EN|RU|UK
  203  2

 ХОДОРКОВСКИЙ И ЛЕБЕДЕВ ПОЙДУТ ДО КОНЦА

Процесс по делу Ходорковского и Лебедева продолжится в начале осени.
Адвокаты и журналисты уже давно перестали гадать, когда именно будут названы меры наказания бывшему руководителю НК ЮКОС Михаилу Ходорковскому, экс-главе МФО МЕНАТЕП Платону Лебедеву

Исходя из того, что Ходорковский и Лебедев судимы в первый раз, оба имеют на иждивении несовершеннолетних детей, но установлена их активная роль в совершении тяжких преступлений и они не признали себя виновными, подсудимые должны отбывать наказание в колонии общего режима, читала Колесникова. Поскольку Андрей Крайнов, у которого такие же смягчающие обстоятельства, частично признал себя виновным и активно работал со следствием, суд счел возможным, чтобы он отбыл наказание «без изоляции от общества».

За несовершеннолетних детей всем подсудимым немного скостили сроки. Девять лет вместо требуемых гособвинением десяти получили Ходорковский и Лебедев. Крайнову обвинение требовало дать пять с половиной лет условно, получил он пять лет условно с испытательным сроком на пять лет и подпиской о невыезде.
«Я не очень понимаю, что они имели под смягчающими обстоятельствами, если при сокращении меры наказания не учли состояние здоровья Лебедева», – позже возмущался один из адвокатов.


Суд удовлетворил гражданский иск Федеральной налоговой службы РФ к Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву по уклонению от уплаты налогов с организаций (ст. 199) в полном объеме и обязал их выплатить 17 млрд 395 млн 449 тыс. 282 руб. Между тем по эпизоду об уклонении от уплаты налогов с дохода физического лица суд, исходя из того, что «подсудимые предпринимали усилия компенсировать задолженность», рекомендовал налоговым инспекциям № 2 и № 5 Центрального административного округа Москвы обратиться в суды в порядке гражданского судопроизводства. Налоговые инспекции требовали, чтобы Михаил Ходорковский с учетом пеней и штрафов выплатил 62 млн 454 тыс. руб., а Платон Лебедев – 15 млн 987 тыс. руб. Несмотря на протесты подсудимых и их адвокатов, сссылавшихся на то, что счета заморожены, коллеги Ходорковского и Лебедева Михаил Брудно, Леонид Невзлин и Владимир Дубов перечислили налоговым органам порядка $5 млн в счет возмещения налоговых недоимок.
Подсудимые выслушали приговор, не выражая никаких эмоций: Михаил Ходорковский смотрел в пол, слегка отвернувшись от зала, а Платон Лебедев слегка улыбался и даже зевнул.


Все родственники перенесли приговор стоически: мать и отец Ходорковского держалиcь за руки, супруга Ходорковского Инна опустила голову, и родители передали ей воду. Подсудимые знаками подбадривали всех своих близких. Только в конце заседания отец Бориса Ходорковского написал в своем блокноте: «Да здравствует суд, самый справедливый суд в мире!» – и показал подсудимым и всему залу.

– Вам понятен приговор? – спросила председательствующая Ирина Колесникова после зачтения резулятивной части вердикта.

– Понятен, – как всегда, согласился Андрей Крайнов

– Понятен. Считаю его памятником Басманному правосудию, – спокойно сказал Ходорковский

– То, что вы сейчас прочитали, не может быть понятно ни одному вменяемому человеку, – отрезал Лебедев.

– В таком случае, суд разъясняет вам, что вы признаны виновным по статьям… – ответила Колесникова и еще раз прочитала список статей и сроки по каждой из них.

Далее судьи продолжили читать частное определение по эпизоду о мошенническом хищении 20-процентного пакета акций ОАО «Апатит» на инвестиционном конкурсе в 1994 году. Суд отказал в удовлетворении требования гособвинителя, который просил признать подсудимых виновными по данному пункту обвинения и освободить от наказания, и, как и требует закон, прекратил уголовное дело в связи с истечением срока давности.
Сразу же после того, как были озвучены сроки, Михаил Ходорковский начал что-то обсуждать со своим адвокатом Антоном Дрелем (как выяснилось позднее – он надиктовывал ему свое заявление в связи с вынесением приговора), родственники переговариваться друг с другом.


Большая часть журналистов покинула зал, или была выставлена конвоирами, так как представители российских и международных агентств немедленно начали диктовать новость. Вскоре в зале воцарилась привычная для более двух недель оглашения атмосфера: подсудимые переглядывались со своими близкими, оставшиеся представители прессы конспектировали частное определение, западные адвокаты слушали своего переводчика, а гособвинитель Дмитрий Шохин изучал каталог с выставки «Рисунки по делу» художника Павла Шевелева, который ему кто-то подарил.

На улице сторонники подсудимых, узнав о назначении наказания, резко активизировались. «Позор! Свободу Мише!» – кричали они громче, чем обычно. На всякий случай сотрудники правоохранительных органов окружили пикетчиков двойным «живым забором». Участники пикета так и не дождались появления адвокатов и родственников, поскольку разрешенное время их акции истекло в три часа дня. Противники, стоявшие, как обычно, рядом со зданием ОАО «Российские железные дороги», узнав о приговоре, никаких эмоций не проявили и так и стояли молча до официального окончания их пикета.

После того как все материалы дела были дочитаны и судьи объявили заседание оконченным, Лебедев обратился к суду: «Ваше преступление мне понятно! Честь свою вы потеряли!».

Спустя час после оглашения вердикта по делу в Генеральной прокуратуре начался брифинг официального представителя ведомства Наталии Вишняковой. «Мы считаем приговор справедливым и объективным. Он соответствует фактическим обстоятельствам дела и тяжести совершенных преступлений подсудимыми», – заявила она.
Вишнякова добавила, что в ближайшее время Генпрокуратура продолжит выдвигать новые претензии к Ходорковскому и Лебедеву и предъявит новые обвинения.

Точка зрения защиты была ровно противоположной. «Приговор экс-главе НК ЮКОС Михаилу Ходорковскому и главе МФО МЕНАТЕП Платону Лебедеву не имеет ничего общего с истинным правом», – высказался координатор защиты Генрих Падва после того, как рассмотрение уголовного дела в Мещанском суде было завершено и адвокаты вышли к журналистам. «От имени всех адвокатов я заявляю, что мы не согласны с принятым решением, приговором во всех частях. Мы будем добиваться справедливости во всех вышестоящих инстанциях. Надежды нет, но пройдем все инстанции», – добавил адвокат.

После него мнение самого Михаила Ходорковского предал гласности адвокат Антон Дрель. «Я не намерен резко критиковать уважаемую судью Ирину Колесникову. Я представляю, какому давлению со стороны инициаторов «дела Ходорковского» она подвергалась, когда готовила приговор. Десятки чиновников и просто корыстных посредников готовы были отнести в суд любые деньги, лишь бы меня отправили в Сибирь», – зачитал адвокат обращение.
«Для меня принципиально важно, чтобы мое оправдание состоялось на родине», – также говорится в заявлении.

«Я хочу сказать большое спасибо всем тем, кто собрался сегодня здесь в помещении и у здания суда, всем, кто поддерживал меня на протяжении минувших полутора лет. Вы – порядочные и отважные люди России. Ответственно заявляю, что вы всегда можете на меня рассчитывать. Хоть у меня не осталось больших денег, вместе мы с вами способны на многое», – поблагодарил бывший глава НК ЮКОС своих сторонников.

Теперь адвокаты намерены обратиться с кассационными жалобами в вышестоящие инстанции. Адвокат Лебедева Евгений Бару отметил, что жалобу на приговор адвокаты подадут в течение десяти дней. По его мнению, «в связи с большим объемом материала и Мосгорсуду понадобится большое количество времени на ознакомление, возможно, на это понадобится несколько месяцев».
Адвокат Тимофей Гриднев не исключает, что уже к началу осени Мосгорсуд рассмотрит жалобу.

«Я думаю, что здесь будут торопиться, так как в сентябре истечет срок давности по эпизоду о НИУИФе, и если это произойдет до вступления приговора в законную силу, то встанет вопрос, что дело по этому пункту обвинения надо будет пересматривать», – пояснил он корреспонденту «Газеты.Ru». Пока Мосгорсуд не рассмотрит кассацию, подсудимые будут находиться в СИЗО.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх