EN|RU|UK
  5462  58

 «УКРТЕЛЕКОМ»-ТО — ГОЛЫЙ…

Блицкриг-приватизация «Укртелекома» — и победители пьют шампанское. Однако после того как телекоммуникационный монополист перейдет в частные руки, его судьба не останется частным делом.

Очевидно, что роль и масштаб влияния „Укртелекома“ на рынок электросвязи Украины не уменьшится. Некоторые нюансы приватизации и ценообразования на конкурсе из одного участника уже сейчас вызывают вопросы: насколько инвесторы представляют себе будущее проекта, за который они взялись? Если реформа „Укртелекома“ и схема управления будут такими же непрозрачными, как сама приватизация, компания из лакомого бизнеса превратится в общегосударственную проблему. Потому что „Укртелеком“ — это не только деньги, это и становой хребет системы государственного управления.

Небольшая справка. 45 млрд. грн. — таков приблизительный оборот рынка связи в Украине по итогам 2010 года. И, несмотря на все кризисы, услуги связи продолжают бурный рост: по прогнозам, рост рынка на 10—20% сохранится как минимум на ближайшее десятилетие. „Укртелеком“ на этом рынке занимает ключевое положение.

Специалисты это понимают прекрасно, но для наших читателей поясним. Да, стационарные линии связи, 89% которых контролирует „Укртелеком“, это утративший перспективу сегмент. Да, „Укртелеком“ не владеет своей сетью мобильной связи. Но коммуникации будущего будут строиться на основе Интернета. И здесь „Укртелеком“ располагает уникальными возможностями. Это — магистральные каналы связи, которые пролегают под всеми городами и большинством населенных пунктов Украины. Тысячи километров этих магистралей пролегают под землей, и внутри у них начинка — пучок кабелей, по которым идет передача данных.

Широкополосный доступ к Интернету через станции мобильного оператора на порядок уступает возможностям передачи данных по оптоволоконному кабелю. Пройдет немного лет, и телевидение, телефония, государственные услуги, платежные системы, бизнес-процессинг — все это будет завязано в большей степени на оптоволоконную сеть.

Тот, кто контролирует эту сеть, диктует правила игры на рынке связи. Потому что протянуть под современными городами, домами и улицами альтернативные подземные каналы связи, добыть десятки тысяч разрешений и согласований для их функционирования — сизифов труд. Вывод: по мере развития технологий капитализация активов „Укртелекома“ будет неуклонно расти, и рыночный потенциал компании выше любого нашего мобильного оператора.

Формально, разумеется, доступ к магистральным каналам открыт для всех и регламентируется Национальной комиссией регулирования связи. И частные компании тоже могут тянуть свои оптоволоконные сети куда им вздумается. Но есть одно но. Технический контроль, канальную емкость линий связи и доступ к ним контролирует одна структура. И для оказания влияния на какого-либо несговорчивого пользователя может найтись масса объективных технических причин. Влиять можно на все. Контроль за „Укртелекомом“ дает прямые рычаги воздействия на рынок Интернета. Например, провайдер, который обеспечивает трафик сайтов с продукцией нежелательного содержания, может очень быстро получить такие проблемы, которые заставят его отказать в хостинге любому порталу.

Каналы связи „Укртелекома“ имеют ключевое значение в ходе самой главной реформы, которую обязана осуществить украинская власть, — построение электронного государства. Только „Укртелеком“ может технологически обеспечить любые проекты внедрения электронной социальной карточки, сдачи любых видов финансовой отчетности, закупку любых видов услуг. Ликвидация бумажного документооборота приведет к полной перестройке всего государства и сделает абсолютную защищенность и бесперебойность каналов связи жизненно важным условием повседневной работы государства и общества.

Исходя из вышеизложенного, зададимся вопросом: насколько обоснована цена приватизации „Укртелекома“? Выставление цены в данном случае должно определяться не только рыночными факторами, но и интересами государства в целом.

Отсутствие у государства и инвестора бизнес-плана по развитию „Укртелекома“ также вызывает вопросы. Как сказал ZN.UA один из экспертов рынка, „Государство и собственники должны видеть, как они собираются развивать этот бизнес. Приватизация может стать успешной для государства, а миллиард долларов в год „Укртелеком“ может приносить бюджету только в виде налога на прибыль. Иначе проект рухнет, и в убытке окажутся все“.

Понять вес 1,31 млрд. долл. можно в сравнении. Государственная телекоммуникационная компания Грузии была продана всего за 5 млн. долл. Причина: необходимость быстрого привлечения инвесторов в полуразрушенную отрасль, быстрый доступ к передовым технологиям, необходимость погашения долгов, которые государство не имело возможности выплатить, отсутствие необходимой нормативной базы.

Противоположный пример. Телекоммуникационная компания TDS в Дании, стране с населением 5,5 млн. человек — в 2005 году была приватизирована за 14 млрд. долл. Разумеется, такая сумма была получена бюджетом крохотной страны только в результате системной подготовки к приватизации со стороны государства. Права и обязанности инвестора четко выписаны и подлежат публичному контролю.

Если смотреть на „Укртелеком“ по балансовой оценке имущества, то цену в 1,3 млрд. сложно признать объективной. „Укртелеком“ владеет в престижных центральных районах Киева, по крайней мере, семью крупными многоэтажными административными комплексами общей площадью в десятки тысяч квадратных метров. Владеет десятками гектаров земли по всей стране, сотнями объектов недвижимости. На балансе значатся 24 базы отдыха под Киевом, под Одессой, в самых лакомых для девелоперов местах. Насколько разумно для государства продавать многие нетехнологические объекты вместе с основным бизнесом? Будет ли компания защищена от быстрой распродажи объектов социальной сферы или все это бонус для организаторов приватизации?

Как компания „Укртелеком“ в финансовом плане доведена до плачевного состояния и, судя по отчетности, чем быстрее она попадет в руки грамотного инвестора, тем лучше для бюджета. Бывший глава госадминистрации связи и экс-глава наблюдательного совета „Укртелекома“ Николай Гончар на своем пресс-брифинге для журналистов обвинил председателя правления „Укртелекома“ на протяжении последних шести лет Георгия Дзекона в намеренном доведении компании до банкротства. Факты показывают, что государство так и не научилось управлять своей монополией.

В 2008-м чистый убыток „Укртелекома“ составил 1,5 млрд. гривен, в 2009-м — 650, в 2010-м убытки превысили 1,5 млрд. Как заявлял Н.Гончар, „предприятие, которое имеет развитую первичную сеть, предприятие, которое имеет доступ практически к каждому району, предприятие, которое имеет уникальную возможность развивать мобильную связь третьего поколения и четыре года развивает, предприятие, которое имеет прекрасный широкополосный доступ и 800 тыс. абонентов этого доступа, предприятие, в котором работают отличные специалисты, работает нерентабельно. Вот это было непонятно“.

Настолько непонятно, что Гончара давно сняли с должности, а Дзекон вновь благополучно пережил смену власти, и сейчас полностью руководил процессом оценки и приватизации доведенной им до плачевного состояния компании. Судя по высказыванию Дзекона, «проведите вы сотню шоу и голым выступите на сцене — это не завысит цену „Укртелекома“, у нынешнего председателя правления несколько ограниченное представление о возможностях повышения капитализации вверенной ему государственной компании.

ZN.UA получило неофициальный комментарий эксперта одной из украинских консалтинговых компаний, который два года назад по контракту с одним из европейских телекоммуникационных гигантов провел юридический и аудиторский анализ факторов, влияющих на стоимость приватизации „Укртелекома“:

„Получить в нынешних условиях реальную рыночную цену „Укртелекома“ было изначально невозможно. Во-первых, 60% стоимости национального оператора связи зависит от состояния нормативной базы, регламентирующей его работу. Поскольку стратегия развития электросвязи и законодательная база в Украине находятся в хаотичном состоянии, и перспективы не ясны, большая часть рыночной стоимости „Укртелекома“ просто не подлежит оцениванию. Во-вторых, для крупных телекоммуникационных компаний инвестиция в бизнес, который требует реорганизации и больших дополнительных вложений, всегда будет рисковым делом, и интерес будет значительно снижен. Крупные акционерные компании не могут себе позволить ухудшить консолидированную финансовую отчетность и принимать непрозрачные и плохо прогнозируемые обязательства. В-третьих, должна быть четко заявлена политическая воля власти провести прозрачную приватизацию и гарантировать соблюдение прав инвесторов в долгосрочной перспективе. Ни одно из этих условий не выполнено.

В-четвертых, на самом деле никакой реальной предпродажной подготовки „Укртелеком“ не проходил вообще. Кредитные ресурсы компании неоправданно дороги: заемщик не озаботился получением кредитного рейтинга в международном рейтинговом агентстве. Международные стандарты бухгалтерии GAP не применяются — и все аудиторские проверки „Укртелекома“, носят, мягко говоря, символический характер. Управление просто архаично: на одного сотрудника приходится примерно 80 обслуживаемых линий связи, и ни о какой рентабельности речи не идет. Какие зарплаты и премии начисляет себе начальство — это вообще далеко от здравого смысла. Теперь тот же человек, при котором все эти проблемы шесть лет углублялись, проводит приватизацию. Поэтому интерес к приватизации „Укртелекома“ у западных компаний, конечно, был, но они не стали его даже артикулировать“.

Кто же взвалил на себя бремя управления „Укртелекомом“?

По данным источников ZN.UA, приватизацию „Укртелекома“ посредническая австрийская компания совершила в интересах cемьи Виктора Януковича. Самой влиятельной и состоятельной в настоящий момент семьи в Украине.

Источники сообщают, что ближайшими последствиями приватизации могут стать:

1. Реструктуризация компании и организация нормального управленческого учета.

2. Разработка новой нормативной базы работы.

3. Переход на более дешевые кредитные ресурсы.

4. Концентрация всех активов и финансовых потоков предприятий, связанных с „Укртелекомом“.

5. Упорядочивание в интересах „Укртелекома“ механизма взаиморасчетов между операторами.

6. Урегулирование проблемы с социальной сферой компании.

7.Вывод на IPO.

8. Повышение капитализации.

9. Привлечение стратегических инвесторов.

Выполнение программы потребует не менее двух-трех лет, и она вполне может быть осуществлена до ближайших президентских выборов, пока новые собственники будут сохранять полный контроль за ситуацией. Однако главным условием реализации реструктуризации „Укртелекома“ и организации предпродажной подготовки является правильное понимание значения этой компании как на рынке связи, так и в государстве в целом. Есть ли у новых собственников понимание масштаба задач?

Для того чтобы продать „Укртелеком“ за реальные деньги, нынешним владельцам придется не только построить коммерчески успешную схему управления, но и стимулировать государство, чтобы оно четко определило свои цели, задачи и перспективы на рынке электросвязи, определило наконец-таки четкие и понятные долгосрочные правила игры, порядок контроля за «Укртелекомом» со стороны государства и порядок взаимодействия.

Если этого не произойдет, то капитализация компании будет ограничена опасениями инвесторов, что смена власти в Украине приведет либо к радикальному изменению нормативной базы в сторону ужесточения контроля государства, либо к реприватизации.
 
Источник: Зеркало недели
VEhrNGRrdzVReTh3V1VSUmRVNURlVEJNUkZKbmRFTTBNRXhtVVhOT1IwY3dUR3BTYWpONlVtZGtRM2t3V1M5UmREbEhUV1pPUXpnd1REZFJkbVJES3pCTUwxRjJkRU0zTUV4cVVtb3plbEZ2T1VNMk1GbEVVbWQwUXpFd1RIWlJkR1JETmpCTU4xRjJRVDA5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх