EN|RU|UK
  844  1

 АНГЕЛЫ И ПАПАРАЦЦИ. СТАЯ.

АНГЕЛЫ И ПАПАРАЦЦИ. СТАЯ. ("Версии")

Две статьи-размышления - о власти, политиках, журналистах и демократии. О последнем скандале между прессой и Президентом. Об ангелах, папарацци. О стае.

АНГЕЛЫ И ПАПАРАЦЦИ

Президент нахамил журналисту "Украинской правды". Это факт, который нельзя оправдать ни "усталостью после многочасового заседания правительства" (версия пресс-секретаря главы государства Ирины Геращенко), ни личной неприязнью к "шакалам пера". "Такую личную неприязнь испытываю к потерпевшему, что кушать не могу". И теперь, когда в Украине разыгралась по-настоящему африканская жара, все ждут: а принесет ли Виктор Ющенко извинения журналисту или же просто пошлет куда подальше? Яркие краски "оранжевой" революции поблекли на глазах, и все стало черно-белым. С одной стороны, белые и пушистые папарацци, которых поддерживают коллеги по журналистскому цеху. С другой — Президент и его ветреный сын на черном буммере, "рассекающий" по столице в лучших традициях золотой молодежи. Ангелы и демоны. Злые и добрые. Где правда, брат?

Знаете, в реальности, а особенно в политике, не бывает белого и черного. Основная работа ведется в серой, пограничной зоне. У каждого события есть столько слоев, что когда начинаешь вести раскопки, то можешь запросто стать идиотом. Приведу не совсем уместный пример: "кассетный скандал". Герой Украины Мельниченко мужественно лежал под диваном Леонида Даниловича, глотал пыль и записывал на купленный в Дарнице диктофон "Тошиба" откровения главы государства. Смешно? А тогда было не до смеха. Совмещение Мельниченко и убийства журналиста привело к самому мощному политическому кризису в Украине. Ситуация была проста, как две копейки: режим расправился с Гонгадзе, а скромный, но мужественный "бодигард" с помощью Александра Мороза решил восстановить попранную справедливость. "Шакалы пера" сбились в две стаи. Одна, числом поболее, взывала к журналистской солидарности, подписывалась под воззваниями, насиловала Александра Лавриновича на предмет "возглавления" им специальной следственной комиссии Верховной Рады. Другие пытались доказать, что использовать неприглядные (и это еще мягко сказано) средства в политической борьбе нельзя. Ну не герой Мельниченко. Хоть тресни!

Время все расставило на свои места. И те, кто раньше гордился наличием прямого контакта с Колей, теперь отмахиваются от него, как от назойливой мухи. Более того, пишут покаянные письма: думали, он такой хороший, а оказался "гадом ползучим". А попробуй скажи что-то плохое о "герое" четыре года назад… Да тебя стая коллег начнет терзать, как тузик грелку! Работаешь, сволочь, на ненавистный режим! Пособник диктатора и вообще — жалкая, ничтожная личность.

Конечно, в стае жить очень удобно. Особенно когда борешься всеми силами с угнетателями — в барах, по вечерам, а днем продолжаешь обслуживать информационные потребности тоталитарного строя. Это иллюстрация древнего как мир тезиса: не всегда цель оправдывает средства. И не всегда форма соответствует содержанию. По форме вроде бы ангелы с диктофонами летают, а если разобраться, то получается совсем другая картина.

Сегодня опять начинается повторение пройденного, только в другой форме. Снова собираются подписи. Извинись, недостойный! Как смел твой сын быть таким! Слушайте, вы на какой планете живете? На соседней? В раю, где все идеально чистые и ходят в белых, ни разу не стиранных трусах? Когда это было, чтобы к власти приходили бедные люди? Нет, вру, было в семнадцатом году, но ничего хорошего из этого не получилось. Неужели когда Виктор Ющенко публично заявлял, что ему друзья одолжили денег для внесения залога в Центризбирком, все верили? Нет. Но тогда были другие правила игры. Подписи в защиту свободы слова собирались освобождаемыми от ига журналистами, которые прозревали на глазах. Заходил апологетом, а через пять минут все. Прозрел. Когда кандидат в президенты совершал ошибки, причем настолько явные, что без слез смотреть было невозможно, считалось неморальным указывать на них пальцем. Да ты, я погляжу, работаешь на Януковича, мерзавец. От моральности до аморальности один шаг. Конечно, сегодня разбирать поведение сына-"мажора" тинейджерского возраста — все равно что тыкать вилкой в зубной нерв. Сами же создали образ идеального политика, а теперь удивляются: ах, он не такой. Вот, оказывается, какой у него сынок. Бабушки и дедушки стали разбираться в автомашинах покруче любого эксперта. Они на глаз отличают тюнингованную версию БМВ от обычного серийного буммера. И еще обсуждают, как Президент журналистов "мордами" обзывает. Прямо вылитый Кучма. Крушение идеалов "оранжевой" революции. Так давайте теперь собирать подписи за импичмент главы государства. Ну не того выбрали. Ошибочка вышла. Будем теперь выбирать бедного, морального и с ластами, поскольку ныряние — очень демократичный вид спорта. Желательно, чтобы была дочь-монахиня, у которой нет прав на вождение автотранспортных средств. Хотя нет, лучше сын-ботаник с мопедом. Вдобавок ко всему — вегетарианец. Если бы политиков избирали на основе семейного критерия, то никого бы вообще не выбрали.

Конечно, радует стремительное развитие в Украине желтой прессы. Мы теперь цивилизованная страна. Европа. Все как у людей. "Шакалы пера" бдят с фотокамерами. Рядом крутятся "дядьки с эсбэушными деньгами в мешках". Так вот она какая, свобода… Можно писать о зяте премьер-министра. В каком кабаке его подцепили, что он ест, как одевается. Юлия Тимошенко, оказывается, просто теща. Надо же. Народу это нравится. Политики стали стремительно превращаться в обыкновенных людей. Да они и были обыкновенными людьми. Извините, но и Президенты в туалет ходят. Тоже неплохая тема для обсуждения. Почему журналистов не пускают в отхожие места высоких персон? Народ должен знать все. Кто решает, что нужно знать народу? Да никто. Запретных тем нет.

Освобожденные от десятилетнего рабства журналисты пытливо осваивают новые территории. Шокированная такой наглостью власть порет откровенную чушь и создает еще больше информационных поводов для вполне оправданных наездов. Оппозиция цинично защищает Президента, давясь от смеха. Идеальная ситуация для манипулирования. Вот только не надо все упрощенно понимать. "Президента заказали его враги, чтобы дискредитировать перед парламентскими выборами". Сделали это, естественно, "дядьки из СБУ", главное орудие производства которых — тугие мешки с деньгами. Они же демоны, им можно. Да нет, времена теперь другие. У нас же в СМИ нет и не может быть заказных материалов. Да вы что, как можно? Проводятся лишь честные журналистские расследования. Особенно по НЗФ и "Криворожстали". Абсолютно бескорыстно. Чем не сюжет: сынок Президента зависает в казино и чуть не придавил в результате ежика? Плюет на правила дорожного движения. Папа не особо подбирает выражения, защищая его от справедливого возмездия папарацци. Неужели это чей-то заказ? Нет. Просто журналистская этика не позволяет отвернуться от вопиющих фактов.

Только "заказняки" как были, так и есть. И от любого расследования "шакалов пера" кто-то выигрывает, а кто-то оказывается по уши в нечистотах. Кому это выгодно? Журналистам, которые выступают в роли "цепных псов демократии"? В принципе, да. Поднимается тираж издания, укрепляется имидж борцов с ненавистным режимом Ку… Вот видите, и я стал жертвой манипулирования. Пойду подпишу какую-нибудь бумагу. Лучше петицию. Товарищи! "Оранжевая" революция в опасности! Ее предали те, кто возглавлял процесс. Януковича невинно оклеветали. Президент должен обратиться с телеобращением к украинскому народу и покаяться перед всеми. Сын главы государства обязан жить на одну зарплату. Как и журналисты, рискующие своей жизнью при расследовании обстоятельств посещения детками первых лиц кабаков и прочих увеселительных заведений.

Знаете, что самое удивительное? Во всем мире папарацци не любят. Их, как правило, бьют. Ломают фотокамеры. Наносят черепно-мозговые травмы. Однако они есть, были и будут. Есть потребность общества — есть средства ее удовлетворения. Только сегодня в бульварный формат вгоняют политику. А в этой сфере совсем другой расклад. Тройной уровень манипуляции. И правда у каждого своя. Ничего не докажешь. Вот — белые, а вот — черные. Власть бросила вызов медиа-сообществу. Журналисты обеспокоены складывающейся тенденцией. Я сам ею (тенденцией) обеспокоен. Проникся тревогой. Пора идти на войну. Великую, информационную. Только я с детьми не воюю. И с отцом, который отгавкался, как мог. Да все понятно. Нет у нас ангелов. Вывелись все. Праведники не занимаются политикой. Ерунду спорол Виктор Андреевич. Развели его, как пацана. Сначала ударили по больному, а потом спросили: а как вы себя чувствуете? Не болит? Давайте мы вам еще с ноги добавим. Нехитрая технология. Но сработало. Теперь стая "шакалов пера" грызет. Точнее, догрызает. Очень комфортно работать в таких условиях. Все знают, что им за это ничего не будет. Наоборот, героями будут. Поэтому и наблюдается такая трогательная консолидация. А когда действительно убивали, преследовали и прессовали "шакалов", то их коллеги, как правило, ждали, чем все закончится. Да ты что, могут же и в морду дать. Что, "Киевский телеграф" закрывают? Вот здорово. "Наружка" за журналистами ходит? Так это понты. Манипуляции. Давайте лучше бороться непосредственно с Кучмой. Не вдаваясь в детали. ТРК "Эра" лишают лицензии? Так там работают "неправильные журналисты". Они не из нашей стаи. Мы вот профсоюзы организовываем, подписи собираем и взываем к международной общественности. В авангарде борьбы оказываются одни и те же. Элитные "псы демократии". Главное — правильно науськать. Это целое искусство: и расследование провести, и рыбку съесть. Эквилибристика с длительной кредитной историей. Ничто не доставляет такого удовольствия, как вцепиться своему же собрату в глотку. Но с помощью чужих зубов. И только не надо вешать лапшу насчет свободы слова. Она у нас такая же, как и власть. Потчевали байками о моральности, а теперь рассказывают трогательную историю о стандартах журналистики. Формируют очередной миф с теми же действующими лицами. А пипл, как говорится, хавает. Все забыли про мясо, подорожание бензина (цена 95-го медленно, но верно приближается к психологическому рубежу — 4 гривни за литр), сахара. Уже не до хлеба. Народу дали зрелищ. В неограниченном количестве. Наслаждайтесь. Кушать подано.

Александр Юрчук



СТАЯ

Истина всегда где-то посередине. В оттенках, полутонах и нюансах. В разнице между стремлением казаться и быть. Это касается и отдельного человека, которому в отношении себя самого все же легче приводить в соответствие кажущееся и реальность. И целых групп людей. Объединенных некой корпоративной общностью в выборе рода занятий и принципов работы, но разделенных сиюминутной конъюнктурой и конкретно поставленными задачами, а посему лишенных возможности найти истину, приемлемую для всех. Или хотя бы для большинства. Украинского журналистского цеха это касается в первую очередь, что и подтвердил самый громкий скандал последних дней, непосредственно связанный с публикацией сведений о стиле и особенностях жизни сына Президента Виктора Ющенко и реакцией отца – главы государства – на опубликованное…

Скандал оставил после себя больше вопросов, чем ответов. Потому что до сих пор неясно, чем он закончится, когда и что станет его заключительным аккордом. А ведь все, казалось бы, предельно просто. Журналисты написали, что 19-летний сын Президента, мягко говоря, живет не по средствам. Не только своим личным, но и не по средствам отца, который сам публично задекларировал максимальную открытость жизни и финансовой деятельности. И своей, и высших должностных лиц страны. А потом, когда принцип транспаретности вроде бы сработал, Президент взял да и обиделся на журналиста. Обозвал его "нанятым киллером", а своему сыну, у которого "есть свое дело", предложил поставить "перед мордой" любознательного медийщика все счета из ресторанов. Журналисты тоже обиделись и в коллективном письме потребовали от Президента извинений. В первую очередь за грубость и отход от своих же принципов.

Итак, вопросы — политические, эмоционально-психологические, нравственные, чисто корпоративные, журналистские. Как сделать так, чтобы отношения СМИ и власти вошли в цивилизованное русло, а выступления журналистов не воспринимались власть предержащими как чистая заказуха или черный пиар, направленные на уничтожение конкурентов, разобщение элиты, подрыв институтов власти и общее загрязнение политической среды обитания? Это старая проблема Украины, где власть всегда болезненно относилась к критике со стороны журналистов и всеми правдами и неправдами старалась разделить медийное сообщество на "своих" и "чужих". Старой власти это удалось преотлично. Каждый мало-мальски заметный олигарх, политик и даже орган власти заимели прикормленные масс-медиа или отдельных журналистов, которых и бросали на всевозможные "амбразуры" в моменты обострения политического или межличностного противостояния. И сейчас власть новая, получается, пожинает плоды старых деяний и не может отойти от старых стереотипов восприятия? И опять хочет ручные СМИ? А как же обещания свободы слова и невмешательства в работу СМИ?

Как "разъединить" в одном субъекте журналистского внимания человека и политика или государственного деятеля? Как найти грань, за которой заканчивается политика или исполнение служебных обязанностей и начинается личная жизнь, невмешательство в которую гарантировано Конституцией, но которая, в соответствии с мировыми стандартами, должна быть максимально открытой?

Как помочь власть предержащим уразуметь, что в стране тотальной коррупции и всеобщего подсиживания у них и у их детей не может быть щедрых "друзей"? Как интегрировать в нормальную общественно-политическую жизнь отпрысков всех этих деятелей, чтобы это не вызывало нареканий со стороны людей, у которых нет таких финансовых возможностей, как у детей сильных мира сего, но которые — тоже граждане этой страны и хотят жить лучше?

Что должен делать Президент, которого оскорбили не как главу государства, а как отца? Ющенко справедливо напомнил, что и он сам, и члены его семьи в недалеком прошлом подвергались не просто психологическому давлению, но и угрозам физического устранения. Более того, они и стали жертвами покушений и наездов. Но дает ли это ему право именно так, как он это сделал, реагировать на критику СМИ?

Более того, уместно ли даже в пылу полемики и справедливой обиды обвинять в киллерстве журналиста, который еще совсем недавно был вместе с ним во всех "горячих точках" и так много сделал для его, Президента, победы? Вряд ли... Но с другой стороны, Президент — тоже человек, отец, мужчина, в конце концов, чья прямая, естественная, если хотите, обязанность — заботиться о детях, защищать их. Это его функция, заложенная природой. Как тут помочь политикой "подкорректировать" матушку-природу, чтобы и себе, и людям не обидно было? Как быть адекватным и понятным? Как выйти с наименьшими потерями и незапятнанной репутацией из этой "войны обид" так, чтобы в дальнейшем никому обидно не было — ни Президенту, ни журналистам? Как понять, что эмоции, конечно, определяют форму их выражения, но не должны этого делать, если ты облечен властью и у тебя гораздо больше возможностей поквитаться с обидчиком? А как быть тогда с риском нарваться на адекватную "ответку", но в другой, извращенной форме?

Надо ли понимать и прощать сына Президента, совсем еще молодого человека, перед которым открылись новые возможности в личной жизни и образовалась новая, доселе неведомая, нравственно-психологическая среда? Да, похоже, "занесло" сына Президента, не совладал он с новыми обстоятельствами, возможно, с первой любовью, во имя которой хочется не то что машину неправильно припарковать или в ресторане расщедриться, но и горы свернуть. И как нужно поступать отцу, обществу, журналистам — входить в его положение, воспитывать или жестко критиковать, опускаясь до откровенной травли? Кажется, нужно делать все понемногу и ни в коем случае не доводить до психологического срыва. Но как это сделать и открыто, и разумно, и толерантно, когда есть только "голая" наука об этом, но практический опыт отсутствует?

И наконец, как наладить нормальный диалог власти и СМИ? Журналистика в Украине однозначно задержалась в своем становлении самостоятельного института открытого демократического гражданского общества. Она до сих пор ищет свое классическое место в жизни страны, когда можно быть одновременно и плюралистической, и объективной, и содержательной. Быть такой на самом деле, а не казаться. Служить обществу, а не прислуживать отдельным его деятелям. Не получается пока, не получается…

Вот в этих условиях как найти ту подлинную причину, которая позволит отдельно взятым "цепным псам демократии" демонстрировать корпоративную солидарность для защиты интересов каждого журналиста, невзирая на политические или иные предпочтения, а не превращаться в стаю шакалов, готовых подкормиться с брошенного в корыто. Есть это в Украине? Нет. В прежней журналистской жизни борьба за свободу слова на всех не распространялась, а "работала" только в отношении "своих". Так однозначно было при старом режиме, так, похоже, продолжается и при новом. Где было пресловутое "корпоративное братство", когда травили "Киевский телеграф", ТРК "Эра" и массу других центральных или региональных СМИ? Неужели никто не знал, что "Киевский телеграф" смог выстоять в 22 (!!!) судах, которые проходили одновременно в 11 регионах Украины, и отстоять правоту своей информации, а значит, и позиции? Что, тогда команды не было поддерживать "не свои" СМИ, и вовсю работал выборочный принцип?

Почему слово "морда" так обидело журналистов, когда так устами нового Президента обозвали лицо одного из них, но не вызвало никаких чувств, когда президент старый в мае 2003 года разрешал всем желающим "дать в морду" журналистам и владельцам "Киевского телеграфа"? А ведь Виктор Андреевич таким образом защищал имя и репутацию своего сына, а Леонид Данилович предлагал при помощи кулаков разобраться за статью о Тарасе Шевченко, кстати, написанную реальным автором, высказавшим свое личное мнение открыто, а не писакой, трусливо скрывающимся за гнусненьким псевдонимом? "КТ" тогда дал возможность высказаться на эту тему "шевченкиады" всем, кто имел противоположную точку зрения, но корпоративной защиты так и не дождался. Как не дождался он ее и во время травли его "дядьками из СБУ", на которых намекал в данном случае нынешний Президент и которые при прежнем главе государства позволяли себе "жать на прессу" и таскать ее по судам по полной программе. Что, сейчас тогдашние "дядьки" стали более актуальными или просто разрешили говорить о них, а несколько месяцев назад боязно было? Мы, если честно, ожидали поддержки, хоть и не очень на нее надеялись. Ведь мы у себя в газете, через своих партнеров на Би-Би-Си, на ТРК "Эра" устами Сергея Набоки рассказывали о неблаговидных деяниях министров и высокопоставленных чиновников Евгения Марчука, Георгия Кирпы, Сергея Тулуба, которые наносили вред всей стране и ее имиджу. Но все молчали. И так называемые "прогрессивные СМИ", и фонды, созданные для защиты свободы слова, ее утверждения в Украине, защиты прав каждого журналиста, подвергающегося "наездам" со стороны власти, и всевозможные корпоративные этические комиссии, призванные следить за соблюдением журналистских стандартов в работе. И мы со своими проблемами справились сами. А сейчас просто интересно знать, не повторится ли это "молчание ягнят" снова, когда изменятся команды или командиры?..

Сейчас опять "модно" говорить о корпоративной солидарности, о единых стандартах журналистской работы, о свободе слова. Но еще несколько месяцев назад многие сегодняшние поборники этой свободы и слышать не хотели о тех, кто придерживался другой точки зрения на происходящие события. Кто не боялся ее высказывать хотя бы для того, чтобы представлять и другую сторону политического противостояния и давать возможность говорить и ее сторонникам. Как только не называли "оранжевые" журналисты своих "бело-голубых" коллег! А сейчас призывают "дружить домами", потому что их, видите ли, обидели. И дружить, несомненно, надо. Но где гарантия, что следующая политическая кампания — парламентские выборы-2006 — вновь не разведет медийщиков по разные стороны баррикад? Откуда черпать уверенность, что власть и те, кто ее еще совсем недавно поддерживал, а сейчас "резко критикует", не будут и впредь действовать заодно, в том числе и против своих оппонентов из СМИ, потому что нынешние события и разногласия — это только классическое "милые бранятся — только тешатся"? Вызывает, как минимум, недоумение и такой вопрос: как так получилось, что к ультимативному требованию к Президенту извиниться за несдержанное поведение приплюсовываются совсем не имеющие к этому отношения проблемы, например, нежелание создавать общественное телевидение, попытки поставить под контроль интернет-издания или запретить журналистам касаться предвыборных программ партий и блоков на предстоящих парламентских выборах? Да, эти "непонятки" в исполнении власти, похоже, действительно свидетельствуют о нездоровой тенденции установления более жесткого контроля над СМИ. Но по каждой из этих проблем необходимо отдельное заявление с четким изложением своей аргументации, анализа мирового опыта и прогнозов насчет последствий таких шагов для имиджа и власти, и страны. А так получается, как в поговорке: "Пойдем в баню — заодно и помоемся"...

Сейчас СМИ стало работать свободнее. Это факт. Общество имеет право на получение информации, и сегодня оно ее получает. Но оправдывает ли цель средства, которыми эта информация добывается и доносится? Очищает ли это общество грязь, которая льется из масс-медиа и популяризируется в них? И как сделать всеобщим понимание того, что свобода слова, цензура, как и самоцензура, определяются не только и не столько законами или конституционными нормами, сколько внутренним состоянием каждого, его тактом и воспитанием, подсказывающими, что горбатому нельзя говорить, что он горбатый, только потому, что это стыдно и недостойно? Ведь подлинно свободный человек — не тот, кому дали свободу сверху или снизу, а освобожденный самостоятельно, внутри себя убивший раба, самая сладкая мечта которого — самому себе выбирать хозяина. Хозяин у журналиста один. На все времена и у всех народов. Это общество, в котором он, журналист, живет и которому он должен служить. Потому что работа у него такая. И общество, конечно, тоже можно СМЕНИТЬ. Но какое это, наверное, сладостное чувство — понимать, что ты хоть частично это общество ИЗМЕНИЛ. И изменился сам, может быть. Это, кстати, и должно быть той суперзадачей, тем краеугольным камнем и той центральной идеей, которая может сплотить журналистское сообщество и помочь ему выполнить свою функцию…

…Сегодня можно констатировать, что украинское общество по-прежнему больно. Социальным неравенством. Отчуждением между властью и собственным народом. Разобщенностью элит, "заряженных" на взаимное уничтожение любой ценой. И потому возникает еще вопрос: кто станет следующей жертвой борьбы за свободу слова в таком виде, как сейчас, когда нужная обществу, журналистскому сообществу, власти дискуссия вылилась во взаимные оскорбления и упреки? Чьим еще детям, матерям и женам, братьям и сестрам придется "отвечать" за то, что их родственники занимаются политикой или находятся на руководящих постах во власти? Обществу и стране нужно оздоровление. Но перед этим необходимо поставить правильный диагноз. Всем. "Полечимся" же вместе, авось что-то и получится…

Источник: "Версии"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх