EN|RU|UK
  1697  12
Материалы по теме:

 ДЕЛО ПУШНОВА: ХРОНОЛОГИЯ СЛЕДСТВИЯ ПО ВЕРСИИ ОТЦА ПОГИБШЕЙ

"Мне не нужны его деньги, от гражданского иска, то есть от материальной сатисфакции, мы отказались сразу. Если честно, я затрудняюсь сказать, в какую сумму я бы оценил жизнь своего ребенка. Я не хочу даже с этим связываться. Удовлетворение я получу, если Пушнов будет наказан по закону".

​ Отец Алины Лихтанской рассказал «Цензор.НЕТ» с какими трудностями и неприятностями пришлось столкнуться в ходе расследования обстоятельств ДТП, участником которого был пьяный председатель Торезкого городского суда А.Пушнов.






Напомним,  10 июля 2010 года в городе Торез Донецкой области студентку Алину Лихтанскую сбил джип "Субару Форестер" председателя местного суда Александра Пушнова. Следователь посчитал, что судья Пушнов не мог предотвратить наезд и дело закрыл.


-
Александр Иванович , когда вы поняли, что следствие «благоволит» к виновнику ДТП?

- Где-то в декабре прошлого года, когда мы написали запрос в областную прокуратуру. Мы пытались выяснить, на каком этапе находится расследование и почему Гладуняк и Пушнов не находятся под стражей. Или разузнать, взята ли с них хотя бы подписка о невыезде, как обычно практикуется в таких делах. Ответа мы не дождались и в средине января направили запрос уже в Генпрокуратуру. Пожаловались, что Донецкая облпрокуратура на наши запросы не отвечает.

А 8-10 февраля пришло письмо из облпрокуратуры о том, что дело… закрывают. Мы направили жалобу о привлечении к ответственности Гладуняка, Пушнова, Серебрянского и Пушновой за дачу ложных показаний. И параллельно попросил прокуратуру ознакомиться с материалами дела.

- А следствие вела областная прокуратура?

- Да. Сегодня я получил из прокуратуры письмо, еще его не читал.

Александр Лихтанский вскрывает письмо и читает его.

- Наконец-то нам разрешили ознакомиться с материалами дела…

- Александр Иванович, вам угрожали на протяжении следствия? Кто, когда?

- Нет, мне не угрожали. А чем мне уже можно угрожать? А жаловаться – я жаловался. Но толку в своих письмах не вижу. Все равно все жалобы возвращаются к тем, на кого жалуюсь. Ну, вот из Генпрокуратуры приходили ответы типа: мы направили вашу жалобу в областную прокуратуру, оттуда, дескать, и ждите ответа. В средине февраля мы направили жалобу на постановление о прекращении дела, чтобы его пересмотрели. И получили ответ: мол, все проверили, все законно. Они себе за это дело уже пятерку поставили.

- То есть, на сегодняшний день кто является виновником ДТП?

- Виновник не установлен, в том-то и дело. Они написали в постановлении, что Алина не имела права внезапно выходить на пешеходный переход. Не находите, что это странно? Она шла спокойным шагом к пешеходному переходу и вдруг выскочила под машину? Эксперты пытались свести все к тому, что она сама под колеса бросилась. Получается, что водитель не виноват, а моей дочери нельзя было внезапно выбегать на пешеходный переход.



 



- А в том месте светофора нет? Только зебра?

- Дело в том, что там перед выходом на пешеходный переход растет дерево. Оно молодое, крона не больше метра в высоту, а ветки нависают аж над дорогой. А в июле месяце, когда произошла трагедия, деревья зеленые. Рассмотреть приближающуюся машину можно только выйдя на проезжую часть. Но в выводах эксперта нет того, что у пешехода ограниченная обзорность.

- Ограниченная обзорность пешехода. Но водитель также может не видеть приближающегося пешехода?..

- У водителя тоже ограниченная обзорность, но несколько иного плана. За метр-полтора от дороги пешехода видно. Крона – около метра в высоту, и идущего к дороге пешехода заметно, голова видна. Да и ствол у дерева тонкий, ноги видно. По собственному водительскому опыту знаю, что там очень опасный участок дороги. Там 30 км в час даже ехать не получается, место такое, что не понятно, откуда могут появиться пешеходы на дороге.

- На том участке дороги есть какие-то знаки, ограничивающие скорость автомобилей?

- Нет там ничего. Местные жители несколько раз просили установить в том месте «лежачих полицейских», потому что за безопасность своих детей боятся. Но, там проходит трасса республиканского значения – из Донецка в Луганск – и говорят, что устанавливать подобные ограничители нельзя.

- А аналогичные трагедии на том переходе случались?

- За год до трагедии с Алиной там же сбили 26-летнего парня. Его КАМАЗом раздавило. У погибшего парня отец всю жизнь сам за рулем просидел. Я не знаю, чем закончилась та история. Но тогда водитель и вел себя с потерпевшими по-другому, чем Пушнов с нами. Не было этого хамства…

- Интересно, как прокуратура оценивает неправдивые показания судьи и лжесвидетельствование его друзей и жены?.. Или это не установленный факт?

- Я зачитаю вам ответ прокуратуры на мое требование привлечь их за дачу заведомо ложных показаний. Мне написали, что согласно закона о судьях и судопроизводстве, судья является лицом неприкосновенным. То есть, без разрешения Верховной Рады он не может быть арестован. В то же время, тут говорится о том, что «в ходе следствия по данному уголовному делу было установлено, что председатель Торезского городского суда Пушнов А.А. давал заведомо неправдивые показания по поводу раскрытия дорожно-транспортного происшествия в ходе досудебного следствия. Кроме этого, с целью создания искусственных доказательств своей защиты Пушнов подговорил к даче заведомо ложных показаний и свою жену Пушнову и подготовил подставных свидетелей, своих знакомых Гладуняка и Серебрянского». В связи с этим было подготовлено представление в Высший Совет юстиции об освобождении судьи Пушнова от должности в связи с нарушением им присяги судьи. Когда там рассмотрят вопрос, дескать, будет рассмотрен и вопрос о пересмотре дела. Об этом мне сообщили сегодня.

Депутат Олейник потребовал от ГПУ и ВСЮ проверить обстоятельства дела судьи Пушнова, сбившего насмерть девушку на переходе 


 - Куда вы еще направляли жалобы?

- В Верховную Раду. Оттуда мне сообщили, что моя жалоба направлена на рассмотрение высшей квалификационной комиссии судей. В Администрацию Президента направлял. Ответ примерно тот же, только чуть больше текста.

- Вы признаны потерпевшей стороной?

- Конечно.

- Но потерпевшие могут рассчитывать на определенную сатисфакцию…

- Вы имеете в виду материальную?

- И моральную, и материальную… Есть пострадавшие, значит должны быть и виновные, которые за все в ответе?

- Интересный вопрос. Мне не нужны его деньги (судьи, - Авт.), от гражданского иска, то есть от материальной сатисфакции, мы отказались сразу. Если честно, я затрудняюсь сказать, в какую сумму я бы оценил жизнь своего ребенка. Я не хочу даже с этим связываться. Удовлетворение я получу, если Пушнов будет наказан по закону. Понимаю, может это глупо, но я просто не могу подавать на моральный ущерб. Как вы себе это представляете? Я должен в суде рассказывать, как я мучился, когда потерял дочь и поэтому потерял столько-то денег? Это кощунство какое-то. Это не измеряется ни в деньгах, ни в каких-то других благах.

- А если судью просто уволят? Это вас удовлетворит?

- Нет, конечно. Понимаете в чем вопрос? Возможно, меня бы и удовлетворило его увольнение, если бы он с самого начала вел себя по-другому. Если бы он был порядочным человеком, прежде всего. Он прислал к нам адвоката, который на нас орал, как будто мы виноваты в чем-то. Ощущение, что мы все, как тараканы какие-то, нас просто давят ногами. И это очень мерзко на самом деле.

- И как часто вы общались с его адвокатом?

- Один раз и этого хватило. Когда Алина еще лежала в больнице. Адвокат приносил нам деньги на лечение дочери. 11 тысяч гривен – это то, что ушло на медикаменты. Но мы за каждую копейку отчитались чеками на лекарства. Мы тогда каждый день мотались в Донецк за 80 километров. А лекарства выписывались очень дорогие, она ведь лежала в реанимации.

- Сколько Алина была в больнице?

- Неделю. Она была в искусственной коме, врачи все же пытались ее спасти. А после смерти дочери мы отказались даже обсуждать вопрос денег с той стороной. Когда мы пытались спасти дочь, мы понимали, что на лечение нужны большие деньги. Если бы она выжила, потребовались бы деньги на пластические операции. Мы хотели хотя бы это с Пушнова стребовать. На тот момент нас больше ничего не интересовало. А потом появилась корреспондент одной центральной газеты. Тоже история была. Взяла у нас телефон адвоката и при нас договорилась с ним о встрече. А после этого появилась статья, что нам хорошо помогают материально. Потом, к кому бы я ни приходил, просил дать показания, люди отказывались. Они мне говорили: так тебе ж дали 50 тысяч долларов, он на тебя квартиру переписал в Донецке и так далее. Что, мол, тебе еще нужно? Что тут сказать?..





 



- А запугивания были? Кроме соседки, которой позвонили с угрозами? 

- Когда по Алине было 40 дней, под судом собрались ее друзья, наши знакомые, они держали свечи в руках. Одну из женщин на следующий же день уволили с работы. Она работала в кафе, хозяин которого дружит с Пушновым. Вот так вот…

Вообще-то, людей на остановке много было, а показания давали только несколько человек. Городок у нас маленький, вы же понимаете, люди боятся…

P . S . В заключение Александр Иванович заверил нас, что собирается добиваться справедливости всеми законными способами. Если нужно, то и в Европейский Суд пойдет…

Источник: беседовала Виктория Владина
TUV0UVVYTmtRelF3VEc1U2FIUkRkMGxPUTJZd1dWQlNhVTVET1RCTU4xRnphVGgyTUVvdlVtYzVSMGt3VEROUmRuUkRlVXg1TDFGc1RrTnBNRW80UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх