EN|RU|UK
  271  1

 НИКОЛАЙ ГАПОЧКА: "НАС ЗАГОНЯЛИ И К КУЧМЕ, И К ЯНУКОВИЧУ… НО МЫ ПОШЛИ В БЮТ!"

Николай Гапочка удивил всех, когда вошел почти со всем составом своей депутатской группы в ряды фракции БЮТ. Массовость вхождения действительно впечатлила: из 13 - 10 депутатов. Многим такой шаг показался резким, но сам Николай Михайлович утверждает, что

- Каковы причины вашего внезапного вхождения во фракцию БЮТ?

- Группа "Союз", в состав которой входили депутаты-мажоритарщики, практически была лишена возможности участвовать в парламентских и другого уровня выборах. Поэтому мы были вынуждены искать иной путь. Мы вели работу на протяжении последнего полугода, и когда в марте возник вопрос о самороспуске, я провел по поручению группы консультации и с Народной партией, и с социалистами, и с БЮТ. Понимание с этим блоком мы находили всегда, даже в период противостояния. А среди тех политических предложений, которые нам поступали, самыми приемлемыми оказались бютовские.

Раскрою секрет: лично я получил очень много предложений, но не захотел идти один, предав всех. Торга за проходные места в списке не было. Мы просто понимали, что есть перспектива такого уровня: это может быть парламентская работа, губернаторство, какая-то работа на региональном уровне или в следующем составе правительства. То есть вопрос, под каким номером я буду в списке, не ставился. Просто есть перспектива сотрудничества.

Для того чтобы на этот счет не было спекуляций, хочу привести такие факты. Когда-то группа "Народный выбор" формировалась в совершенно диких условиях структурирования парламента. Нас довольно жестко загоняли и в социал-демократы, и к аграриям, и в НДП, и к трудовикам, и к регионалам. Нас десятки раз Янукович приглашал в "Регионы" и говорил: "Ну, Мыкола, когда будем объединяться?" Меня водили несколько раз к Кучме… Но мы, вопреки всему этому, не пошли в те провластные фракции. Я хочу, чтобы люди это помнили.

- Однако теперь вы пошли в провластную фракцию…

- Подчеркиваю, что мы тогда не подчинились той пропрезидентской структуре. Да, мы были в большинстве, но нам не давали самостоятельно работать. Нам три раза опускали планку до 13 человек, чтобы подвести к роспуску группы. Мы это пережили. Наша группа существовала столько, сколько было возможно. Больше не могли. Потому что если в июне люди не определятся, то в сентябре уже будет поздно. Это первый аргумент.

И второй: из 13 человек 10 пошли во фракцию БЮТ. Это говорит о монолитности группы, взаимопонимании и уважении.

И третий аргумент, почему мы пошли в провластный Блок Юлии Тимошенко: мы своей группой представляем те территории и регионы, которые голосовали за другого кандидата в президенты… Там и сегодня сохраняется предвыборное напряжение. Поэтому мы видим нашу задачу в том, чтобы помочь регионам своими действиями, своим общением, своей поддержкой правительства.

Мы хотим объяснить в этих регионах, что нам нужно поддержать не идолов, не отдельных личностей, а власть. То есть наша задача - поднять имидж и авторитет БЮТ на наших территориях. Он, к сожалению, там очень низок из-за противостояния региональных интересов. В то же время мы ставим задачу перед властью: убедить те регионы, где еще сохраняется напряжение (это юго-восток Украины), своими практическими шагами, что власть пришла и туда. Нужно, чтобы власть там легализовалась, чтобы туда приехали и Президент, и премьер, пообщались с людьми, сняли напряжение и поняли друг друга. Все депутаты из Запорожской, Херсонской, Днепропетровской, Луганской областей хотят этого.

- Со стороны БЮТ кто-нибудь выступал категорически против вашего вхождения?

- В основном это были депутаты, которые не против нас, а просто не принимали участия в голосовании… По каждому человеку вопрос рассматривался персонально.

- Будете ли вы теперь вступать в партию "Батьківщина"?

- Безусловно. Мы уже написали заявление на вступление в партию и ждем решения по принятию.

- Проводились ли какие-то предварительные личные консультации с Юлией Тимошенко?

- Я несколько раз с ней встречался на протяжении полугода. В результате те аргументы, которые она вывела для нашей группы и которые повлияли на принятие нашего решения, показались нам убедительными, а гарантии - надежными.

- Вы утверждаете, что целью вашего вступления в БЮТ не является занятие проходных мест в избирательном списке. Если все-таки будет формироваться тройственный провластный блок на выборы, то наверняка на такие места не стоит рассчитывать. Какими в таком случае вы видите свои политические перспективы?

- К осени, к моменту старта, всякое может произойти и многое поменяться… Это дело политических партий. Мы в этом не участвуем. Но если нас спросят, то мы свою позицию озвучим. Какая будет перспектива, сколько проходных мест, какая форма списка - это вопрос такой…

Каждый член нашей группы в ходе встреч и переговоров имеет право определить свое место. Если в результате он это право не почувствует, то может уйти. Вопрос не стоит так уж однозначно: место в парламенте. В той команде, которая придет на выборах к определенному уровню власти, всегда найдется работа. Кто-то, может, и попадет в парламент.

Все, безусловно, и не могут попасть. Кроме нашей десятки во фракцию уже вошли и входят многие депутаты (не знаю, на каких условиях). Вопрос стоит в том, чтобы работать в команде. Потом уже, естественно, при формировании других властных структур, может, кто-то в Кабмин пойдет замом министра, кто-то - в комитет, кто-то - в региональную власть, кто-то - на таможню или в налоговую, кто-то вернется на завод. Это тоже гарантия и перспектива для человека. Но это ж не самоцель - парламент до смерти.

Люди должны увидеть свою перспективу. Кто-то, может, будет в исполнительной власти ждать места в списке года два. Как говорил один мудрец, когда люди заняты делом, то всем хватает власти. Думаю, пока нужно заняться делом, а потом всем хватит власти.

- Теперь много говорят о процентах, которые может набрать на выборах партия в случае самостоятельного выдвижения или блокирования с другими политическими силами. Как вы чувствуете, в каком случае у БЮТ проценты будут выше?

- У таких политических сил, как БЮТ, НСНУ и Народная партия, как и у социалистов, и у коммунистов, больше шансов пройти самостоятельно. Мы уже допустили ошибку, когда формировали блок "За единую Украину!". Там смешался авторитет одной политической силы с авторитетом другой.

Есть еще и такой момент: как потом свои ошибки анализировать, как определить собственную популярность в том или ином регионе? Если БЮТ пойдет самостоятельно, то может занять и 250, и 300 мест в парламенте. Если пойдет в блоке, то это может повредить значимости и авторитету политической силы на перспективу. А когда политические силы молодые, только формирующиеся, то это очень важно и принципиально.

- Как вы чувствуете настроения внутри партии: готовы идти в блоке с Президентом или все-таки самостоятельно с Тимошенко?

- Это сложный процесс, потому что все - личности, с индивидуальными взглядами и подходами к работе. Думаю, фракция закончит этот процесс формирования до конца сессии.

- Многие говорят о противостоянии между людьми премьера и людьми Президента. Вы ощущаете такое противостояние в парламенте?

- Я не ощущаю какой-то такой внутренней конкуренции. Хотя знаю, что такое резкое наполнение фракции БЮТ вызывает озабоченность у других политических лидеров. Парламент должен структурироваться - это главная задача главы государства. Потому что тот ералаш, который мы наблюдаем сегодня в парламенте, когда нет результатов работы, нет эффективности - это следствие неструктурированности Рады. Должно сформироваться большинство - хотим мы этого или нет. Оно было прокучмовское, теперь должно быть проющенковское.

И если Президент не сделает жестких шагов в этом направлении, своей властью, своим авторитетом не благословит (в добром понимании этого слова) парламент, потеряют все: государство, правительство и сам Виктор Андреевич. Без большинства нет эффективной работы парламента. Поэтому наша сегодняшняя задача - не противостояние, как вы говорите (где-то подспудно оно имеется в виду), а консолидация.

- Как вы считаете, имеет ли смысл создавать большинство до парламентских выборов?

- Имеет. Потому что нужна эффективная работа. Нужны 226 голосов. После выборов еще не известно, как разложится пасьянс… Вы же понимаете, что те силы, которые придут, они тоже не все будут конструктивны…

- Сколько, по вашему мнению, политических сил попадет в парламент?

- Не меньше десяти при трехпроцентном барьере.

- Но ведь вроде собирались вносить изменения в закон…

- Такие разговоры идут. Но, думаю, барьер не будут менять. Это только кажется, что три процента легко преодолеть. Мелкие партии, которые могут рассчитывать на 1,5-2 процента, объединятся в блоки с теми партиями, у которых есть шансы на 3. Таким образом, они войдут в парламент.

- Вы допускаете, что политреформа может дать задний ход?

- В нашей законодательной базе и в нашей власти все может быть… Впрочем, вопрос стоит о сроках вступления реформы в силу: они могут нивелироваться или приостанавливаться.

Источник: Натали Моррис, "CN-Столичные новости"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх