EN|RU|UK
  523  1

 ВИКТОР ЮЩЕНКО: "Я ХОЧУ ВАРИТЬ МЕД ПО СТАРИННЫМ РЕЦЕПТАМ"

Корреспондент «Ведомостей» побывал на загородной даче главы государства.
Выступая на съезде пчеловодов, Виктор Ющенко пригласил участников побывать на своей пасеке. Рассчитывая на то, что «авось не выгонят», я отправился вместе с ними...

Наш автобус беспрепятственно миновал заставу гаишников у села Новые Безрадичи и с трудом свернул в узенькую улочку, тянущуюся под горой. (Говорят, недавно здесь президентскую машину ходоки-заступники из Козина блокировали - пришлось Генпрокуратуру для решения вопросов подключать.) Проехав около километра, мы остановились у двухметрового каменного забора с зелеными металлическими воротами. У калитки стояли охранники с металлоискателем.

- Все сумки и фотоаппараты оставляйте в машине, предъявляйте паспорта! - по-военному распорядился один из них.

Более полусотни гостей скопилось возле узкого прохода, словно пчелы у летка. Пока ждал своей очереди, чтобы попасть во двор, огляделся. От горы дорога ограждена обычной сеткой-рабицей, за ней возвышался поросший деревьями склон. «Вполне удобное место для террористов - дача на виду», - подумалось невольно. Но тут у самой вершины заметил праздную парочку - парня и девушку с цветочками. «Наверняка из спецслужбы», - кивнул в их сторону один из приезжих. За забором виднелась крыша с еврочерепицей и простенькой телеантенной, во дворе у калитки висел на дереве скворечник (позже насчитал их на дачном участке пару десятков, но не увидел ни единой птички - почему-то не прижились).

- Что вы их мордуете, хлопцы?! Пусть все проходят, - сказал охранникам Президент. Он был в синем джинсовом костюме, вышитой рубашке, с фотоаппаратом на груди.

МЕДОВЫЙ ЗАВОД

Народ двинул в калитку, готовя фотоаппараты и видеокамеры мобильников. Хозяин повел нас в тот самый выглядывавший из-за забора евродом, оказавшийся мини-заводом по переработке меда. У стены размещались большие емкости из нержавейки, от которых тянулись трубы в следующую комнату - там смонтированы разные электромеханические приспособления. Виктор Андреевич стал увлеченно рассказывать о том, что хочет апробировать завод у себя, чтобы потом построить такие же по стране.

У другой стены стояли оригинальные кресла, выдолбленные из деревьев, одно из них - резное, с изображением Георгия Победоносца. Всюду на стеллажах - иконы, картины, портреты Тараса Шевченко и самого хозяина.

В рабочем кабинете царил творческий беспорядок. На столе стоял компьютер, за ним - в оригинальной подставке - хранились пару десятков бутылок вина. Глаза останавливались то на камине с фигурками святых, то на коллекции тарелок, икон, люлек, булав. Вот деревянный шкаф с книгами, скромный диван, а на стене возле выхода - роскошная вариация запорожцев, что все никак не напишут письмо турецкому султану, вырезанная из дерева.

Из кабинета мы спустились по наружной лестнице на первый этаж. Возле крутых ступенек на кургане громоздилась скифская баба, возможно, пережившая еще набеги половцев. Внизу примостился деревянный пасечник в брыле и с ложкой.

В нижнем помещении все было предназначено для расфасовки меда. «Для этого мне кума подарила аппарат», - показал Виктор Андреевич и сообщил, что к августу здесь начнут выпускать продукцию для детей. Весьма необычно выглядели разрисованные стены этого мини-завода.

- Хочу сохранить петриковские росписи, которые в свое время сберег мой земляк из Сумщины Петр Канишевский, - сказал Президент. - Это мне рисует одна девушка. Она окончила курсы петриковской росписи, но осталась без работы. Карнизы украшал сам (на дереве было вырезано: «Боже мiй милий, благослови мене на цей любий труд мiй» и «Збудовано у 2004 роцi Вiктором та Петром Ющенками». - Авт.). Вот даже пальцы повредил. В этой нише поставлю цеховую свечу диаметром около 25 см и высотой до метра, в другой - икону Божьей Матери. Так оформляли казацкие мастерские.

По вымощенной камнем дорожке, вдоль которой росли красивые декоративные растения, мы прошли во двор. Здесь расправила крылья ветряная мельница 1895 года, перевезенная, по словам хозяина, из родных мест на Сумщине и отреставрированная. «Она навевает мне мысли», - мечтательно заметил Виктор Андреевич. («Не мешало бы и сито поставить, чтобы их просевать», - съязвил кто-то рядом.) Всюду лежали жернова разных размеров. «Я подбирал их, где попадались, и перевозил сюда в сумке, мешке, багажнике, грузовике, - объяснил наш «гид». - Как-то в Зарубинцах увидел, что в Днепре плавает раненая или больная рыбина. Побежал ее спасать, а когда шел обратно, нашел пять казацких жерновов, сделанных из песчаника, привез сюда». Неподалеку стояли две деревянные арбы, также притарабаненные на дачу.

ПЧЕЛИНАЯ САУНА

А вот и знаменитая пасека!.. Большинство ульев были промышленного производства. За ними возвышались древние борти из деревьев («Они для меня самые дорогие, достались еще от деда», - признал Ющенко). Привлекали взор и оригинальные улья в виде женских и мужских фигур. Интересно, что пчелы оказались дружелюбными и никого не ужалили. Зато «оппозиционные» комары налетали тучами (место ведь болотистое) и безжалостно кусали, как бы зудя: «Разом нас багато, нас не подолати».

Погреб для зимовки ульев («Только на этой пасеке их около 100, а всего - порядка 300», - сказал сведущий человек) внутри был обшит досками и смахивал на сауну. Но термометр на стене показывал всего 11 градусов. Виктор Андреевич завел разговор с пасечниками о том, как хорошо сохраняются пчелы в этом зимнике, о необходимости наладить выпуск пластиковых ульев, как за рубежом. Но пчеловоды разубедили Президента: Европа охотнее покупает мед из деревянных ульев.

За погребом крутил лопасти ветряной двигатель. Мы же направились к новостройке - второму двухэтажному евродому.

- Здесь я хочу варить мед по старинным рецептам, - сказал Виктор Андреевич. - Его надо кипятить в большом котле на дровах четыре часа, собирая пену, потом охладить до 25 градусов, добавить дрожжи, хмель, другие вещества для брожения...

Я не удержался и спросил: «Кто же будет перерабатывать и варить мед, ведь у Президента вряд ли хватит времени?» (от вопроса, во сколько обходится столь грандиозное строительство, все-таки воздержался). Он уклончиво сказал: «Не такое уж это большое производство. Главное, запустить его и создавать кооперативы. Например, в Батурине на базе военного городка надо возродить казацкое поселение с пасекой, свечным заводом Прокоповича и такой же переработкой меда».

На берегу небольшого озера стояли детские качели и горка, на которой резвилась дочка Ющенко. Прямо над водой нависла деревянная беседка с печкой, лавками и большим столом. Хозяин взял с него половинку черной буханки и стал крошить в воду. На хлеб сразу же набросились рыбы.

- Это мне Билоножко карпов привез, - заметил Президент. А на мой вопрос, не ловит ли он их на удочку, ответил: - Я не рыбак и не охотник. Вот мы закрыли охоту на два года, потом продлим еще на несколько лет - пусть звери для внуков сохранятся. Правда, у меня здесь бобры развелись, так и косят все деревья, приходится металлической сеткой обвязывать. Было еще пятеро гусей, но они побрили всю траву. Отдали соседям на другой пасеке. А вот уточек хочу завести.

Возле озера стоял колодец под сруб с калиной и большим медным казаном. Я не удержался испить водицы - оказалась не очень вкусной. Под конец экскурсии Виктор Андреевич завел нас в свою святая святых - столетний деревянный дом, также перевезенный откуда-то. Он был заполнен старинным сельхозинвентарем и ярмами, керамической посудой и иконами, был даже деревянный велосипед.

- Их всего два в Украине - у меня из Житомирщины, а второй находится в Яремче на Ивано-Франковщине, - с гордостью отметил хозяин. - Когда у меня гостил Владимир Путин, то долго стоял возле этой печи - видимо, вспомнил детство. Да и мне тут дороги все вещи. Здесь живет мое сердце...

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх