EN|RU|UK
  246  1

 ТОМЕНКО: "Я СЧИТАЮ НЕ ДОПУСТИМОЙ РОСКОШЬЮ БАЛОВАТЬСЯ С ДОЛЖНОСТЬЮ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ"

В преддверии Дня журналиста работников пера и микрофона традиционно поздравляли первые лица государства. Лучше всего это удалось бывшему председателю парламентского комитета по свободе слова и информации Николаю Томенко: он устроил великолепный пикник для

— Николай Владимирович, в каких областях, относящихся к гуманитарной и социальной сферам, меньше проблем, а какие, наоборот, требуют постоянного контроля?

— Да они все достаточно проблемные. Если проводить градацию, то самая проблемная, наверное, сфера здравоохранения. Тут действительно нужна долгосрочная система реформирования. Мало кто знает, но сфера здравоохранения занимает второе место по уровню коррумпированности после милиции. Вы сами знаете, как это происходит: пациент «общается» с врачом с помощью шампанского, конфет, конвертов и так далее. Я ни в коем случае не обвиняю медиков, просто такая система. Еще одна проблема — постсоветский синдром, когда врачам выгодно, чтобы пациент болел, лежал в больнице как можно дольше. Дескать, доктору для отчетности нужно, чтобы у него было как можно больше пациентов, тогда и премии будут, и надбавки, и все такое. Такую систему, конечно, нужно ломать, причем кардинально. В результате реформирования медицинской сферы мы должны выйти на социальное страхование, поднять качество медицинских услуг, уровень медицинского образования и ввести, наконец, институт семейного врача. Словом, этот проект может растянуться на несколько лет. Возможно, реальные успехи в сфере здравоохранения будут в конце первого президентского срока Виктора Ющенко. Что касается образования, науки, социальной сферы, то в них тоже проблем хватает. Но все реформы, которые мы запланировали, нужно проводить с новым составом Верховной Рады. Значит, реальные подвижки в этом направлении начнутся после парламентских выборов.

— Вы стали главным ньюсмейкером в связи с проведением в Киеве Евровидения. Когда украинские исполнители заняли такое непочетное место, вас снова начали критиковать. А хоть за что-то хвалили?

— Да, хвалили, конечно. Ведь мы действительно провели лучшее за 50 лет Евровидение. В западной прессе я не нашел ни одного критического материала в плане организации и проведения конкурса. Вспомните, перед нами стояла очень сложная задача. Для начала нужно было спасти страну от Януковича, который, являясь председателем оргкомитета Евровидения, сделал все, чтобы проведение конкурса перенесли в другую страну. Президенту Виктору Ющенко пришлось провести двухчасовую дискуссию с представителями Европейского вещательного союза и убедить их, что Украина справится с возложенными на нее обязанностями. Тогда нам был поставлен срок: две недели. И мы умудрились на сто процентов выполнить это задание. Более того, нам удалось использовать этот конкурс в национальных интересах. Я считаю, что мы сделали великолепную презентацию страны. Что касается участника от Украины, то, конечно, я недоволен результатом. Но ребят из «Гринджол» я не обвиняю: у нас просто не было возможности активно представить украинских исполнителей в Европе. Но если бы, допустим, можно было вернуть время назад, я все равно настаивал бы на своем: если выбирать между песней о любви и гимном «оранжевой революции», выбирать нужно второе. Потому что эта песня ассоциировалась не с конкретными исполнителями, а именно с Украиной. И все публикации, в том числе в западной прессе, касались именно ситуации в нашей стране, а не конкретной песни или костюмов исполнителей. Все-таки Евровидение, кто бы что ни говорил, конкурс и политический. И выступление «Гринджол» на нем послужило хорошим пиаром не столько для них, сколько для Украины.

— Насколько слаженно работает правительственная команда? Только не говорите, что все решения в Кабмине принимаются быстро и единогласно. Не поверю.

— (Улыбается) Нет, конечно, это неправда. Сами понимаете: если заседания Кабинета министров проходят по семь-восемь часов, то вряд ли там все решения принимаются быстро и без обсуждения. Действительно, мы постоянно дискутируем. Причина, прежде всего, в идеологических расхождениях. В хорошем смысле слова. В правительстве есть пролиберальная часть и просоциальная. Например, в долгой дискуссии о бюджетной резолюции я занял позицию социальную. Для меня словосочетание «социальная справедливость» важнее и принципиальнее, чем, допустим, свобода рынка, открытость границ и так далее. В то же время в правительстве есть другая позиция: дескать, нужно привлекать инвестиции, поднимать экономику и так далее. Таким образом, есть две позиции, имеющие право на существование. Поэтому дискуссии в правительстве носят не политический, а стратегический характер. Возьмем дискуссию по поводу нефтепродуктов в Украине. Кстати, то, что я сейчас скажу, я еще нигде не озвучивал. Как вы знаете, в этом вопросе победил либеральный подход, в связи с чем бензин на рынке появился, но уже по более высоким ценам. Но премьер-министр и я придерживались другого мнения. Мы считали, что, при всем уважении к рынку и интересам нефтетрейдеров, правительство должно влиять на ценообразование. И то, что победила позиция либеральной части правительства, не означает, что эта концепция была правильной. Ну, и само собой, у нас постоянные дискуссии по поводу того, о чем я говорил в самом начале. Некоторые члены правительства искренне убеждены, что правильное решение можно принять только путем очень долгих обсуждений и экспериментов. Однако я постоянно пытаюсь убедить своих коллег, что быстрые и радикальные решения — это не всегда плохо.

— Вы верите в то, что Юлия Тимошенко была близка к отставке? Или поддерживаете мнение некоторых аналитиков, что ее «конфликт» с Президентом на совещании нефтетрейдеров был хорошо спланированным спектаклем?

— Знаете, когда в политику приходят сильные, известные и популярные политики, то между ними происходит здоровая конкуренция. И некоторые моменты можно интерпретировать как конфликты внутри команды, которые могут повлечь чуть ли не отставку половины правительства. Но ведь это возврат в старые времена! Нам нужно привыкать к тому, что дискуссии при обсуждении важных вопросов — это нормально и совершенно не означает, что кто-то на кого-то разозлился и собирается отправить его в отставку. И я не думаю, что критика или замечания Президента должны восприниматься как преддверие к отставке. Меня, например, Президент тоже постоянно критикует. Я думаю так: команда, которую возглавляет Юлия Тимошенко, отработает ровно до парламентских выборов. И в том случае, если она победит на всенародном избирательном конкурсе весной 2006 года в звании «Лучший премьер года и его команда», то будет иметь полное право снова возглавить Кабинет министров. Возвращаясь к слухам об отставке, думаю, это выгодно тем, кто хотел бы еще до выборов занять место Юлии Тимошенко. Ведь у премьер-министра значительные преференции во время парламентской кампании…

— У вас партбилет какой партии — ПРП или «Народного союза «Наша Украина»?


— Я нахожусь в непростой ситуации. За мной по-прежнему остается тринадцатый номер в списке ПРП. Я не вступал ни в партию «Наша Украина» после переименования ПРП, ни в «Народный союз «Наша Украина». Считаю, что мне как вице-премьеру не стоит развивать бурную партийную деятельность. Хотя прекрасно понимаю, что какой-то выбор мне в ближайшее время придется сделать. Ведь избирательная кампания, формирование партийных списков не за горами.

— А ПРП уже определилась — вливаться в «Народный союз» или идти самостоятельно? Там вроде бы уже и первая пятерка вырисовалась…

— Нет, у нас в июне будет съезд, где мы примем окончательное решение. Я знаю, что на региональном уровне многие члены ПРП перешли в «Народный союз». Да и большое количество наших депутатов уже получили партбилеты НСНУ. Что касается первой пятерки партии или блока, то активно ведутся разговоры о том, что партийный список должен возглавить Виктор Ющенко. Ну я просто удивляюсь! Президент должен быть гарантом демократического характера этих выборов, а не участником кампании! Поэтому я не понимаю тех советников, которые шепчут Президенту, что ему обязательно нужно быть первым номером в избирательном списке. Как известно, для регистрации Президенту придется писать заявление о том, что в связи с избранием народным депутатом он слагает с себя президентские полномочия. Очень двусмысленная ситуация. Я считаю недопустимой роскошью баловаться с должностью Президента Украины. И не нужно ему устраивать экзамен сейчас, когда он еще и года не проработал. У него будет серьезный экзамен в конце пятилетнего срока.

— Будут ли до конца этой сессии заняты парламентские вакансии вице-спикера и глав комитетов? Или об этом можно забыть?

— В том, что эти вопросы затягиваются, я вижу две основные проблемы. Думаю, Владимиру Литвину и Адаму Мартынюку комфортно руководить парламентом вдвоем, поэтому их неактивная позиция понятна. Кроме того, проблема в том, что все вакансии должны замещаться одним пакетом. Именно такой подход создаст дополнительные условия для договоренностей между фракциями. Но! По-прежнему остается актуальной проблема депутатов-совместителей. Почему-то Томенко на следующее же утро после избрания подал заявление о сложении депутатских полномочий. Поэтому мой информационный комитет освободился. Думаю, если вопрос будет рассматриваться, то место председателя займет Владимир Яворивский. А вот остальные комитеты, увы, остались под совместителями. И тут я готов встать на сторону руководства Верховной Рады. Есть смысл в том, чтобы дождаться, пока освободятся все комитеты, чтобы голосовать их одним пакетом. Тогда больше вероятность принятия компромиссного решения, которое устроит всех.

— Вы активно выступаете за то, чтобы правительство демонстрировало близость к народу: побывали на катке, в Пирогово, на футболе, в театре. Каковы дальнейшие планы?

— Думаю, нам нужно идти путем децентрализации и демократизации досуга членов правительства. Для меня как инициатора было очень важно в первые месяцы работы показать, что украинский народ не должен бояться собственного правительства и власти, соответственно, украинское правительство не должно бояться собственного народа и проводить с ним не только рабочее, но и свободное время. Поэтому все акции, о которых вы говорите, были направлены на то, чтобы показать власть с человеческим лицом. Поскольку мы неоднократно подтвердили свою близость к народу, теперь нам нет смысла заниматься этим специально. Поэтому теперь у нас все будет происходить по желанию каждого члена правительства. Вот мне — и как вице-премьеру, и как гражданину — было интересно поддержать нашу футбольную сборную в игре с Казахстаном. Я поделился своей идеей, но никого не принуждал последовать моему примеру. Со мной были министры молодежи и спорта и промышленной политики, известные спортсмены и музыканты. Кстати, я еще раз хочу подчеркнуть: мы поломали традицию, что когда представители власти посещают футбольные матчи, наши всегда проигрывают. Мы уже второй раз приходили поболеть за наших футболистов, и снова — победа (три раза стучит по дереву). Кстати, еще одна важная деталь. Нас постоянно обвиняют в политических репрессиях, нетерпимости к оппозиции и так далее. Судите сами. Представители власти сидели вместе с народом на трибуне. В VIP-ложе сидели выдающиеся деятели украинской оппозиции — Леонид Кравчук, Адам Мартынюк, Григорий Суркис. Они пили коньяк, ели бутерброды. Я отношусь к этому положительно. Это лишний раз доказывает, что мы действительно демократическая власть, которая не только заботится о собственном народе, но и уважает новую политическую оппозицию.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх