EN|RU|UK
  2013  3

 ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ: НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА 1994 ГОДА

ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ: НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА 1994 ГОДА (Дело)

Дважды на протяжении 1994 года борьба России и Украины за Черноморский флот переростала в cиловой конфликт. Автоматы снимались с предохранителей, в воздух поднимались СУ-15.

В августе 1991 года, получив в наследство от бывшего СССР Черноморский флот и Черноморское пароходство (ЧМП), на Банковой быстро определились только с ЧМП. Вступать в командование флотом Киев не спешил. В Кремле воспользовались моментом, и уже с начала 1992 года в Крыму была заложена политическая база для того, чтобы вернуть России если не весь полуостров, то хотя бы флот. Появились политические партии и движения, которые развернули мощную антиукраинскую кампанию. Офицеры и мичманы флота, видя безразличие Киева, стали делать выбор в пользу Москвы. Везде звучали лозунги, что ЧФ и территория Крыма принадлежат России. Сокращая статьи расходов на свое содержание в Украине, Россия стала закрепляться в лучших военных городках, а с ненужных для России объектов вывозилось все наиболее ценное. Остальное разворовывалось или уничтожалось. Угонялись в Россию корабли и самолеты.

Стычка за жилой дом

Первое серьезное столкновение украинцев и россиян произошло в марте 1994 года. Недалеко от центра Севастополя 60 морских пехотинцев, вооруженных холодным оружием, шли брать штурмом жилой дом. Приказ о захвате отдал командующий украинско-российского Черноморского флота Эдуард Балтин, который к тому времени занял полностью пророссийскую позицию.

ЧФ тогда только начинал делиться на ВМФ России и украинские ВМС. В эти годы судьба многих объектов и частей флота часто решалась не по директивам правительств, а решением самих моряков.

Жилой дом по адресу улица Генерала Хрюкина, 20-б был построен Министерством обороны Украины для моряков ВМС Украины и ЧФ России. Однако российский штаб выписал своим офицерам ордера на все квартиры нового дома. «Эдуарда Балтина я знал еще по северному флоту. Совершенный им неофицерский, вульгарный поступок меня не удивил. Поэтому я приказал штабу ВМС срочно выдать 55 ордеров украинским офицерам и немедленно заселить все наши квартиры», — вспоминает Владимир Безкоровайный, который с 1993 года командовал ВМС Украины. К этому времени из квартир, которые должны были получить украинцы, частично вынесли сантехнику, сорвали линолеум. Чтобы остановить грабеж, Безкоровайный выставил охрану вокруг дома из четырех матросов и восьми офицеров, которые получили там жилье.

В ответ Балтин отдал приказ захватить жилое здание. Отбивать штурм 60 российских морских пехотинцев пришлось 12 украинцам. Им на помощь подоспела украинская морская пехота. ВМС сумели отстоять дом, а Балтин был вынужден отозвать своих подчиненных.

Новый виток конфликта перерос в открытое противостояние. В российских СМИ появились статьи о «захвате дома националистами из ВМС Украины». МИД России направило ноту протеста, а затем Россия отключила Украине газ. По словам капитана I ранга Военно-Морских сил Украины Мирослава Мамчака, в это время из гарнизонов силами российских военных «распродавалось все, что можно было, остальное — уничтожалось». Безкоровайный приводит слова начальника гидрографической службы России, который объяснил логику поведения своего ведомства: создать невозможные условия для обеспечения судоходства вдоль украинского побережья.

По словам вице-адмирала Безкоровайного, российские военные стремились закрепиться по всему югу Украины — от Керчи до Измаила. «В Измаиле стояла бригада катеров, в Одессе — 318-й дивизион и отдел тыла ЧФ, в Николаеве — бригада строящихся кораблей, учебный отряд, гидрографический район, госпиталь и много воинских частей», — говорит экс-командующий ВМС.

К концу 1993 года слабая позиция украинского руководства полностью развязала руки российским военным и политикам. Они игнорировали украинские законы и позволяли себе оскорбляющие заявления. «Господин президент Украины! Налоги не платил и платить не буду, даже если меня накажут из Москвы», — заявил в 1993 году в интервью «ОРТ» командующий ЧФ Эдуард Балтин. При том, что все денежное содержание, которое получали черноморцы, выделялось из украинской казны, жилищное строительство для моряков финансировалось Украиной на 75%.

В ожидании первого выстрела

Однако самый опасный конфликт, и в то же время определивший дальнейшую судьбу украинского флота, произошел в первой половине апреля 1994 года в Одессе. В эти дни город готовился к празднованию дня освобождения от немецких захватчиков.

Вечером 8 апреля оперативному дежурному ВМС поступил тревожный звонок из Одессы: из Практической гавани готовилось к отплытию гидрографическое судно ЧФ «Челекен». Без разрешения правительства Украины в Одессе было самовольно демонтировано и погружено на корабль радионавигационное оборудование. Тем самым разрушена система навигации в районе. Из Севастополя немедленно последовал доклад министру обороны в Киев.

Глава оборонного ведомства приказал не дать судну выйти в море. В гавань прибыли украинские пограничники и морские пехотинцы. Чтобы задержать судно, у швартовых концов выставили охрану. Но когда на борт «Челекена» поднялись пограничники, таможенники и старший морской начальник Одессы, члены экипажа взяли их на прицелы автоматов и попытались арестовать.

Бунт на корабле возмутил официальный Киев, и в Одессу поступил приказ провести досмотр «Челекена» на следующее утро. Командующий ВМС Владимир Безкоровайный отмечает, что жесткость действий украинской стороны была неслучайна. В штабе ВМС отслеживали коммерческую деятельность отдельных начальников ЧФ и установили, что их российские коллеги зарабатывают на контрабанде, используя гидрографические и вспомогательные суда. В частности начальник штаба ЧФ Петр Святашов вместе с руководством гидрографической службы и тыла флота организовали «коммерческие» круизы. На судах возили контрабанду. Выйдя из порта, корабли меняли флаг несуществующего ВМФ СССР на флаг ВМФ России. Они обретали статус экс-территориальности, благодаря чему беспрепятственно ходили по Черному морю и не подлежали досмотру. Часто их курс пролегал в Болгарию. Именно из этой страны «Челекен» прибыл в Одессу. По оперативной информации, в трюмах судна, кроме ворованного гидрографического оборудования, находился контрабандный товар — сахар.

Стремление скрыть этот факт заставило российского адмирала пойти на радикальные меры. Поздно вечером из Севастополя в штаб 318-го дивизиона, расположенного в Одессе, поступил приказ: «Вывести судно в море любой ценой». В 23.40 командир 318-го дивизиона вывел к борту «Челекена» взвод моряков с автоматами, которым приказал «зарядить оружие и стрелять при попытке задержать судно». Украинская охрана, которую выставили у швартовых «Челекена», была без оружия и повлиять на ситуацию не могла. Российские матросы на палубе обрубили швартовы топорами. Судно вышло из порта и взяло курс на Севастополь. Применять оружие с других кораблей, чтобы остановить судно в порту, не стали.

День освобождения Одессы

В 6.00 утра 9 апреля за «Чекеленом» отправили украинские пограничные катера. В воздух были подняты четыре штурмовика Су-15. В ответ из Севастополя на помощь судну-беглецу вышла корабельная ударная группа ЧФ. Конфликт становился опасным, и чтобы избежать кровопролития, в Киеве решили досмотреть судно в Севастополе.

Когда «Чекелен» ошвартовался в Севастополе, штаб ЧФ с применением морской пехоты не допустил досмотра судна. Представители СБУ и прокуратуры были допущены на судно лишь после того, как все, что находилось на судне, было перегружено на другие плавсредства. Естественно, никаких улик найдено не было.

Спускать с рук выходку «Чекелена» и неподчинение 318-го дивизиона в Киеве не собирались. «Дивизион применил оружие и выступил против украинской власти, поэтому его дни были сочтены», — говорит Безкоровайный. По факту инцидента с бегством корабля было возбуждено уголовное дело, а 9 апреля принято решение расформировать 318-й дивизион. Операцию поручили роте воздушных десантников в ночь на 10 апреля, чтобы завершить ее к началу празднования 50-летия освобождения города от фашистских захватчиков.

Десантники по сигналу изолировали всю охрану дивизиона, захватили склад оружия, командный пункт и узел связи. Все произошло в считанные минуты. Около 80 военнослужащих дивизиона даже не успели осознать, что происходит, как были арестованы. Их вывезли на полигон под Одессой, где они были допрошены военной прокуратурой. Затем россиян — матросов и офицеров — вместе с семьями посадили в поезд и отправили в Россию. Матросов, граждан Украины, распределили по нашим воинским частям. К 8 утра 10 апреля все было закончено, а на месте 318-го дивизиона уже был сформирован Западный морской район ВМС Украины.

В споре вокруг ЧФ это был единственный случай, когда Украина без согласования с Россией и в частности, с президентом РФ Борисом Ельциным, провела подобную операцию и структурные изменения на ЧФ.

По словам Владимира Безкоровайного, этот шаг стал «моментом истины». «Психологическая ситуация в частях ЧФ от Николаева до Измаила, где офицеры и мичманы не могли решиться перейти служить в ВС Украины, резко изменилась. Влияние России на западный регион ослабло, и в течение трех-четырех месяцев все воинские части на юге перешли самостоятельно или были переданы нам», — рассказывает вице-адмирал. Большая заслуга принадлежит руководству воинских частей ЧФ в Очакове, Одессе, Николаеве и Измаиле. Именно благодаря этим людям, уверен Безкоровайный, в Украине есть ВМС и все западные городки, где раньше базировались российские части.

При этом ни один из тех, кто, по сути, завоевал Военно-Морские силы для страны, не был награжден и не дождался благодарности от государства. Среди них: командир бригады капитан I ранга Анатолий Карпенко, который перевел бригаду спецназа ЧФ под флаг Украины, капитан I ранга Александр Родькин в Николаеве, который по личной инициативе перевел учебный отряд под флаг Украины, и многие другие.
Источник: Орищук Федор, Газета "Дело"
VEhrNGRrdzVSMFV3VEhaUmRuUkhRMlpPUTJjd1REZFNaMlJIUWpCTWFsSnFkejA5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх