EN|RU|UK
  199  1

 БОГАТЫРЕВА: "СПИСОК НАШЕГО БЛОКА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В СПИСОК УГОЛОВНЫХ ДЕЛ"

С недавних пор лидер парламентской фракции Партии регионов Раиса Богатырева производит впечатление человека, окончательно освоившегося в новом для себя, в данном случае — оппозиционном, амплуа. Она строго оценивает промахи власти, прогнозирует на их долю

Правда, в некоторых моментах Раиса Васильевна себе же и противоречит. Так, рассуждая о перспективах формирования парламентского большинства, резюмирует: «Политические конструкции, выстроенные вокруг человека, а не объединяющей идеи, шаткие и всегда разваливаются, что подтверждено опытом». И почему-то избегает воспоминаний о том, как единственным, да и то весьма сомнительным консолидирующим фактором в «бело-голубой» кампании 2004-го был Виктор Янукович. Ровно год назад мнение госпожи Богатыревой на сей счет было прямо противоположным. Кстати, теперь она наконец-то хоть и косвенно, но все же признала: Партию Регионов в свое время формировали преимущественно административными, «добровольно-принудительными» методами.

Впрочем, интервью Раисы Богатыревой «Дню» ценно не только запоздалыми откровениями, но и вполне прагматичными размышлениями о роли и месте бывшей «партии власти» в стране «победивших оранжистов».

— Почему «решающие», как вы их называете, факты в деле Бориса Колесникова обнародованы только сейчас и как вы шли к их обнаружению?

— Колесников всегда настаивал на том, что должником семьи Пенчуков не является, указывая: за акции «Белого лебедя» расплачивался в полном объеме, в установленные сроки. Пенчуки же утверждали обратное, что и послужило предпосылкой к возбуждению уголовного дела. На протяжении всего этого времени сам Колесников, его адвокаты, мы, народные депутаты, делали все возможное для поиска подтверждений правоты Бориса. Предположительно, на счетах истцов имелись средства, равнозначные тем, которые обвиняемый выплатил за акции. Требовалось удостовериться, что это те самые деньги. Общественность мы проинформировали сразу же, как только убедились в этом сами. Вскрытые факты свидетельствовали: дело сфабриковано, реальных претензий к Колесникову нет. Иначе почему за истекшие сто дней сама Генпрокуратура не сделала ровным счетом ничего для проверки подлинности его показаний?

— Вопрос о возможном повторном продлении срока содержания Бориса Колесникова под стражей рассмотрят уже в начале августа. Могут ли «вновь обнаруженные» обстоятельства радикально изменить ход дела?

— Борис Колесников должен быть отпущен на свободу, мы на этом давно настаиваем. При этом его постоянное нахождение в пределах страны, своевременную явку в органы по первому требованию, выполнение прочих условностей гарантируем. Давайте рассуждать логично: если действительно появляются новые, принципиально важные подробности, то либо сам генеральный прокурор, либо кто-то из его заместителей в тот же день должны приступить к детальнейшему их изучению; запросить по своим, более обширным каналам подтверждение информации и, если она оказывается правдивой, — незамедлительно менять меру пресечения.

Но вы же видите, как все происходит! Мало, наверное, кто мог предположить, что дополнительно уголовные дела повозбуждают против меня, Андрея Федура и еще одного адвоката, Александра Руцинского. Федуру как эффективного юриста пытаются отстранить от процесса, меня, видимо, — запугать. Известно также о направлении в Донецк специальной группы, члены которой нацелены буквально на «выбивание» из бизнесменов сведений, подтверждающих будто бы получение Пенчуками указанной суммы из других источников. Не знаю, осмелится ли кто взять грех на душу, сказать неправду.

— Почему в свою защиту вы призвали господина Головатого? Это преднамеренный выбор?

— Нет, такая мысль посетила меня непосредственно во время нашей с Федуром пресс- конференции, о чем я сразу же и рассказала журналистам. Никаких договоренностей на этот счет с Сергеем Головатым у нас не было, да и сейчас еще нет. Не знаю, каким будет его решение, но, надеюсь, он не откажется. Думаю, для него это могло бы быть интересно, как минимум, с профессиональной точки зрения. А наша принадлежность к разным политическим лагерям послужила бы отличной проверкой истинной объективности украинской юриспруденции.

— Подобными действиями Гепрокуратура буквально «лепит» из вас пострадавших, а из Колесникова — «национального героя». В чем тут логика?

— Я и сама ее не понимаю. Ни национального героя, ни мученика из Бориса Колесникова делать не надо. Это самостоятельный, достаточно известный политик, настоящий региональный лидер. Твердый характер, подчас — прямолинейность были свойственны ему всегда, что, конечно, многим не нравилось.

На примере дела, раскрученного против него, новая власть хотела показать общественности: сегодня, огульно назвав человека бандитом, ежедневно «вдалбливая» эту мысль через подконтрольные СМИ и даже не утруждая себя поиском доказательств, обвинительный приговор можно вынести кому угодно. Эпопея затянулась, жертвами ее стали еще и Тихонов, Кушнарев, Ризак. Безнаказанная дискредитация у нас теперь в порядке вещей.

— В прежние времена упомянутые вами товарищи не числились у оппозиции «врагами номер один». Почему же сегодня преследуют их, а не тех, на кого еще вчера взваливали все беды нашего общества?

— Попавшие в опалу ГПУ — известные и популярные личности в регионах, традиционно «базовых» для нашей партии и других оппозиционных сил. Расцениваю это как попытки власти «выбить» из-под оппонентов электоральную, экономическую и политическую основы. Согласитесь, довольно своеобразная методика подготовки к выборам. Разрабатывается сценарий, при котором список кандидатов от нашего блока превращается в список уголовных дел.

— Давайте еще вспомним Сергея Клюева, младшего из братьев, которого считают непосредственным организатором октябрьского побоища возле ЦИКа. Насколько известно, он уже давно перебрался в Австрию, подальше от наших «органов».

— Лично я такой информацией не располагаю, а все, что о нем узнаю, — исключительно из СМИ. Но как человек, достаточно давно знающий братьев Клюевых, могу вас заверить: Сергей никогда бы не стал заниматься подобным.

— Вопросы появились и к господину Ахметову. Возможно, такая заинтересованность его персоной подвигнет Рината Леонидовича на самостоятельное участие в политике с тем, чтобы себя обезопасить?

— Подобные вопросы человеку надо напрямую задавать, чужие характеристики такого рода попросту некорректны. Лично я с Ахметовым никаких мест в списке не обсуждала и не слышала, чтобы аналогичные разговоры велись с кем-то другим.

— Если фальсификация погашения судимостей Виктора Януковича будет доказана, ваш лидер не сможет участвовать в кампании.

— С юридической точки зрения, дело это совершенно безнадежно. Даже если допустить, что какие-то бумаги оформлялись неправильно, непосредственно Виктор Федорович участия в этом не принимал. Кроме того, бывший председатель Верховного Суда, Виталий Бойко, уже засвидетельствовал неправдивость информации. Он лично подписывал постановление о погашении судимостей. Есть ли основания ему не верить?

К тому же, я сильно сомневаюсь, будто бы действительно проводилось полномасштабное и беспристрастное изучение всех документов. Пока что есть только отдельные, очень эмоциональные заявления. Их цель — вбросить в общественное мнение компромат, дать людям пищу для обсуждения, отвлечь их от действительно важных проблем — подорожания продуктов, дефицита бензина и т.д. Очень примитивные используются приемы. У власти, как говорится, «кризис жанра».

— Вы упомянули блок Януковича. Вопрос о его создании уже окончательно решен?

— Да, такой блок обязательно будет, о чем мы сообщили СМИ сразу после проведения последнего расширенного заседания политсовета. Так что уже с сентября начнутся переговоры с партиями, которые с ПР объединяет сходство идеологических позиций.

— А с объединенными социал-демократами они у вас совпадают?

— Ну, существует немало нюансов, создающих на определенном этапе предпосылки для нашего сотрудничества по отдельным направлениям. Но ведь речь идет не только об идеологии, но и о подходе к делу, видении путей достижения результата, чего также нельзя не учитывать.

Согласно программным положениям, ПР — партия либерального типа, с соответствующими позициями в экономических вопросах; тогда как эсдекам, в том числе украинским, ближе социалистические идеи и методы.

— Виктор Янукович поддержал инициативу Леонида Кравчука о создании форума «Объединим Украину!». В последующем формировании на этой основе избирательного блока эксперты практически уверены. Как же могут скооперироваться силы Кравчука и Януковича?

— Поддерживая инициативу Леонида Макаровича, Виктор Федорович говорил, прежде всего, о поддержке идеи. Жители разных берегов Днепра все еще настороженно относятся друг к другу. Так что идея объединения наиболее актуальна, является заданием стратегическим и, несомненно, станет одной из основ нашей предвыборной программы. Единственно, чего может не хватить в процессе ее реализации, — поддержки властей.

— Предвыборной коалиции в формате годичной давности все равно не получится. Валерий Пустовойтенко красочно описывает убытки НДП от членства в таком объединении и требует от Януковича извинений. Да и с «Трудовой Украиной» отношения у вас более чем прохладные.

— Неэмоциональный политик публике неинтересен, он тогда какой-то неживой. И заявления насчет извинений я отношу именно к разряду эмоциональных. Другое дело, в некоторых вопросах, в частности во всем, что касается блокирования, эмоции неуместны. В блок приходят с четким прагматическим расчетом, когда каждая сторона друг друга усиливает. Объединяться надо вокруг идеи, а не вокруг личности, как случалось ранее. Шаткость таких конструкций, в частности парламентского большинства старого формата, которое сегодня пытаются возродить, доказана не единожды.

— В новое ПБ вас тоже зазывают?

— В этом парламенте большинство однозначно не сформируется, мотивы единения у депутатов напрочь отсутствуют. С другой стороны, его будущие очертания видны, ведь возможности для этого имеют только крупные политические силы, которых в Украине не так-то уж и много.

Нужно ли создавать большинство? Нужно! Возможно ли это сейчас? Невозможно! Посмотрите: даже те, кто считает себя победителем, с трудом находят общий язык, да и то не всегда.

— Учителя харьковской области, как ни странно, жалуются на давление, цель которого — вступление в НДП, Народную партию и Партию регионов. Это правда? И как вам это, при нынешнем «угнетаемом» положении, удается?

— Вы в это верите? Действительно, как мы можем влиять на «добровольно-принудительное» членство? За других расписываться не стану, но за ПР скажу однозначно: учитывая имевшийся ранее горький опыт построения политсилы подобными методами, мы к такой методике никогда больше не прибегнем. Не в пример, кстати, нынешней «партии власти», которая даже в правительстве умудрилась образовать нечто наподобие первичной ячейки.

— Кстати, Комитет избирателей Украины утверждает: никаких политических преследований, на которые постоянно жалуется оппозиция, не существует. А массовые увольнения — всего лишь закономерные кадровые чистки.

— При смене лидера государства ротация политиков на ключевых постах — явление вполне закономерное, чего никак не скажешь о массовых увольнениях. 20 тысяч высших должностей, требующих замены, в Украине попросту нет. Подчеркну: речь идет не столько даже о государственных служащих, представляющих те или иные партии, сколько о людях, пришедших на работу по найму без политических соображений. Формальные причины для их отстранения, конечно, подыскивались, но истинные вполне понятны. Не правда ли, такое количество уволенных за столь короткий отрезок времени — серьезный повод для размышлений? Обиженный человек может замолчать, но ему никогда не забыть унижения, за которое он при любом удобном случае постарается рассчитаться.

— Обещанный «альтернативный Кабмин» ваша партия так и не сформировала. Зато теперь говорится о разработке некоей специальной избирательной стратегии для западной части страны. В чем ее суть?

— Для нас равны все граждане: от Львова и до Харькова. Не хотелось бы, чтобы кто-то думал, будто ПР сейчас готовится к своеобразному марш- броску на Западную Украину, чтобы там понравиться избирателю. Агитационную кампанию мы станем проводить равномерно, для каждой области аргументы одинаковые. Но, чтобы они были действительно убедительными, в основу положена концепция партийной деятельности, в центре которой — человек, рядовой гражданин, с его потребностями и нуждами. Такая риторика понятна всем. Власть для нас не самоцель, а возможность реализовать, прежде всего, социальные проекты колоссальной значимости.

— Как вы оцениваете деятельность нового донецкого губернатора и чем объясняете столь скоропостижные попытки его сместить?

— К заявлениям о необходимости смены губернатора отношусь негативно. Своей непоследовательностью НСНУ Виктора Андреевича попросту подставляет. Назначать руководителя области отечественное законодательство предписывает лидеру страны. Высказывать свои пожелания партийцам никто не запрещает, но делать это надо еще на этапе консультаций и в узком кругу, а не критиковать потом публично.

В практической деятельности мы с Чупруном практически не пересекаемся, потому мне его сложно оценивать. Однако он как патриот своего края, по мере сил, максимально способствует процветанию региона, чего нельзя не замечать.

— В 2002 году много говорили о возможности объединения Партии регионов и «Нашей Украины». Блокирование так и не состоялось, но тесные контакты с тех времен наверняка сохранились. Помогает ли это находить с властью общий язык?

— Никогда не говори «никогда». Сила политиков в том, что, даже высказывая противоположные взгляды, они не нивелируют возможности иметь между собой хорошие рабочие и дружеские отношения. Такие связи между «бело-голубыми» и «оранжевыми» партийцами существуют, и это вполне нормально. Вот только фамилии называть вам не стану, это некорректно. Скажу только, что радикально переформатировать политическое пространство контакты наши не способны.

— Не кажется ли вам, что оппозиционные традиции в Украине весьма устойчивы. Ранее символом протестного движения был Виктор Ющенко, а Юлия Тимошенко — его практическим воплощением. Сейчас аналогичные роли передались, соответственно, Виктору Януковичу и вам.

— Ну зачем такие смелые параллели? Просто лично я делаю то, что умею, во что верю, и то, что близко. Но раз уж так совпало… Говорят: один случай — случай, а два — уже система!

Источник: Ксения Василенко, «ДЕНЬ»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх