EN|RU|UK
  925  1

 ТИМОШЕНКО И ШУФРИЧ ВЗЯЛИ БЮДЖЕТ НА ПОРУКИ

Теперь дозвольте пару слов без протокола.
Чему нас учит семья и школа?
Что жизнь сама таких накажет строго.
Тут мы согласны — скажи, Серега!
…Так отпустите — вам же легче будет,
Чего возиться, раз жизнь осудит!

Владимир Высоцкий
<

Неприкосновенность народных депутатов от домогательств правоохранительных органов давно стала притчей во языцех. Но мало кто ожидал, что Верховная Рады примет законопроект, который обеспечит неприкосновенность друзей народных депутатов.

Именно такова суть изменений в Криминально-процессуальный кодекс, принятых парламентом в минувший вторник. Закон о взятии на поруки арестованных, был инициирован СДПУ(о) и Партией регионов, и набрал необходимое число голосов благодаря фракции Юлии Тимошенко.

По своей сути законопроект настолько противоречит всем существующим юридическим нормам и элементарной логике, что его можно было бы отнести к политическим курьезам. Согласно этому шедевру парламентской мысли, правоохранители обязаны (обязаны!) освободить арестованного, если 150 депутатов обращаются в установленном порядке, чтобы взять данное лицо на поруки. Взять на поруки можно любого. 150 справедливых и беспристрастных отцов народа лично гарантируют, что вольно отпущенный будет аккуратно ходить на допросы, не будет чинить препятствий следствию и т.п. А в противном случае… То есть, если отпущенный под честное депутатское слово сбежит, например, в Москву, тех, кто за него заступился, постигнет страшная кара! Их ждет моральное и материальное опустошение — штраф! В размере… 700 долларов! С каждого депутатского «носа». Здесь надо бы посмеяться, но, напоминаю, это не анекдот, а решение высшего законодательного органа нашей страны, который скоро поступит на подпись Президенту Украины.

Говорить об абсурдности подобных изменений в КПК можно долго — подобных примеров нет ни в одной демократической стране. Во-первых, Верховная Рада не может брать на себя функции правоохранительных органов и определять, кто достоин ареста, а кто нет. Во-вторых, в решения следователя и суда, который определяет судьбу подследственного, никто не должен вмешиваться. В-третьих, выдача на поруки и без того предусмотрена КПК, для этого достаточно ходатайства одного человека. В четвертых, если ВР выпускает человека на поруки, а он, не дай Бог, убьет кого-нибудь, то какова будет цена депутатскому правосудию и человеческой жизни? 700 у.е.?

Впрочем, перспектив у этого законопроекта немного. Президент его не подпишет. Другие проправительственные фракции — «Наша Украина» и социалисты от голосования воздержались, не стесняясь в оценках законопроекта как «абсурдного», ведь чтобы ввести в действие это решение, надо переписать десятки других законов, начиная с Конституции.

Зачем же понадобилось фракции БЮТ голосовать за решение, которое продиктовано политическими оппонентами и по своей сути прямо противоречит лозунгу «Бандитам — тюрьмы!»? Очевидно, что поправки в КПК предприняты инициаторами от оппозиции исключительно для освобождения Ивана Ризака и Бориса Колесникова, а «подельниками» из БЮТ исключительно для ускоренного продвижения правительственных программ и законов в парламенте.

Руководство фракции БЮТ подчеркивает сугубо прагматические интересы своего участия в этом деле. И здесь надо отметить, что несмотря на то, что другие проправительственные фракции не дали голоса, они не критиковали действия команды Тимошенко. Протесты носили характер частных мнений, противостояния не было.

В тот день Рада решала принципиальный вопрос — приняла бюджетную резолюцию — один из ключевых документов планирования финансово-экономической жизни страны. Бюджет же касается интересов каждого депутата. На ближайшее время было также назначено рассмотрение пакета законопроектов, в принятии которых Кабмин очень заинтересован. Это проекты, подтягивающие законодательство к стандартам Всемирной торговой организации, по реконструкции жилых кварталов, по внесению изменений в закон о едином налоге. Для Тимошенко крайне важно было утвердить базовые параметры бюджета, который всегда был тестом на профпригодность украинских премьер-министров.

Нынешний главный организатор парламентской работы БЮТ депутат Андрей Шкиль в комментарии «ЗН» отметил: «Я сам без всякого удовольствия голосовал за этот законопроект. На мой взгляд, это был вынужденный компромисс. Нам в тот день было необходимо разблокировать работу парламента, и мы пошли на такие меры. Хотя мы прекрасно понимали, что данные изменения в Криминально-процессуальный кодекс серьезно противоречат ряду нормативных актов. Впрочем, мы уверены, что Президент направит законопроект на рассмотрение Конституционного суда, и его судьба будет определена. К сожалению, отношения Верховной Рады и правительства далеки от идеальных, и приходится прибегать к таким импровизациям, чтобы достичь результата».

С резолюцией сложилось, с другими законопроектами — нет. Впрочем, ВТО не столь острый для правительства вопрос, по сравнению с бюджетом. Правительство получило карт-бланш на разработку бюджета, но какой ценой? В результате законодательного бартера оппозиция получила прекрасные политические дивиденды. Первое и самое важное — новая власть вынуждена признать, что оппозиция является влиятельной и действенной структурой, с которой она обязана согласовывать свои принципиальные шаги. Второе — оппозиция получила представление о степени своей влиятельности и чувство уверенности в собственных силах. Третье — на бюджетной резолюции жизнь не заканчивается, впереди десятки важнейших решений, которые должен одобрить парламент этого созыва, — так что, под каждый компромисс подкладывать подобный законодательный бартер? В-четвертых, понятия «моральность» и «этичность» в лексиконе новой власти окончательно уступают место политической целесообразности? Как можно принимать заведомо неправедное решение в угоду не закону, а конъюнктуре? Хотя, с другой стороны если Президент намеренно не помогает правительству пробивать необходимые законы в ВР, а его фракция иногда даже не голосует за них, приводя в недоумение западных партнеров Украины, то Тимошенко можно и понять: завлекает голоса чем может.

Новая власть позволила нынешней украинской оппозиции добиться маленькой локальной победы — победы моральной, показавшей, что «они такие же, как и мы». Конечно, участь Колесникова и Ризака это никак не облегчит, поскольку если выпустить их на волю до суда, для новой власти это означает поражение. Впрочем, публичные и непубличные лидеры старой элиты довольны тем, что в качестве мучеников и символов «репрессий» выступают не они сами. Накануне осенних страстей, связанных с принятием бюджета, для оппозиции очень важно структуризоваться. Глядишь, под шумок голосований по бюджету и конституционной реформе можно будет порешать другие принципиальные для своей жизнедеятельности вопросы. Торги уже ведутся. Вряд ли вызовет удивление, если Ризак или Колесников получат максимально мягкое наказание либо даже вообще будут выпущены на суде по состоянию здоровья… Во всяком случае их партнеры на это надеются.

И подобный прагматизм тоже никого не удивит. Как не удивляют частные встречи Президента Украины с Ринатом Ахметовым, которого глава Управления по борьбе с организованной преступностью С.Корнич публично назвал «руководителем организованной преступной группы». О чем они говорили — о детенизации бизнеса? Виктор Ющенко проводит международные деловые форумы с Виктором Пинчуком, зятем Леонида Кучмы, при том, что сам открыто обличал и обличает «преступников, укравших «Криворожсталь». Как будто не Пинчук и не Ахметов организовывали незаконную покупку.

Премьер Тимошенко принимает в свою фракцию людей с выдающейся репутацией — Василия Хмельницкого и Александра Абдуллина, людей, тесно связанных деловыми контактами с семьей Кучмы, с разыскиваемым прокуратурой Игорем Бакаем. В дни революции это было бы немыслимо. И это тоже нынешний политический прагматизм, когда в жертву целесообразности приносятся лозунги и бескомпромиссность, в которые поверил электорат.

О том, какова цена компромиссов новой власти и старой власти, народ не информируется. Видимо, эта тема неактуальна. «Бандитам» еще по привычке угрожают тюрьмой, но на деле предлагают доплатить и утихнуть.

И вызывает очень важный на сегодняшний день вопрос — где мера компромисса новой и старой власти? Насколько допустимо отклонение от заявленных целей ради достижения промежуточных результатов? Впрочем, мораль всегда вопрос философский, а бюджет — практический. Причем не только бюджет страны, но в отдельных случаях личный, партийный, и бюджеты внебюджетных фондов, призванные финансировать затеи по реставрациям, строительствам и воссозданиям.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх