антиукраинские выступления политических и общественных организаций. В результате же поднятая «братчиками» протестная волна вполне способна повлиять и на ход сложнейших дипломатических переговоров, которые проводят Украина и Россия. Во всяком случае, россияне уже восприняли как довольно-таки неслучайное совпадение акций протеста «Студенческого братства» и беспрецедентного заявления первого заместителя министра иностранных дел Украины Антона Бутейко, о том, что окончательный вывод о соответствии Конституции переходного положения, на основании которого ЧФ РФ пребывает в Крыму, может вынести Конституционный суд.



Чистка черноморских конюшен

На этой неделе еще один первый «зам» Бориса Тарасюка — Владимир Огрызко заявил о подготовке МИДом большой «чистки черноморских конюшен» — условия функционирования ЧФ в Крыму уже давно не удовлетворяют украинскую сторону. И проблема вовсе не в придирчивости новой украинской власти. Просто россияне традиционно ведут себя в Севастополе отнюдь не как в гостях, и далеко не на правах арендаторов. И использование ими до сих пор около 100 навигационно-гидрографических средств — сооружений, маяков, створных и навигационных знаков на всем протяжении ЮБК от мыса Тарханкут до мыса Аюдаг — идет вразрез с выданным ими же еще 1 января 2000 года извещением мореплавателям: «пункт 4. 9956.01 Выпуск 1. Главное управление навигации и океанографии Минобороны РФ. На основании межправительственных соглашений и актов ГУНиО МО передало гидрографическое имущество и средства, необходимые для обеспечения безопасности мореплавания, национальным гидрографическим службам стран-республик бывшего СССР на Балтийском, Черном и Каспийском морях и ответственности за безопасность мореплавания в территориальных водах и экономических зонах этих государств не несет». Итак, случись, не дай Бог, что-то нехорошее в море из-за проблем с НГС — де-юре отвечать придется государству Украина. Но вот де-факто оно не управляет всеми 77 объектами, которые согласно решениям хозяйственных и апелляционных судов Севастополя должны быть изъяты у Минобороны РФ и переданы госпредприятию Минтранса «Госгидрография».

Из длинного перечня этих НГС примерно 37 объектов, в том числе и маяк на Сарыче, находятся под охраной ЧФ РФ, который не допускает на территорию объектов сотрудников «Госгидрографии». Его переписка с командованием ЧФ РФ напоминает разговор немого с глухим: «просим допустить на территорию маяка» — «допустить не можем, обращайтесь в Генштаб»; «просим разметить нашу ремонтно-восстановительную базу на вашей территории согласно пункта договора о совместном использовании» — «вопрос не в нашей компетенции, обращайтесь в Главк навигации Минобороны».

На самом деле в пункте 15 приложения № 2 к «Договору между Украиной и РФ о параметрах раздела ЧФ» совместное использование объектов гидрографической службы обозначено, но не прописано. Вся проблема в небольшом примечании в этом приложении: « Перечень средств навигационного оборудования, объектов и инфраструктуры Гидрографической службы ЧФ, которые находятся на территории Украины, будет окончательно согласован в рамках Соглашения между Украиной и РФ о навигационно-гидрографическом и гидрометеорологическом обеспечении безопасности мореплавания в Черном и Азовском морях». Подписание такого документа и есть предмет переговоров, которые проводят непосредственно послы по особым поручениям МИДов двух стран: от России — карьерный дипломат Петр Добросердов, от Украины — бывший городской голова Севастополя Виктор Семенов. Кстати, последний всенародно избранный мэр города, благодаря позиции которого во многом Украине в 1996-97 годах удалось отстоять национальный суверенитет над «городом русской славы».

Позиции сторон разнятся радикально. Россияне готовы разделить НГС 50 на 50, и до 2017 года постепенно передавать свою часть Украине, которая в свою очередь, выражает готовность такой документ подписать, но только после реализации собственного имущественного права на объекты. Раз они не указаны ни в одном из приложений к Договору о разделе, описывающих арендованные ЧФ объекты, то априори принадлежат Украине, — утверждает наш МИД. И позиция эта якобы согласована на высшем политическом уровне. Россияне же уходить с маяков не собираются, дескать, они входят в состав военных частей ЧФ, и от их работы напрямую зависит жизнедеятельность флота. В то же время юридические службы российского военного ведомства принимают участие в каждой судебной тяжбе по поводу НГС, вовремя подают апелляции, но постоянно их проигрывают. На решения отделов государственной исполнительной службы Севастопольского горуправления юстиции о принудительном исполнении судебных решений о передаче имущества «Госгидрографии» реагируют своеобразно: усиливают охрану объектов военнослужащими морской пехоты, вешают таблички «Территория МО РФ. Вход и въезд запрещен». Хотя в строго юридическом смысле территорией России являются только лишь корабли и самолеты флота, а никак не земли и помещения на территории Украины. Россияне, однако, действуют по принципу «а ну-ка, забери!»

Именно так и произошло на Сарыче, где конфликт усугублен противостоянием личного характера между вольнонаемным служащим ЧФ РФ, начальником маяка Кухаренко и назначенным ГП «Госгидрография», тоже начальником маяка Лещенко. Последний всю жизнь проживает на маяке и жестко отстаивает украинские интересы. И это, безусловно, вызывает раздражение вольнонаемных управленцев от ЧФ. После скандала с пикетированием студентами маяка, в конфликт вмешались и правоохранительные органы: Балаклавское РОВД проводит проверку по факту заявления Кухаренко, обвиняющего Лещенко в организации чуть ли не захвата объекта. На заявления самого Лещенко об угрозах в свой адрес от оппонентов, милиция почему-то не реагирует. А 31 августа российские морские пехотинцы под командованием мичмана Орлова покинули территорию маяка Сарыч, на которой находились почти месяц. Скорее всего, это стало как реакцией на взбудораженное студенческими акциями общественное мнение, так и результатом издания постановления старшего госисполнителя К.Пырковой об остановке исполнения приказа Хозяйственного суда г.Севастополя № 20-2/258 от 5.07.2005 о принудительном изъятии перечня навигационно-гидрографических объектов у Минобороны РФ. В этот раз судебная жалоба была подана россиянами уже на действия судебного исполнителя. Так что им удалось еще на время затянуть процесс передачи маяков и других НГС украинскому гидрографическому ведомству.

Проблема 2017 года

Очередное напряжение в российско-украинских отношениях вокруг ЧФ связано, прежде всего, с формированием рабочих органов комиссии высокого уровня Ющенко—Путин. В ее рамках как раз для «чистки авгиевых черноморских конюшен» должна быть образована подкомиссия по проблемам функционирования ЧФ в Крыму, и Украина пытается создать ее в составе внешнеполитического комитета, курируемого МИДом. Россияне откровенно не желают обсуждать проблемы ЧФ с жесткими украинскими переговорщиками Тарасюком, Огрызко, Семеновым и пытаются втиснуть ее в оборонный комитет, где у них намного больше шансов отстаивать свои интересы. Для российских адмиралов убийственна даже сама мысль о том, что боевые задачи флот вынужден будет выполнять в условиях контроля НГС подразделениями страны, официально стремящейся в НАТО. Украина же теперь, психологически готовя Россию к 2017 году, полна решимости жестко ограничить деятельность ЧФ в Крыму красными флажками четко соблюдающихся договоров аренды. Причем на коммерческих условиях и на все объекты, используемые флотом: от причалов до клубов. Сумма в 97,75 млн. долл., на которую ежегодно списывается госдолг Украины перед Россией за аренду, также не удовлетворяет Киев. Поскольку тогда, в далеком уже 1997-м, когда подписывали Договор о разделе ЧФ, эта цифра была сложена не как результат коммерческой оценки аренды всех объектов. Но для того, чтобы это сделать, необходимо провести инвентаризацию всего огромного хозяйства, арендованного флотом. Это поручено сделать ФГИ до 1 октября, но, скорее всего, сроки выдержаны не будут.

Обратим внимание на два важных, по нашему мнению, обстоятельства. Любой специалист вас заверит: утрата контроля над указанными навигационно-гидрографическими объектами никоим образом не отразится на боеспособности российских военно-морских сил. В эпоху новых технологий флотоводцы благополучно обходятся без маяков.

Проблема Сарыча — политико-психологическая. Россияне не скрывают, что намерены всячески затягивать процесс юридического урегулирования любых вопросов, связанных с пребыванием ЧФ РФ на территории Украины. Чем меньше в активе украинской стороны будет благополучно разрешенных конфликтов, тем сложнее ей будет выполнить «план-2017». Россияне не намерены уступать ни в чем, чтобы иметь козыри для переговоров о дальнейшем благополучном пребывании своих черноморцев на украинских землях.

И второй момент. Согласно отечественному законодательству, навигационно-гидрографические объекты не могут передаваться в аренду. Они не должны находиться в руках у россиян де-юре. Но те игнорируют это обстоятельство, поскольку маяки и прочая инфрастуктура находятся в их руках де-факто.

У Украины есть 12 лет до «часа Х» — 2017 года, когда закончится срок действия Соглашения об условиях пребывания ЧФ. Времени достаточно для расчистки конюшен дипломатами и для усиления украинского влияния в самом Севастополе, если этим заниматься серьезно. Получится ли это у новой украинской власти, покажут результаты ближайших переговоров по ЧФ в рамках комиссии Ющенко—Путин.
Источник: Артем Шевчеко (Студия «1+1» (Севастополь), для "Зеркала недели"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх