EN|RU|UK
  198  1

 БЕСЛАНСКАЯ ТРАВМА НЕ ЗАЖИВАЕТ

Беслан, Россия - За год немногое изменилось на руинах школы №1. На стенах по-прежнему кровавые пятна, а на полу столовой - пропитанная кровью рубашка, судя по размеру, на пятилетнего ребенка.

Одно крыло снесено танковыми выстрелами. Крыша спортзала сожжена. С потолка актового зала свешиваются спущенные шарики, которые должны были стать украшением первого дня учебы.

По данным российских властей, здесь с 1-ое по 3-е сентября прошлого года погиб 331 человек, в том числе, 186 детей. Более семисот были ранены. Это был самый чудовищный террористический акт в современной российской истории, а также тест для администрации президента Владимира Путина, который пообещал выяснить все правду о случившемся.
Но через год после тех кровавых событий ясности о том, что произошло, не прибавилось.

Ведутся три расследования: федеральной прокуратуры, регионального и федерального парламента. Шамиль Басаев, самый разыскиваемый преступник в России, заявил, что это он спланировал нападение. Однако фундаментальные вопросы - сколько террористов захватило школу, кем они были, кто отвечал за действия российских войск, в какой момент и где было использовано мощное оружие, от которого, возможно, погибли заложники - остаются предметом спора.

Никто даже не может с уверенностью сказать, что именно привело к столь трагической развязке. Лишь по одному пункту согласны почти все: российская контртеррористическая акция была проведена с очень большими недочетами, обесценившими акты личного мужества и стоила бесчисленных жертв.

Станислав Кесаев, возглавляющий региональное парламентское расследование, говорит, что события вокруг школы №1 - это пример того, как не должны проводиться контртеррористические операции. Федеральные расследования, по его словам, призваны, прежде всего, защитить чиновников, которые не смогли предотвратить такие жертвы. Его доклад ожидается в сентябре.

'Главный вывод, который мы сделаем, касается отсутствия координации между структурами власти и специальными подразделениями, созданными для этих целей', заявил он.

Интервью с выжившими и членами семей погибших показывают, что большинство из них направляет гнев на террористов, под прицелом согнавших людей в начиненное взрывчаткой помещение. Но, требуя честной оценки захвата заложников и неумелой операции по их освобождению, они испытывают раздражение некомпетентностью властей и их неспособностью признать свою вину за совершенные ошибки.

Возмущение распространено настолько, что местная общественная организация 'Комитет матерей Беслана' призвала президента Путина не участвовать в мемориальных мероприятиях. 'Принципиально важно знать правду, чтобы не повторилось ничего подобного, а эти некомпетентные, безответственные, коррумпированные люди - люди без морали - были наказаны', говорит лидер группы Сусанна Дудиева. 'Этого-то мы и не видим'.

Чудовищный теракт

Канва событий ясна. Террористы появились через несколько минут после начала учебного года 1 сентября и окружили собравшихся на спортплощадке родителей, учителей и учеников. Сопротивлявшиеся были убиты, примерно 150 человек сумели убежать. Остальных - всего около 1 200 человек, загнали в спортзал, который захватчики начинили бомбами.

Последовали переговоры: помимо прочего террористы требовали вывода российских войск из Чечни и встречи с высшими российскими и местными чиновниками. Через два дня, когда переговоры зашли в тупик, спортзал сотрясли два взрыва. Началось сражение, в котором заложники оказались посреди противоборствующих сторон.

Большая часть людей погибла в эти последние часы. Но хаос в финале был предсказуем: с самого начала российская операция была полна ошибок.

В первые часы чиновники утверждали, что внутри всего 350 заложников - эта ошибка немедленно испортила отношения с жителями Беслана, обвинившими своих политических лидеров в некомпетентности.

Это могло поставить под угрозу и жизнь заложников. Террористы слушали новости по радио. Для некоторых из них официальные цифры стали поводом для издевательства над заложниками. 'Один из них сказал: Россия говорит, что здесь вас всего 300', - рассказывает Казбек Мисиков, переживший захват вместе с женой и двумя детьми. 'Может, стоит вас перестрелять, чтобы подогнать под эту цифру?'

В те дни казалось, что властям чуждо тактическое понимание кризиса. Беслан наполнили войска: милиция, армия, внутренние войска и элитные подразделения ФСБ.

Но координация была слабой. По словам Кесаева, одновременно работали четыре штаба. 'До сих пор мы не знаем, кто же фактически командовал', добавляет он.

Также власти не установили эффективный кордон, что, как считают местные жители, позволило убежать нескольким террористам, существования которых Россия не признает. Кордон, который все же поставили, был в 250 ярдах (ок. 230 м.) - в зоне действия гранатометов террористов. В ходе осады гранаты порой разрывались недалеко от окруживших школу родственников заложников.

Некоторые оплошности были поразительными. 3 сентября спецназовцы выехали из Беслана в село неподалеку для отработки тактики. Все было готово для катастрофы.

День хаоса

Взрывы раздались после часа дня 3 сентября. Хотя они обозначили собой, вероятно, самый важный момент драмы, в одно мгновение превратив тупиковую ситуацию в хаотическое на вид сражение, до сих пор неясно, что их вызвало.

Прокуратура утверждает, что первый взрыв был вызван случайным падением бомбы на пол. Многие из выживших согласны. Другие - нет.

Такие расхождения породили невероятные предположения, в том числе, что убитый выстрелом снайпера террорист привел в действие спусковой механизм. (Пластиковые окна спортзала были непрозрачными, поэтому снайпер не мог видеть сквозь них).

Ясно одно: один взрыв произошел в том месте, где террористы установили у стены спортзала крупную бомбу. Она разрушила стену и крышу, усеяв образовавшийся проем разорванными телами.

Снаружи военные и милиция открыли огонь. По словам подполковника милиции Эльбруса Ногаева, у которого в школе погибли жена и дочь, вокруг была неразбериха. 'Я слышал команду 'Не стрелять!', в то время, как из других радиостанций доносилось 'Вперед!', говорит он.

Более того, спецназовцам ФСБ потребовалось на возвращение от 20 до 25 минут, говорит Кесаев, а, вернувшись, они вступили в бой неорганизованно. 'Я видел, как они бегут к школе садами, надевая по дороге бронежилеты', говорит он.

Обозначились новые признаки плохого планирования. Было подготовлено недостаточно машин скорой помощи, и многих раненых отвезли в больницы на частных машинах, без оказания медицинской помощи.

Террористы же собрали выживших в столовой и заставили некоторых из них встать в оконных проемах в качестве живого щита. Вскоре многие были застрелены наступающими войсками, говорит Ирина Налдикоева (30), бывшая там со своими двумя детьми и племянницей Викой Дзуцевой (теперь ей 16).

Одновременно, по потолку спортзала распространялось пламя. Но пожарные прибыли не ранее, чем через два часа, сообщают семьи погибших и Кесаев. К тому времени обрушился потолок. Из числа погибших 218 человек получили ожоги, говорят в комитете Матерей.

Эта рана не заживает. 'Я знаю, что моя жена была ранена', говорит Руслан Тебиев, у которого погибло трое родственников. 'Но почему она должна была сгореть?'

Причина пожара - тоже спорный вопрос. Несколько человек, оставшихся в живых, говорят, что бомбы разорвались с такой силой, что люди, бывшие у противоположной стены, сгорели заживо. Учительница Марина Михайлова сказала, что она видела, как террорист разливает зажигательную смесь. Но некоторые семьи возлагают вину на власти, которые, помимо всего прочего, давали ложную информацию.

Этим летом прокуратура, наконец, признала, что российские войска стреляли по школе из мощных огнеметов 'Шмель'. По мнению некоторых родственников погибших, именно они вызвали или усилили пожар, хотя это не ясно.

Каким бы ни был результат выстрелов из огнеметов, матери, лишившиеся своих детей, говорят, что их появление показало готовность властей использовать все средства, несмотря, на то, что внутри были дети.

Такое же возмущение вызывает использование танков. Теймураз Конуков, один из свидетелей трагедии, говорит, что около 14:30 он лежал за деревом на противоположной стороне улицы и видел, как российский танк стреляет из главного орудия по фасаду школы. В это время заложники все еще были внутри.

Прокуратура утверждает, что танки вели огонь только вечером, когда все заложники уже убежали или были мертвы. Это оспаривает Конуков, версия которого совпадает со свидетельством двух журналистов из 'Нью-Йорк Таймс'. 'Я был прямо здесь', говорит он, указывая на место.

Также не было дано объяснения тому, почему в конце дня танки вели продолжительный обстрел одного крыла школьного здания. 'Все это еще предстоит расследовать', говорит Дудиева. 'Кто привел это тяжелое вооружение? Кто отдал команду о его использовании? Почему это неизвестно?'

Вопросы, вопросы

Нурпаша Кулаев стоит в клетке в зале заседания суда, почти не поднимая глаз. Россия утверждает, что он - единственный выживший террорист; ожидалось, что его процесс позволит лучше понять, что происходило в те дни. Вместо этого, он превратился в демонстрацию презрения к властям.

Семьи погибших оспаривают даже основные утверждения властей. Например, прокуратура заявляет, что школу захватили 32 террориста - 30 мужчин с автоматами и две женщины с взрывными устройствами на поясе. По официальным данным, погиб 31 террорист (они не входит в число 331 жертвы теракта).

Но многие выжившие и участники утверждают, что они видели еще не менее четырех мужчин, которые были схвачены и с тех пор их никто не видел, и третью женщину. Они тем более не доверяют официальной версии, учитывая, что Россия не идентифицировала публично всех уничтоженных террористов.

Ход процесса также приводит семьи в недоумение. Офицеры, арестовавшие Кулаева, не давали показаний, а люди, мало его знавшие, регулярно выступают в суде. Недавно одна женщина после оглашения списка свидетелей встала и громко обругала судью.

Процесс представляет собой лишь один пример того, что семьи считают некомпетентностью и бессердечием официальных лиц.

В руки Комитета матерей попала пленка, заснятая на следующее утро на месте трагедии (ее также просмотрели в 'Нью-Йорк Таймс'). Следователи, раскапывающие пепелище, находят мертвую девочку и бесцеремонно закидывают ее обуглившееся тело в пакет.

Семьи погибших утверждают, что при этом беглом осмотре места трагедии многие вещественные доказательства были потеряны или просто выброшены. Убежденность в этом возросла после того, как в феврале местные жители нашли на местной свалке обугленные предметы из школы. В куче мусора были клубки человеческих волос и иссохшей кожи.

Они также не могут понять, почему здание школы было законсервировано через 36 часов после битвы - ничтожное время для работы судмедэкспертов. Кесаев говорит, что окровавленные руины стали не ресурсом для следователей, а 'объектом паломничества и экскурсий'.

В ответ прокуратура объявила его комиссию нелегальной. Это решение не имеет никакой юридической силы, а Кесаев находит его симптоматичным. 'Каждое ведомство хочет быть первым в очереди за медалями, - говорит он, но последним в очереди тех, кто берет на себя ответственность за неудачи'.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх