EN|RU|UK
  141524  50

 РОССИЯ: СЫРЬЕВЫХ РЕСУРСОВ НЕДОСТАТОЧНО

РОССИЯ: СЫРЬЕВЫХ РЕСУРСОВ НЕДОСТАТОЧНО

Экономика России находится в плачевном состоянии и она все больше отстает от других стран с развивающимися экономиками. В отличие от таких конкурентов как Китай или Индия преодоление российской экономикой последствий экономического кризиса происходит более медленно. Эксперты видят причину этого в устарелой инфраструктуре, а также в пагубной зависимости от экспорта нефти и газа.

Когда говорит Петр Авен, то создается впечатление, как будто проводятся гонки со временем. Та скорость, с которой российский миллиардер, бывший министр и президент крупнейшего «Альфа-банка» выражает свои мысли, представляет собой большое достижение по части речевой акробатики. Многие считают, что этот 55-летний экономист еще быстрее думает, чем говорит. В интервью британской газете Financial Times в начале декабря он поделился своими мыслями о будущем, и увидел надвигающиеся темные облака: «Когда Горбачев пришел к власти, у страны также были огромные валютные резервы и незначительные долги, тогда как цены на нефть оставались высокими, - отметил он. – Однако через три-четыре года деньги закончились, а долги перед иностранными кредиторами стали огромными». Что он хочет этим сказать? «В экономическом плане мы вновь возвращаемся в советские времена». Авен довел до внешнего мира то, о чем уже некоторые намекали внутри страны: экономический климат в России ухудшается. «И это происходит потому, что нет конкуренции, господствует коррупция и не создана соответствующая правовая система», - подчеркивает Авен. В настоящий момент продолжают увеличиваются расходы государства, а инфляция, которая в этом году составит 8,5%, равно как и повышение налогов вызывают постоянное беспокойство относительно состояния экономики.

Россия принадлежит к числу стран, которые особенно сильно пострадали от экономического кризиса. В течение десяти лет экономика бурно росла, тогда как в 2009 году валовой внутренний продукт (ВВП) сократился на 7,9%. В этом году вновь будет рост, который составит 3,8%, сообщил Владимир Путин. И России, таким образом, еще далеко до конъюнктуры докризисного периода. Она также явно отстает от других стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай).

О ситуации «new normal» (англ.: новая нормальная – прим. перев.) на российский манер говорит Ксения Юдаева – главный экономист крупнейшего российского банка Сбербанк, ссылаясь при этом на современную американскую модель, представляющую собой комбинацию из низких темпов роста и высокого уровня безработицы. Конечно, количество безработных в России составляет 6,6%, и это намного меньше, чем в США. Однако  дальнейшее сокращение этого показателя возможно только в случае проведения структурных изменений.

Дело в том, что сама по себе структура российской экономики является проблемой: рост незначителен именно потому, что цены на нефть и газ, на которых покоится российский экспорт, сильно упали, отмечает заместитель министра экономического развития Андрей Клепач. По его мнению, страна находится на развилке дорог, как это уже было после распада Советского Союза в 1991-1992 годах. Созданная тогда новая экономическая модель показала на рубеже веков неплохие результаты. Однако кризис выявил ее уязвимость, поэтому сейчас она должна быть подкорректирована или заменена другой моделью.

Десять лет политики режима Путина начинают теперь негативно сказываться, говорит экономист Юдаева. И конкретно это проявляется в ухудшении инвестиционного климата. Можно взять коррупционный индекс организации Transparency International, индекс делового климата проекта Doing Business или подготовленный Мировым экономическим форумом рейтинг конкурентоспособности – везде у России плохие показатели.

Инвесторам не хватает интереса и доверия – избыток ликвидности в стране российские предприниматели не используют для вкладывания в собственное дело, а размещают на короткое время на счетах банков, о чем сообщает статистическое ведомство. Если в течение первых трех кварталов суммарные показатели долгосрочных инвестиций по сравнению с 2009 годом не увеличились, то объем краткосрочных финансовых инструментов вырос на 26,5 триллиона рублей, что соответствует 60% прогнозируемого показателя ВВП. Иностранные инвесторы также ведут себя сдержанно. Такие страны как Бразилия или Индия показывают прирост капитала, а из России он уходит.

Инвесторы разочарованы политикой, считает экономист Максим Блант. Коррупция среди чиновников остается высокой. Бюджетные расходы, по его мнению, стремительно растут, и поэтому бюджет остается в минусе. Существовавший в течение большого количества лет профицит торгового баланса существенно сократился, так как увеличился импорт, а доходы от экспорта уменьшились в результате низких цен на сырьевые товары и сократившегося спроса на российский газ в Европе. Для того, чтобы получить деньги, государство теперь должно увеличивать налоги.

Часть экономической элиты осознала драматизм ситуации. Президент России Дмитрий Медведев также часто открыто говорит о слабых местах экономики, и даже Путин пытается привлечь иностранных инвесторов. Антимонопольная служба требует снизить барьеры для вхождения на российский рынок по добыче сырья, а также для работы в банковском секторе. Многие также поняли, что продолжающееся бесцеремонное обращение с Западом было роскошью тучных лет, и в настоящее время стали устанавливаться контакты с США, а также оживляется диалог с главным торговым партнером Евросоюзом. В следующем году Россия может стать членом Всемирной торговой организации (ВТО) – после 17 лет ожидания.

Еще более сложными для России, чем забота о хороших отношениях с иностранными государствами, представляется поиски того рычага, при помощи которого можно было бы провести перестройку собственной экономической модели. Медведев объявил о «модернизации» и «инновациях». Для этого, по примеру Кремниевой долины в США,  он планирует создать инновационный центр «Сколково», где инвесторы будут работать при идеальных условиях и где они, избавленные от давления коррумпированных слуг государства, будут создавать и испытывать модели для будущего.

В реальной действительности модернизация и инновации не спешат появляться. Последнее исследование, проведенное Московской Высшей школой экономики (МВШЭ) показывает, что инвестиции в 2010 году пошли преимущественно в устарелое производство, а не в новые проекты или на приобретение нового оборудования. По мнению экономиста МВШЭ Георгия Остапковича, это не имеет ничего общего с модернизацией.

В реальности остается также низким уровень политической и экономической свободы, которые, однако, являются предпосылкой для инноваций. Медведев уже провел изменение уголовного и уголовно-процессуального законодательства для того, чтобы прекратить атаки коррумпированных чиновников на предпринимателей. Дело в том, что государство больше всего нуждается в инициативных предпринимателях. Согласно проведенным опросам, каждый второй из  молодых людей в возрасте до 35 лет все еще хочет стать чиновником или работником государственного предприятия.

Более активное участие государства в экономике преподносилось во время президентства Путина как локомотив экономического роста. Однако кризис показал, насколько неэффективными являются российские государственные предприятия в сравнении с частными компаниями. Так, например, производитель автомобилей «Лада» завод «АвтоВАЗ» пострадал намного сильнее, чем его конкуренты. И только миллиарды государственной помощи, а также повышение импортных пошлин на иностранные автомобили позволили спасти «АвтоВАЗ».

Тем не менее кризис привел к тому, что государство в конце июля объявило о второй постсоветской волне приватизации. В эту программу войдут около десяти государственных концернов. «Это одна из лучших экономических новостей 2010 года, если вообще не лучшая», - подчеркивает руководитель Российской экономической школы в Москве Сергей Гуриев. Но для этого еще необходимо предпринять более смелые шаги. Ведь только тогда, когда государство откажется от контрольного пакета акций крупных предприятий, повысится спрос на реформы и функционирующие государственные институты. Самое позднее в 2018 году государство должно уйти из предприятий, « в противном случае пенсионной системе и государственному бюджету будет угрожать банкротство», - считает Гуриев.

Государство преследует, конечно же, другую цель, и она состоит в том, чтобы залатать бюджетные прорехи. Однако дефицит в этом году, по западным масштабам, будет скорее небольшим и составит от 3,5 до 4,3%, но он значительно увеличится, так как быстро растут расходы. В первую очередь беспокойство вызывают затраты на социальные нужды, а также оборонный бюджет: в 2011 году они составят 42% от общих расходов. За счет приватизации будет получено около триллиона рублей, а еще Россия планирует взять в долг 4,7 триллиона рублей на рынке.

В споре между модернизацией и социальной стабильностью победу одержала вторая часть, считает специалист по макроэкономике Юдаева. И это произошло потому, что в России в 2011 году будут проходить парламентские, а в 2012 году – президентские выборы. По ее мнению, радикальной перестройки экономики в обозримом будущем не будет. Многие предприятия имеют долги, а они сами не обновлялись еще с советских времен. Отсутствие квалифицированной рабочей силы при чрезмерно высокой занятости мешает на многих предприятиях росту производительности труда. «Если в Японии существовали зомби-банки, то в России можно говорить о целом наборе различных зомби: здесь есть зомби-банки, должниками которых являются зомби-предприятия, на которых трудятся зомби-рабочие, увольнению которых всеми способами препятствует государство».
VEhrNGRrdzVRell3V1VSUmRVNURNekJNYWxKbldIcFNhbVJETmpCTU4xRjJaRU1yTUV4NlVYVk9Rell3VEVJNE1FdEVVWFowUjBJd1dVaFJkVTVIVUE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх