EN|RU|UK
  270  1

 ФРАНЦУЗСКИЙ РЕФЕРЕНДУМ: ШЕДЕВР МАЗОХИЗМА

На референдуме люди опустили в урны для голосования боль, страх, отчаяние и гнев. Они протестовали против безумной гонки, охватившей мир, и против беспечности людей, которые правят нами на протяжении двадцати с лишним лет. Как всегда бывает, нашлись лидер

Европа проиграла все референдумы, "упакованные" один в другой. Во-первых, это референдум по расширению ЕС. Из страха перед турецким призраком (за которым просматривались массы мусульман) и наплывом польских иммигрантов иностранцам сказали: оставайтесь у себя. С ксенофобом Ле Пеном все понятно – это его конек, но участие в этой кампании приняли руководители левых партий (как в 2002 году это делал Ширак, говоривший об угрозе безопасности), ксенофобия с их стороны казалась немыслимой...

Референдум по элитам. Правительственные элиты, брюссельские элиты, все СМИ без исключения и все те, кто выступал за систему принятия решений, которая позволила бы появиться на свет "политической Европе": все это сторонники верхушечной Франции, которую низовая Франция, разумеется, хочет потеснить. Франция верхушечная и Франция низовая – это дуэт, возникающий во все периоды расцвета популизма.

Референдум по либерализму. Руководители левых и практически весь политический класс согласились разбавить своими аргументами листовки Attac (радикальной антиглобалистской организации. – Прим. ред.), подобно Франсуа Миттерану, призывавшему в 70-е годы порвать с капитализмом. Сегодня, тридцать лет спустя, страна находится в таком же горячечном бреду. В этом году говорили уже не о капитализме, а о том, что воспринималось как его полный синоним – о либерализме. В этот раз высказаться нужно было за или против конкуренции, за или против глобализации.

Референдум по Франции. Франция существует, потому что она способна в одиночку перевернуть европейский стол! Европейцы, встаньте на колени перед нашим "нет"! Нашлись руководители, заставившие многих поверить в ложь о новых переговорах, к которым Европа-де должна быть готова. Либо Франция проголосует повторно, либо с политической Европой будет покончено, потому что риск отказа от европейских политических амбиций велик как никогда.

Референдум по социальному государству. Социализм в одной отдельно взятой стране уже не за горами! А ведь Европа – единственное социальное пространство на планете, которое хартия социальных прав должна была укрепить. Чушь! Если верить некоторым, на самом деле это был генштаб ультралиберализма, и теперь он разоблачен. Чтобы произвести на свет этот шедевр мазохизма, одних рефлексов защиты суверенитета было мало: для этого был нужен политический класс, взращенный страусами с их многолетней ложью, не способными к маневру политиками вроде действующего президента и прожженными циниками вроде бывшего премьера-социалиста.

Французы по опыту знают, что нашей стране плохо. К несчастью, этим утром ей стало еще хуже.
На референдуме люди опустили в урны для голосования боль, страх, отчаяние и гнев. Они протестовали против безумной гонки, охватившей мир, и против беспечности людей, которые правят нами на протяжении двадцати с лишним лет. Как всегда бывает, нашлись лидеры, способствовавшие победе этого чувства национального смятения. Одни успели наделать огромное количество неуклюжих шагов, другие преуспели в постыдной лжи. Итог – общая катастрофа и эпидемия популизма, которая на своем пути сметает все: строительство единой Европы, расширение ЕС, элиты, регулирование либерализма, реформизм, интернационализм...
Европа проиграла все референдумы, "упакованные" один в другой. Во-первых, это референдум по расширению ЕС. Из страха перед турецким призраком (за которым просматривались массы мусульман) и наплывом польских иммигрантов иностранцам сказали: оставайтесь у себя. С ксенофобом Ле Пеном все понятно – это его конек, но участие в этой кампании приняли руководители левых партий (как в 2002 году это делал Ширак, говоривший об угрозе безопасности), ксенофобия с их стороны казалась немыслимой...

Референдум по элитам. Правительственные элиты, брюссельские элиты, все СМИ без исключения и все те, кто выступал за систему принятия решений, которая позволила бы появиться на свет "политической Европе": все это сторонники верхушечной Франции, которую низовая Франция, разумеется, хочет потеснить. Франция верхушечная и Франция низовая – это дуэт, возникающий во все периоды расцвета популизма.

Референдум по либерализму. Руководители левых и практически весь политический класс согласились разбавить своими аргументами листовки Attac (радикальной антиглобалистской организации. – Прим. ред.), подобно Франсуа Миттерану, призывавшему в 70-е годы порвать с капитализмом. Сегодня, тридцать лет спустя, страна находится в таком же горячечном бреду. В этом году говорили уже не о капитализме, а о том, что воспринималось как его полный синоним – о либерализме. В этот раз высказаться нужно было за или против конкуренции, за или против глобализации.

Референдум по Франции. Франция существует, потому что она способна в одиночку перевернуть европейский стол! Европейцы, встаньте на колени перед нашим "нет"! Нашлись руководители, заставившие многих поверить в ложь о новых переговорах, к которым Европа-де должна быть готова. Либо Франция проголосует повторно, либо с политической Европой будет покончено, потому что риск отказа от европейских политических амбиций велик как никогда.

Референдум по социальному государству. Социализм в одной отдельно взятой стране уже не за горами! А ведь Европа – единственное социальное пространство на планете, которое хартия социальных прав должна была укрепить. Чушь! Если верить некоторым, на самом деле это был генштаб ультралиберализма, и теперь он разоблачен. Чтобы произвести на свет этот шедевр мазохизма, одних рефлексов защиты суверенитета было мало: для этого был нужен политический класс, взращенный страусами с их многолетней ложью, не способными к маневру политиками вроде действующего президента и прожженными циниками вроде бывшего премьера-социалиста.

Французы по опыту знают, что нашей стране плохо. К несчастью, этим утром ей стало еще хуже.
На референдуме люди опустили в урны для голосования боль, страх, отчаяние и гнев. Они протестовали против безумной гонки, охватившей мир, и против беспечности людей, которые правят нами на протяжении двадцати с лишним лет. Как всегда бывает, нашлись лидеры, способствовавшие победе этого чувства национального смятения. Одни успели наделать огромное количество неуклюжих шагов, другие преуспели в постыдной лжи. Итог – общая катастрофа и эпидемия популизма, которая на своем пути сметает все: строительство единой Европы, расширение ЕС, элиты, регулирование либерализма, реформизм, интернационализм...
Европа проиграла все референдумы, "упакованные" один в другой. Во-первых, это референдум по расширению ЕС. Из страха перед турецким призраком (за которым просматривались массы мусульман) и наплывом польских иммигрантов иностранцам сказали: оставайтесь у себя. С ксенофобом Ле Пеном все понятно – это его конек, но участие в этой кампании приняли руководители левых партий (как в 2002 году это делал Ширак, говоривший об угрозе безопасности), ксенофобия с их стороны казалась немыслимой...

Референдум по элитам. Правительственные элиты, брюссельские элиты, все СМИ без исключения и все те, кто выступал за систему принятия решений, которая позволила бы появиться на свет "политической Европе": все это сторонники верхушечной Франции, которую низовая Франция, разумеется, хочет потеснить. Франция верхушечная и Франция низовая – это дуэт, возникающий во все периоды расцвета популизма.

Референдум по либерализму. Руководители левых и практически весь политический класс согласились разбавить своими аргументами листовки Attac (радикальной антиглобалистской организации. – Прим. ред.), подобно Франсуа Миттерану, призывавшему в 70-е годы порвать с капитализмом. Сегодня, тридцать лет спустя, страна находится в таком же горячечном бреду. В этом году говорили уже не о капитализме, а о том, что воспринималось как его полный синоним – о либерализме. В этот раз высказаться нужно было за или против конкуренции, за или против глобализации.

Референдум по Франции. Франция существует, потому что она способна в одиночку перевернуть европейский стол! Европейцы, встаньте на колени перед нашим "нет"! Нашлись руководители, заставившие многих поверить в ложь о новых переговорах, к которым Европа-де должна быть готова. Либо Франция проголосует повторно, либо с политической Европой будет покончено, потому что риск отказа от европейских политических амбиций велик как никогда.

Референдум по социальному государству. Социализм в одной отдельно взятой стране уже не за горами! А ведь Европа – единственное социальное пространство на планете, которое хартия социальных прав должна была укрепить. Чушь! Если верить некоторым, на самом деле это был генштаб ультралиберализма, и теперь он разоблачен. Чтобы произвести на свет этот шедевр мазохизма, одних рефлексов защиты суверенитета было мало: для этого был нужен политический класс, взращенный страусами с их многолетней ложью, не способными к маневру политиками вроде действующего президента и прожженными циниками вроде бывшего премьера-социалиста.

Французы по опыту знают, что нашей стране плохо. К несчастью, этим утром ей стало еще хуже.
На референдуме люди опустили в урны для голосования боль, страх, отчаяние и гнев. Они протестовали против безумной гонки, охватившей мир, и против беспечности людей, которые правят нами на протяжении двадцати с лишним лет. Как всегда бывает, нашлись лидеры, способствовавшие победе этого чувства национального смятения. Одни успели наделать огромное количество неуклюжих шагов, другие преуспели в постыдной лжи. Итог – общая катастрофа и эпидемия популизма, которая на своем пути сметает все: строительство единой Европы, расширение ЕС, элиты, регулирование либерализма, реформизм, интернационализм...
Европа проиграла все референдумы, "упакованные" один в другой. Во-первых, это референдум по расширению ЕС. Из страха перед турецким призраком (за которым просматривались массы мусульман) и наплывом польских иммигрантов иностранцам сказали: оставайтесь у себя. С ксенофобом Ле Пеном все понятно – это его конек, но участие в этой кампании приняли руководители левых партий (как в 2002 году это делал Ширак, говоривший об угрозе безопасности), ксенофобия с их стороны казалась немыслимой...

Референдум по элитам. Правительственные элиты, брюссельские элиты, все СМИ без исключения и все те, кто выступал за систему принятия решений, которая позволила бы появиться на свет "политической Европе": все это сторонники верхушечной Франции, которую низовая Франция, разумеется, хочет потеснить. Франция верхушечная и Франция низовая – это дуэт, возникающий во все периоды расцвета популизма.

Референдум по либерализму. Руководители левых и практически весь политический класс согласились разбавить своими аргументами листовки Attac (радикальной антиглобалистской организации. – Прим. ред.), подобно Франсуа Миттерану, призывавшему в 70-е годы порвать с капитализмом. Сегодня, тридцать лет спустя, страна находится в таком же горячечном бреду. В этом году говорили уже не о капитализме, а о том, что воспринималось как его полный синоним – о либерализме. В этот раз высказаться нужно было за или против конкуренции, за или против глобализации.

Референдум по Франции. Франция существует, потому что она способна в одиночку перевернуть европейский стол! Европейцы, встаньте на колени перед нашим "нет"! Нашлись руководители, заставившие многих поверить в ложь о новых переговорах, к которым Европа-де должна быть готова. Либо Франция проголосует повторно, либо с политической Европой будет покончено, потому что риск отказа от европейских политических амбиций велик как никогда.

Референдум по социальному государству. Социализм в одной отдельно взятой стране уже не за горами! А ведь Европа – единственное социальное пространство на планете, которое хартия социальных прав должна была укрепить. Чушь! Если верить некоторым, на самом деле это был генштаб ультралиберализма, и теперь он разоблачен. Чтобы произвести на свет этот шедевр мазохизма, одних рефлексов защиты суверенитета было мало: для этого был нужен политический класс, взращенный страусами с их многолетней ложью, не способными к маневру политиками вроде действующего президента и прожженными циниками вроде бывшего премьера-социалиста.

Французы по опыту знают, что нашей стране плохо. К несчастью, этим утром ей стало еще хуже.
Источник: Серж Жюли, "Libération", Франция
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх