EN|RU|UK
  1113  1

 ТАМАРА ПРОШКУРАТОВА: Я НЕ МОГУ НЕ ВЕРИТЬ ЮРИЮ ЛУЦЕНКО

На завтра в повестку дня пленарного заседания парламента включен вопрос об инциденте в Ужгороде между депутатами фракции СДПУ(о) Тамарой Прошкуратовой, Нестором Шуфричем, Владимиром Воюшем и милицией. Эсдеки утверждают, что был нарушен закон о депутатской

Завтра в парламенте будут слушать вопрос по инциденту в Ужгороде. Будут ли представлены какие-то новые факты, неизвестные общественности?

У меня лично фактов новых нет. Есть факты, про которые я говорила раньше. Единственное только я подчеркиваю – я не защищала Ивана Ризака, я действовала как депутат, в соответствии с Конституцией. У нас наибольшая ценность какая? Человек. И я защищала право Ивана Ризака на лечение. Тем более, что дежурный врач этого кардиологического диспансера права на то, чтобы забрать Ризака из изолятора не давал.

Как себя сейчас чувствует Нестор Иванович? Мы знаем, что к нему приезжали немецкие врачи – они подтвердили диагноз «сотрясение мозга»?

Немецкие врачи все подтвердили. Но прошла уже почти неделя… Они не подтверждают факт того, что он был избит, а подтвердили, что такой диагноз мог быть. Они сказали, что лечение проходит правильно.

Как себя сейчас чувствует Нестор, я не знаю, потому что только сейчас еду в больницу и там его увижу. Я тоже еду на капельницу. Мы все желаем быстрого выздоровления Нестору Шуфричу.

Я физически пострадала меньше, чем Нестор, но больше пострадала морально… я, как женщина, более эмоциональна…

И мы завтра будем рассматривать этот вопрос. Тут не в том дело кого избили. Тут факт – подняли руку на народного депутата. Я защищала конституционное право человека – так буду делать и дальше.

Кто виноват в том, что произошло? Региональная власть или это был приказ сверху?

Я не могу не верить Юрию Луценко. Потому что он приходил в больницу, приносил цветы, извинялся передо мной за деятельность подчиненной ему службы. И я не верю, что Луценко дал указание в 12 часов ночи больного Ризака (у него три часа назад была диабетическая кома) перевезти его из больницы. А это знаете, как говорят, заставь дурака Богу молиться – он и лоб разобьет. Местная милиция «передала куті меду»… По другому я этот случай не назову…

И я полностью разделяю слова Луценко. И у меня к нему лично… я не имею права человеку не верить. И он говорит: Тамара, почему ты мне ночью не позвонила? Говорю: Юра! Ну, как я могла в полночь позвонить, когда врываются люди в масках! Разве у меня есть возможность взять телефон и набрать тебя ночью? И в 12 часов, ты пока трубку возьмешь, пока проснешься, Ризака уже и близко в больнице не будет! Вот такая ситуация…

Каким вы видели другое развитие ситуации? Ведь было же постановление поместить Ивана Ризака в СИЗО.

У нас была договоренность, это было в пятницу вечером, что он там остается в субботу и воскресенье. Мы выводим его из состояния, когда у него сахар падает. У него не было комы, но она у него могла быть…Мы приводим его в нормальное состояние, ему надо каждые полчаса измерять давление. Он остается в окружении своих людей – депутатов. А потом в понедельник мы к этому вопросу возвращаемся и при нормальном здоровье Ризака, будем эту проблему решать.

А с кем конкретно вы об этом договаривались?

Вы знаете, поименно… Когда приходили, фамилию мы не спрашивали. А это были работники милиции. Ребята, которые выполняли это поручение. Может, кто-то из внутренних дел, может, директор следственного изолятора…Я их просила – дайте нам возможность побыть здесь до понедельника.

Но это же было судебное постановление. Его обязаны выполнить.

Да, судебное постановление. Там было сказано, что могут перевезти Ризака в СИЗО с разрешением врача. Но врач же не дал разрешения. Разрешение было в 12 часов дня. А прошло столько времени…После этого у него упал сахар, поднялось давление. Врач был обязан уже ночью измерить давление…

Для больного человека, который перенес инфаркт, гипертонию, у которого сахарный диабет один час может решить все, это может стоить ему жизни.

И потом, давайте начистоту, в 12 часов ночи, мы что готовили там теракт? Почему Ризака надо было срочно забирать? Или готовилось какое-то убийство?

Мы просили одно – пусть он будет до понедельника в больнице, а потом он пойдет в ваш следственный изолятор, а мы будем убеждены, что он идет туда добровольно, он понимает, что должен выполнять решение суда, он не в критическом состоянии. Тем более, что в субботу и воскресенье никто не проводит следственных действий. Всегда же можно найти компромисс.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх