EN|RU|UK
  444  1

 БОЙ-ДАМА

Вера Ивановна Ульянченко работает в Секретариате Президента Верой Ивановной Ульянченко. Есть такая должность, поскольку в традиционное штатное расписание СП ее вписать ну никак нельзя. Формально она является советником Виктора Андреевича, а неформально ос

Ходила на разборки с политическими оппонентами. Прочищала мозги некоторым товарищам. Возможно, роль и значение Ульянченко несколько преувеличены. Но, честно говоря, на фоне относительно серой и скучной массы членов "Нашей Украины" хотелось кого-то слегка выделить. Пропиарить. В хорошем смысле этого слова. Тем более что лексика у Веры Ивановны богатая. Это она сейчас следит за своими высказываниями. Да и то при общении с журналистами. А раньше выражала свои мысли очень и очень образно. Ульянченко действительно давно работает с Ющенко и успела его хорошо изучить. По ней можно сверять свое восприятие действий Президента. Что мы, собственно говоря, и попытались сделать.

Вера Ивановна, сегодня модно подавать в отставку. Вы-то хоть не собираетесь это делать?

— Мне в отставку идти незачем. Я — народный депутат Украины, внештатный советник Президента: сдавать мандат мне не надо, а с должности советника Виктор Андреевич вряд ли меня уволит. Что же касается заявления вице-премьера Романа Безсмертного об отставке… На мой взгляд, Роман Петрович, наверное, прав. Если ты делаешь дело, которое для тебя является главным, и видишь, что люди не понимают и не поддерживают твои идеи, то надо либо прекратить этим заниматься, либо использовать другой подход, прислушаться к иным мнениям и советам. С точки зрения простого обывателя, не понимающего, что такое административная реформа, для чего она делается, — это совершенно ненужное "увлечение" вице-премьера.

А вот для простого обывателя интересны политические игры на выбывание, которые ведутся в настоящее время в высших эшелонах власти?

— Нет. Это людям абсолютно не интересно. Недавно была в своем родном селе, которое расположено в Черниговской области. Всего лишь сто километров от Киева. Практически рядом. Мои бывшие одноклассники следят за политическими событиями, в курсе того, что происходит. Но многим из них вся эта внутренняя возня, дрязги, разборки людей с фамилиями, которые им ничего не говорят, совершенно непонятны. Допустим, конфликт, который произошел в парламенте, они воспринимают как противоречие между Кабинетом министров и Верховной Радой. Это людям понятно. Они видели приход Президента в парламент и недоумевают, почему депутаты так относятся к главе государства, которому доверяет большинство избирателей страны? То, что происходило в Верховной Раде, люди воспринимают как личное оскорбление. Так рассуждает и моя мама, и мои соседи, и многие другие. Они не понимают, о каких законах, связанных со вступлением Украины в ВТО, идет речь. Куда кто войдет и чем это грозит — не знают. К тому же, наши средства массовой информации — и государственные, и коммерческие — не удосужились объяснить населению, что такое ВТО и зачем нам туда вообще надо идти. Никто не объяснил, за что в парламенте боролись коммунисты. Если левые думают, что такими методами боролись за интересы народа, то глубоко ошибаются. Люди знают одно: то, что предлагает Президент парламенту, — это правильно.

Тогда почему правительство обвинило не Верховную Раду, а персонально спикера Владимира Литвина в организации "провокаций"?

— Знаете, как у нас привыкли думать? "Отец в доме хозяин". И Владимира Литвина воспринимают как человека, который должен навести порядок в законодательном органе власти. Спикер и парламент для людей — это единое целое. "Литвин со своей Верховной Радой" — так говорят в народе. Хотя я бы не сказала, что появилось какое-то негативное отношение к самому Владимиру Михайловичу. Нет. О нем как о политике, человеке, люди говорят с большим уважением. Авторитет Литвина как личности намного выше, чем авторитет парламента, который он возглавляет.

Может быть, премьер-министра это как раз и испугало — рост авторитета и популярности спикера?

— Думаю, вряд ли Юлию Владимировну испугал рейтинг Владимира Михайловича. Скорее всего, здесь больше сыграли амбиции, чем страх перед будущими парламентскими выборами. Скажем прямо: в нашей стране не очень много политиков, за которыми люди бы пошли и которым они доверяют. На мой взгляд, Тимошенко и Литвину нечего бояться. Они не перехлестнутся друг с другом во время избирательной кампании. И ни у одного не поднимется, а у другого не опустится. Или наоборот… Я имею в виду рейтинг. Кроме того, допускаю, что есть силы, которые могли Владимира Литвина, мягко говоря, дезинформировать.

Такой вопрос: вы лично в какой "Нашей Украине" числитесь?

— А их что, несколько?

По крайней мере, две: Виктора Пинзеника и Романа Безсмертного…

— Прежде всего, хочу сказать: я не знаю о "Нашей Украине" Пинзеника. Знаю политическую силу под названием партия "Реформы и порядок". В свое время избирательный блок назывался "Наша Украина". Об этом мне известно. И знаю партию "Народный союз "Наша Украина", в которой и состою. "Наша Украина" — это брэнд Виктора Андреевича Ющенко, зарегистрированный в 2002 году. Авторское право на данное название принадлежит Ющенко, поэтому говорить о политической силе "Наша Украина" имени Пинзеника я не считаю нужным. Точка.

Вопрос к вам как к народному депутату: реально ли, на ваш взгляд, создать к 1 сентября большинство в Верховной Раде? Лидер "Единой Украины" Богдан Губский готов. Но он всегда готов. Как пионер. А другие лидеры?

— Если говорить о создании парламентского большинства, то этот вопрос уже имеет свою историю. С ним связан достаточно серьезный негатив. Мы все знаем, как в последние несколько лет формировалось большинство, кого туда вписывали, подписывали, приводили… Сразу вспоминается административный ресурс, шантаж, выкручивание рук и ног, подкуп, давление и так далее. Поэтому как только начинают говорить о создании большинства, то у людей сразу складывается впечатление, что народных депутатов опять начнут вызывать в Секретариат Президента для проведения "собеседований". Как минимум, к руководителю СП. Но я бы не стала говорить сегодня о формировании именно парламентского большинства. На мой взгляд, речь идет о создании, скажем так, правительственной коалиции из числа депутатов, понимающих свою ответственность за экономическое развитие страны. Надо, в конце концов, перестать радеть с высокой трибуны об интересах народа, как это делают коммунисты, а думать о том, что президентские выборы закончились, и все уже очень устали от электоральных кампаний. Думаю, парламентские выборы вряд ли сыграют какую-то исключительную роль. Правительство, которое продекларировало такой социально направленный бюджет, показало, что в состоянии работать для людей, хотя это не очень просто. Можно сколько угодно критиковать бюджет, рассказывать, что ни в одной стране мира 16% валового продукта не направляются на пенсионную программу. Но ведь больше нельзя терпеть такое нищенское существование! Если, наконец, депутаты поймут, что они действительно законодательная власть и что они хотят быть в парламенте после марта 2006 года, то именно это их должно сплотить.

Вы же прекрасно знаете, какой у нас депутатский корпус. Уже был опыт создания парламентско-правительственной коалиции. Неужели думаете, что парламентарии станут белыми и пушистыми, да еще перед выборами?

— Думаю, что именно сейчас, когда не будут пытаться создать большинство с помощью раздачи должностей, бизнеса, когда станут говорить о политической целесообразности, необходимой для стабильности государства, все получится. Наверное, именно поэтому Губский и заявил, что готов к формированию большинства.

Как с помощью "голой" целесообразности, пусть и политической, создать коалицию? Тем более что я, например, не уверен, что Тимошенко пойдет на выборы в составе "триумвирата".

— А я уверена, что Юлия Владимировна самостоятельно не пойдет на выборы. И на 75% уверена в том, что будет создан мощный блок серьезных политических сил. Сегодня есть все основания провести соответствующие переговоры, найти точки соприкосновения и создать политический триумвират, о котором говорил Президент.

Возглавит ли Виктор Ющенко такой блок?

— Не знаю. Все зависит от того, какая будет обстановка в стране в ноябре—декабре и как пройдут переговоры по созданию такого блока. Мы все прекрасно понимаем, что Президенту нужен стабильный парламент. И Виктор Ющенко не тот глава государства, который станет каждый день махать мечом, угрожая Верховной Раде роспуском. Для него важна консолидация политических сил, которая приведет к экономическому росту и, самое главное, к созданию благоприятного инвестиционного климата. Нам необходимо привлекать капиталы. У нас нет другого выхода. Имея такой социальный бюджет, мы должны сегодня каждого бизнесмена носить, как мама, на руках. Беречь и лелеять. Именно так мы должны обращаться с малым и средним бизнесом, с любым инвестором, который пришел в Украину. А инвесторы придут только тогда, когда в стране будет создан нормальный, стабильный политический климат. И если для этого нужно будет возглавить избирательный список, то он это сделает.

Спикер Владимир Литвин заявил, что переговоры о создании предвыборного блока уже провалены…

— Честно говоря, к переговорам еще никто всерьез и не приступал. У меня есть такая информация. Но они обязательно пройдут, поскольку в 2006 году должны состояться реформы образования, жилищно-коммунальной сферы, медицины. Они возможны только в том случае, если есть взаимопонимание правительства, парламента и Президента. Если мы, в конце концов, проснемся и поймем, что статус страны с рыночной экономикой — это будущее наших детей, то надо провести переговоры о создании блока так, чтобы после получения такого статуса в марте 2006 года у нас был парламент, который бы не цеплялся за процедуру, а руководствовался экономической целесообразностью.

Пока с экономической целесообразностью не очень получается. То бензиновый кризис, то сахарный. Может, кого-то в правительстве поменять надо? Например, того же Сергея Терехина.

— Если вспомнить нашу недавнюю историю, то мы только тем и занимались, что кого-то снимали, ставили на его место нового руководителя и думали — все, проблема решена. Стучать кулаком по столу, ругаться, бросать пепельницы, тасовать кадры — одиннадцать премьеров за четырнадцать лет — можно, но это все не приведет к стабильности. В качестве примера хочу привести Виктора Христенко, который уже девять лет работает в российском правительстве. Так у этого человека, так сказать, уже есть "историческая память". Когда во всех постсоветских государствах меняются премьеры, вице-премьеры, он помнит, как начинались переговоры по тем или иным вопросам и чем они заканчивались. И профессионализм Христенко позволяет руководству Российской Федерации ставить перед ним очень серьезные задачи. Поэтому практика бесконечно кого-то снимать, менять на другого — это, на мой взгляд, скорее бессилие, чем сила Президента или премьер-министра. То, что у нас периодически возникают кризисные ситуации — не удивительно. К этому мы шли четырнадцать лет. Отдать 85% заводов в управление российским бизнесменам, а потом хотеть, чтобы у нас не было бензинового кризиса? В развитых странах не отдают в руки одной компании более тридцати процентов стратегических объектов. Если предприятия, имеющие важнейшее значение для страны, контролируются людьми, имеющими другое гражданство и другого президента, то разве можно говорить о защите национальных интересов Украины? Если у нас нет нефти, то это не означает, что энергоресурсы есть только в одной стране мира. В России. И сегодня серьезно задеваются интересы тех, кто не очень хочет делиться, кто привык работать по старым, отлаженным схемам.

Не проще ли все взять и отобрать? Ту же "Криворожсталь" — символ избирательной кампании Ющенко.

— "Криворожсталь" — это не символ избирательной кампании Ющенко. Это символ беспредела государства. По-моему, нет ни одного человека в стране, который бы сказал, что в отношении "Криворожстали" власть неправильно действует.

Есть такой человек! И вы его знаете.

— По-моему, даже у тех людей, которые владеют "Криворожсталью", тоже нет вопросов. Они, конечно же, будут себя защищать, это естественный процесс, но прекрасно понимают всю безнадежность данного дела.

А сколько предприятий надо реприватизировать, чтобы показать большому бизнесу его место при новой власти?

— Думаю, уже с помощью одной "Криворожстали" мы показали бизнесу его место. Я не слышала, чтобы Президент говорил о необходимости массовой реприватизации. Сейчас Ющенко подчеркивает, что мы пока просим бизнес сотрудничать с налоговой инспекцией. В хорошем понимании этого слова. Уплатил налоги — и спи спокойно. Вы уважаете власть, выполняете свои инвестиционные или приватизационные обязательства? Мы вам в ответ кланяемся в ноги и создаем условия, которые необходимы для ведения честного бизнеса. Хочу в качестве примера привести предприятие "Норд". Когда Валентин Ландык пожаловался Президенту, что невозможно выполнять инвестиционные обязательства, если каждые пять минут меняются правила игры, ликвидируются свободные экономические зоны, Виктор Ющенко воспринял данный сигнал. Он заявил, что те СЭЗ, которые нормально и честно работали, возможно, будут действовать и дальше, или государство найдет соответствующие компенсаторы для инвесторов.

Почему Президент должен исправлять ошибки Сергея Терехина, который был одним из главных инициаторов отмены свободных экономических зон?

— Да потому что он Президент. Как гражданка страны могу сказать так: кто-то должен пугать, а кто-то — миловать. У каждого своя роль.

Вот вы сидите (в буквальном смысле этого слова) в Секретариате Президента. Сколько человек здесь играют роль "центра влияния"?

— Я не могу серьезно воспринимать этот вопрос. Мне кажется, что многие в Секретариате считают, что именно они являются центром влияния на Президента Виктора Ющенко. Но, думаю, Виктор Андреевич даже об этом и не подозревает.

Вера Ивановна Ульянченко — это центр влияния?

— Никогда себя не считала центром влияния. Более того, хочу вам сказать, что никогда себе не позволяла даже думать о том, что формирую мнение главы государства, как-то влияю на него. Я тот человек, который отстаивает позицию Президента. Это могу вам сказать совершенно точно. И у меня есть возможность донести до Виктора Андреевича свое мнение по тому или иному вопросу. Причем я к этому очень тщательно готовлюсь. Если что-либо говорю, то имею на руках документы, факты, цифры и так далее. Двести раз отмерю и перепроверю, прежде чем что-то скажу Президенту страны.

А вы на доклад с папочкой специальной заходите?

— По-всякому захожу. Могу с папочкой. Могу и без. Вот у меня есть очень простая папочка, на которой от руки написано "Президент Украины". Совершенно без всякой помпезности и наворотов. Мне кажется, в нашей стране очень много людей, которые, пользуясь особенностями характера главы государства, тем, что он всегда вас внимательно выслушает, считают себя влиятельными политиками. Скажу больше: я даже знаю людей, которые пытаются сделать на этом бизнес. Такие уж у нас традиции, менталитет. И многие на это покупаются, потому что привыкли к подобному методу "решения вопросов". На Ющенко нельзя влиять. Я вот никак не могу доказать этот факт журналистам. Они сами сформировали такое мнение. При решении серьезных, стратегических вопросов на Виктора Ющенко никто не может влиять. Виктор Андреевич — самостоятельный и ответственный политик. Я очень долго с ним работала и с одной фразы понимаю его. Мне дважды или трижды повторять не надо. Он обязательно скажет свое мнение, но за этим мнением надо слышать ответ.

Кстати, это одна из проблем, поскольку многие, особенно журналисты, постоянно жалуются на то, что не понимают, о чем говорит Президент. Его ответы расплывчаты, он говорит одно, а потом оказывается, что имел в виду совсем другое. Как научиться понимать Президента, используя, в частности, ваш опыт?

— Ну, мой опыт — это эксклюзив. У меня же может быть своя тайна? Может. Но главное, что Президента очень хорошо понимают люди. Вот его трехчасовое выступление в Донецке как раз свидетельствует о том, что Виктор Андреевич говорит не чиновникам, не аппарату. Его речь адресована людям. О многих сложных вещах Виктор Андреевич рассказывает просто и доступно. И его понимают. А вот многие журналисты — не понимают.

Когда читаешь сообщения — "Президент приказал в 24 часа ликвидировать ГАИ" и "уничтожить все преступные группировки", то ничего не понимаешь. Это правда…

— Не нужно воспринимать сказанное буквально. Глава государства говорил не о ликвидации функций ГАИ, а о ликвидации ведомства, которое надоело людям. Когда за кустами, углами, в засаде сидят красавцы, которые останавливают в Киеве дядьку Мыколу из села и начинают морочить ему голову. А ведь функция ГАИ заключается не в том, чтобы его остановить и проверить наличие аптечки и огнетушителя. Виктор Ющенко как раз и говорит о ликвидации ГАИ в нашем сознании. Оно же уже колом стоит в голове у каждого нормального человека. И анекдоты рассказывают про ГАИ не случайно. Если пошел туда работать, значит, дурной и тупой. Или дочку замуж выдавать надо. Это унижает самих работников автоинспекции. И, кстати, задание о ликвидации дается на коллегии МВД, где сидят главные чиновники этой системы. Другими словами, Президент хочет, чтобы они сами перестали быть гаишниками. Чтобы милиция воспринималась так, как она воспринимается во многих демократических странах. А что касается преступных группировок, то Ющенко сказал так: не надо мне каждый день давать информацию о ликвидации 49, 38, 12 бандитских группировок. Группировки массово раскрываются, а криминала не становится меньше.

Вас не беспокоит то, что падает уровень доверия к Президенту, и социологи это фиксируют? С чем подобное падение, на ваш взгляд, связано?

— Это абсолютно понятно. Когда люди видят, что поменяли глав районных администраций, да и то не всех, а милиция на местах осталась та же, прокуратура тоже, директора школ, которые унижали право выбора людей, то они воспринимают это как поражение власти. Говорят: "Все осталось по-старому". Терпения у народа уже нет. А новой власти просто неоткуда взять новые кадры. Людям нравится, что на телеэкранах появились лица новых, молодых министров. В основном избиратели не знают — профессиональные это люди или нет, получится у них или не получится. Но это молодые, красивые лица. И это нравится. А внизу остались те же откормленные участковые, у которых сначала заходит живот, а через десять минут появляется и сам человек с испитым лицом, остались те же прокуроры, судьи. А ведь люди уже к ним обращались, обивали пороги… И дождаться, когда все изменится, простому человеку очень тяжело. До Киева далеко, а начальник близко. Многих раздражает такая ситуация, падает доверие к новой власти, теряется надежда. Возникает вопрос: ради чего мы стояли на Майдане? Кстати, многие обижены тем, что не попали во власть. Хочу отметить, что со многими мы уже "обожглись" и в районах, и в областных центрах. Не все митинговавшие в состоянии быть сильными менеджерами и руководителями. Этот период надо просто пережить. Надо дождаться конца финансового года, посмотреть, как перезимуем. Вот тогда можно будет говорить о падении или повышении рейтинга.

Виктор Андреевич Ющенко может быть авторитарным лидером?

— Нет. Никогда. Это не его философия. Может быть, поэтому ему так тяжело сейчас приходится. Авторитаризм — не стиль Виктора Ющенко. Для него важно иметь команду единомышленников. Ему приходится тратить очень много времени на формирование этой команды. Уверена, в конечном итоге появится плеяда политиков, которые станут проводником его идей. Он не из тех людей, которые считают, что чем темнее небо, тем ярче звезда. Виктор Андреевич как раз любит, чтобы вокруг было много ярких звезд. Готов с ними считаться. Ему просто необходимо интеллектуальное окружение. И когда у Президента будет честная, сильная, профессиональная команда, то это, по-моему, для него будет самой большой радостью в жизни.

Источник: Александр Юрчук, "Версии"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх