EN|RU|UK
  896  77
Все про:Россия (70245)

 ВЫБОРЫ ПРОТИВ ВСЕХ

ВЫБОРЫ ПРОТИВ ВСЕХ (Газета.Ru)

Закончившаяся предвыборная кампания, вероятно, войдет в историю России как самая жесткая. «Газета.Ru» вспоминает ее ключевые эпизоды.

Ни одни парламентcкие выборы в России не были ни скучными, ни предсказуемыми, ни похожими на предыдущие. В том числе и последняя избирательная кампания.

Достаточно сказать, что только концепция будущего состава палаты в неофициальных разговорах кремлевских чиновников и политологов менялась по меньшей мере трижды. Сначала в Кремле хотели было видеть четырехпартийную Думу, такую, какой была предыдущая. С «Единой Россией», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой Россией».

Однако затем президент Владимир Путин решился на главную сенсацию выборов – лично возглавил список кандидатов единороссов. Это событие не только полностью сломало прежний ход кампании, но и грозило осуществить заветную кремлевскую мечту о двухпартийной Думе. Однако очень быстро выяснилось, что второй партией в таком раскладе неизменно оказывается КПРФ. А попадание в парламент лишь коммунистов означало бы их резкое усиление накануне уже президентских выборов и угрозу второго тура с преемником.

Видимо, поэтому, по последним данным, в Кремле хотели бы видеть в Думе «Единую Россию», КПРФ и ЛДПР. Косвенно в пользу этой версии свидетельствует то, что накануне, когда телеканалы транслировали телеобращение Владимира Путина, право на такое же выступление получили лишь Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский. Однако при любом раскладе очевидно, что главным избирателем на этих выборах стал Кремль, готовивший для себя «поляну» загодя.

Зачистка

Все началось в 2004 году с революционных изменений в избирательном законодательстве. Были отменены одномандатные округа и резко ужесточены требования к участникам. Любые блоки и партийные союзы на выборах были строжайше запрещены. В выборах отныне могли принимать участие только отдельные партии. Причем таковыми стали считаться только организации, выполнившие целый ряд сложнейших требований, главным из которых было наличие 50 тысяч членов. Это позволило Минюсту за два года сократить число партий в стране с 43 до 15, оставив только самых надежных с точки зрения власти игроков. Некоторых, как, например, КПРФ, спасла реальная, а не бумажная многочисленность.

Вдобавок партия власти решила полностью исключить такое явление, как протестное голосование: из бюллетеней была изъята графа «против всех». А чтобы непослушные граждане не смогли испортить легитимность выборов массовой неявкой и вредоносными бойкотами, отменить пришлось и минимальный порог явки на выборах. Не все заметили, но нынешнее законодательство не требует от избиркомов подсчитывать и процент испорченных бюллетеней, которые могли бы наделать разочарованные в отсутствии графы «против всех» граждане.

Наконец, был радикально изменен состав и без того лояльного Центризбиркома. Вместо проверенного, но все же самостоятельного Александра Вешнякова новым главой комиссии стал пусть и не имеющий юридического образования, но имеющий куда более важный опыт работы с Владимиром Путиным в мэрии Санкт-Петербурга Владимир Чуров.

Изгои

Все эти изменения должны были бы гарантировать кампании гладкий и размеренный ход и триумфальную победу партии власти на финише. Но, напротив, с самого начала гонка приобрела скандальный характер. Еще на стадии формирования избирательных списков то в одной, то в другой партии стали всплывать случаи невключения в списки популярных у избирателей кандидатов.

Так, «Союз правых сил», несмотря на итоги внутрипарийных праймериз, отказался включать в тройку независимого депутата Владимира Рыжкова. «Справедливая Россия» не взяла в региональные списки хорошо известных в Екатеринбурге и Перми Евгения Ройзмана и Виктора Похмелкина, а также миллиардера Александра Лебедева в Москве. А «Патриоты России» не решились поставить во главу списка Дмитрия Рогозина.

Внешне это напоминало поведение сумасшедших – как иначе можно трактовать добровольное желание уменьшить число своих избирателей. Апогеем стало поведение спикера Совета федерации Сергея Миронова, сначала необъяснимо для многих включившего в тройку «Справедливой России» молодого писателя Сергея Шаргунова, а уже через две недели так же без объяснения причин из тройки Шаргунова изгнавшего. Впрочем, неофициально все легко объясняли в самих партиях: все списки визировали в Кремле, а каждый из изгоев в чем-то лично провинился перед администрацией президента.

На этом странности не закончились. На международном уровне ЦИК объявил о резком сокращении числа международных наблюдателей, примерно в три раза по сравнению с предыдущими выборами. В ЦИКе даже не скрывали, что недовольны скептическим настроем западных наблюдателей по отношению к российской демократии. Сами наблюдатели стали жаловаться на то, что получили приглашения в последний момент, а российский МИД затягивает выдачу виз. В результате делегация Бюро по наблюдению за демократическими процедурами и соблюдением прав человека ОБСЕ в Москву отказалась ехать вовсе.

Уже на стадии регистрации ЦИК отказал четырем участникам. Комиссия забраковала подписи «Народного союза», «Зеленых» и Партии мира и единства. Все эти партии могли бы отнять незначительные доли процента у «Единой России». Еще одному участнику – «Другой России» – ЦИК отказал по принципиальным соображениям. Коалиция не являлась политической партией.

Война

Решение Владимира Путина возглавить список «Единой России» автоматически превратило выборы в референдум о доверии президенту. Этого не скрывали даже федеральные телеканалы. Кампания началась с «прямой линии» президента с народом, которую оппозиционеры из СПС и КПРФ сразу расценили как злоупотребление служебным положением и оспорили в ЦИКе.

Центризбирком, однако, в обиду президента не дал, а «Союз правых сил» вскоре столкнулся с непреодолимыми трудностями. Правые жаловались, что во всех без исключения регионах правоохранительные органы арестовали их предвыборную газету и другие виды агитации, а телеканалы забраковали большую часть роликов СПС. Один за другим стали отзывать свои кандидатуры лидеры региональных списков партии, а федеральное руководство заявляло, что партийцы делают это под давлением властей.

В ответ правые отвязались окончательно, потребовали в Верховном суде лишить Путина регистрации кандидатом и впервые согласились принять участие в «Марше несогласных». Это было грубейшим нарушением неписанных правил российской политики. Заговорили даже о снятии СПС с выборов, но в итоге все ограничилось резкой критикой правых как со стороны телеканалов, так и лично Владимира Путина.

Борьба с оппозицией шла и на улице: в Москве и Санкт-Петербурге власти разогнали антипрезидентские шествия и задержали кандидатов от СПС и «Яблока». В Дагестане лидер местного «Яблока» Фарид Бабаев был расстрелян неизвестными. Атакам, впрочем, подвергались не только СПС, КПРФ или «Яблоко». Так, с выборов был снят лидер ставропольского списка «Справедливой России», мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин, имеющий в регионе высокий рейтинг и сумевший разгромить «Единую Россию» на выборах в законодательное собрание края в марте этого года.

Президент тем временем выступил на самом масштабном мероприятии кампании – форуме своих сторонников на стадионе в Лужниках. В ходе этого выступления Путин крайне резко критиковал незримых врагов, которым «нужно слабое, больное государство, дезориентированное общество, чтобы за его спиной обделывать свои делишки и получать коврижки за наш с вами счет». В словах президента легко угадывались намеки на лидеров СПС, часть из которых входила в руководство страны в 90-е годы, и лидеров КПРФ, которым досталось за развал Союза и эпоху 80-х. Впрочем, именно критика 90-х стала главной темой предвыборной кампании Путина. Ее он развил и в своем телеобращении на федеральных телеканалах за три дня до голосования.

Само обращение, содержавшее прямой агитационный призыв голосовать за «Единую Россию», оказалось весьма спорным с точки зрения законодательства.

Последние недели кампании запомнились практически повсеместными сообщениями о стремлении властей повысить явку и результат «Единой России». Практически везде руководство бюджетных организаций и частных предприятий, лояльных власти, требовало от сотрудников получения открепительных удостоверений и явки на те участки для голосования, которые посоветует начальство. Причем голосовать настоятельно советовали за «Единую Россию». Целый ряд способов агитации грубо нарушал законодательство. Так, парламенты Санкт-Петербурга, Карачаево-Черкесии и Дагестана приняли обращение к гражданам с призывом голосовать за единороссов, хотя закон «О выборах депутатов Государственной думы РФ» прямо запрещает участие в агитации государственных органов.

Таким образом, кампания, которая поначалу должна была обернуться для Кремля легкой прогулкой, обернулась настоящим сражением.

Причиной тому отчасти стали повышенные требования к результату партии власти. Так, в Московской области, по сведениям «Газеты.Ru», перед областной администрацией Кремль поставил задачу довести результат «Единой России» до 70%, однако реальный рейтинг партии власти куда ниже. Схожие проблемы возникли и в других регионах. В итоге поиски врагов Владимира Путина и партии власти обернулись вполне реальными зачистками и беспрецедентным административным давлением.

Источник: Алексей Левченко, Газета.Ru
VEhrNGRrdzVRMmN3VERkU1oyUkhRakJNYWxKcWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх