EN|RU|UK
  40987  1

 НЕСТОР ШУФРИЧ: МЫ ОБЕЩАЛИ БУТЫЛКАМИ И ВАЗАМИ В СПИКЕРА НЕ БРОСАТЬСЯ

"Кампания начата уже и против меня. Вот недавно по одному очень честному каналу прокрутили фильм, сплошь состоящий из несуразных обвинений. На сегодня я имею документально подтвержденные показания людей, свидетельствующих, как они под давлением предс

— Какова ваша версия ужгородских событий?

— Вечером в пятницу, часов около семи, у Ивана Ризака неожиданно упал уровень сахара. Состояние резко ухудшилось, врачи стали предпринимать экстренные меры. Все это время мы, народные депутаты Владимир Воюш, Тамара Прошкуратова и я, находились возле его постели. Вскоре появились представители ужгородской милиции с заявлением: мол, согласно результатам экспертизы, Иван Михайлович достаточно здоров для перевода в СИЗО. Мы, естественно, возмутились, поскольку не только не знали ничего о какой-то там экспертизе, к которой не был допущен даже лечащий врач Ризака, но видели его истинное состояние. К слову, самому пациенту также не сообщили, что очередной осмотр на самом деле был экспертизой.

Все, конечно, разнервничались, в том числе Иван Михайлович, у которого, в дополнение к падению сахара, начался гипертонический криз, давление поднялось до 180/90.

Медперсонал сконцентрировался на понижении давления. Милиционеры, видя все собственными глазами, отступили, но все же остались в здании, дожидаясь вердикта дежурного врача.

Около полуночи в палату неожиданно ворвались восемь молодчиков в масках. Правда, численность выяснилась позже, я видел только первых четверых, поскольку сразу был повален на пол. Владимира Воюша зажали в углу, подперев тумбочкой, а на Прошкуратову, прикованную к Ризаку, набросились еще двое. Тамару Сергеевну начали бить, я вывернулся, буквально закрыв собою ее и Ивана Михайловича. Однако уже через минуту, после нескольких сильнейших ударов, снова очутился на полу, голова повернута в противоположную сторону. С одного из нападавших мне удалось сорвать маску, за что получил еще несколько ударов по голове. Перед глазами все расплылось. Очнулся: в палате все вверх дном перевернуто, никого нету, только Тамара сидит, плачет. Еще надеясь догнать тех, кто забрал Ивана Михайловича, я вышел в коридор, но там, обессиленный, вторично потерял сознание.

Позже, в манипуляционной, меня приводила в чувство врач Ивана Михайловича. Я спросил ее, давалось ли разрешение на транспортировку больного; оказалось, что для должного соблюдения процедуры представителям правоохранительных органов надо было написать соответствующее заявление, на которое и получить одобрение. Они этого не сделали.

— Ваши коллеги уже выступили с инициативой созыва внеочередной парламентской сессии. Планируется ли принятие еще каких-либо мер?

— Председатель профильной комиссии Верховной Рады Виктор Мусияка нас уже выслушал и, в сопровождении еще двух членов комиссии, вылетел в Ужгород для выяснения обстоятельств.

Реакция Генпрокуратуры также должна быть соответствующей, а решение суда — приниматься по статье о покушении на жизнь государственного деятеля. Иначе расценить произошедшее с Ризаком просто невозможно.

— Подыщут ли ему, как и Борису Колесникову, дополнительно иностранного адвоката?

— Там необходим врач, до адвоката можно просто не дожить.

Довели человека совершенно, то, что ему вменяют, — полная чушь. Единственное доказательство — показания редактора частной, оппозиционной к нему, газеты, которая при этом умудрилась якобы с его подачи напечатать какой-то материал про вуз, после прочтения которого Сливка покончил жизнь самоубийством, да и то с десятой попытки, ударом в сердце. Парадокс в том, что именно по протекции Ризака, ученика Сливки (!), с последним в свое время был продлен контракт на пребывание в должности ректора.

Еще одно обвинение — вымогательство взятки, автор которого изложил свои претензии сразу после десятидневной отсидки в СИЗО. Наводит на размышления?

Кампания начата уже и против меня. Вот недавно по одному очень честному каналу прокрутили фильм, сплошь состоящий из несуразных обвинений. На сегодня я имею документально подтвержденные показания людей, свидетельствующих, как они под давлением представителей правоохранительных органов вынуждены были меня, специально на камеру, оговаривать. Пока еще смеюсь и над фильмом, и над попытками фабрикации уголовных дел против меня лично; затронет соратников — молчать не стану!

Теперь уже нельзя отрицать: подобные эпизоды случались, к сожалению, и в прежние времена. История, как известно, повторяется, а плохие ученики повторяют ошибки учителя.

— Думаете, это инициируется с самого верха?

— Недавно депутат Григорий Омельченко говорил, что Ющенко лично отдал команду Пискуну «уничтожить эсдеков и их бизнес». А Юрий Луценко, в свою очередь, в эфире одного телеканала сказал буквально так: «Имеем четкое указание Президента к сентябрю месяцу показать, что прежняя власть была задействована не столько как политическая система, сколько как система разворовывания государства». Весьма подозрительное совпадение, не находите?

— Премьер-министр лично вас защитить не может?

— Юлия Владимировна — сильная женщина, пройдя через все, что проходим сейчас мы, сумела выстоять. Но сомнительно, чтоб в атмосфере всеобщего коленопреклонения перед Ющенко у нее хватило духу перечить непосредственному боссу, отстаивая интересы кого-либо.

— Первой заявкой о себе новой оппозиции стало голосование в парламенте за обращение в Генпрокуратуру по поводу изменения меры пресечения Ризаку и Колесникову. Вы с этим согласны?

— Нет, на самом деле оппозиция дала о себе знать сразу после того, как Верховный Суд принял решение о законности президентства господина Ющенко. Буквально на следующий день благодаря нашему, уже оппозиционному, давлению удалось провалить в Верховной Раде закон Порошенко, предполагающий годовую отсрочку установления минимальной пенсии в 332 гривны. Мы такой беспредел предупредили, заявив четко: не позволим решать «шоколадные» проблемы за счет пенсионеров.

— А почему целых сто дней вы пребывали, мягко говоря, в состоянии полудремы?

— Тут следует отдать должное самой власти. Более трех месяцев она разводила, давила, пугала, покупала. В итоге обманула самое себя.

— Тем не менее, ранее эсдеки занимали отнюдь не радикальную позицию, в том числе — во время ответственных голосований.

— Да, мы поддерживали законопроекты, которые теоретически, со слов правительства, могли улучшить жизнь граждан. А что, не надо было? В отличие от предшественников, мы не действуем по принципу «чем хуже, тем лучше», но очень переживаем за преумножение прошлых достижений. Повысить реальные доходы так, как это сделало коалиционное правительство Януковича, не получалось ни у кого. Больно смотреть, когда это бездарно рушат.

— Ваша партия обещала бороться иными, «цивилизованными» методами, не прибегая к блокированию работы ВР.

— Мы обещали бутылками и вазами в спикера не бросаться, не поливать его водой, а действовать исключительно в соответствии с Конституцией и законами. Оставляем за собою право делать все то же, что и оранжевые в свое время. При этом наша общая культура поведения на порядок выше. В стенах ВР драку не начнем, но и другим не советуем.

Прошлая сессионная неделя продемонстрировала: 70 «штыков» — количество вполне достаточное. Наших оппонентов было вдвое больше, да и действовали они куда как радикальнее, при этом умудряясь буквально «пропихивать» необходимые для себя решения на протяжении целых двух лет.

Сегодня нас в парламенте всего 15%, тем не менее, добиваться удается многого. А теперь представьте, как заработает Рада с оппозиционным представительством в 30—40%! Ведь если нынешние руководители и дальше будут усугублять кризис социальный и экономический, у нас есть все шансы получить-таки в будущем парламенте контрольный пакет.

Да и внутренние противостояния играют отнюдь не в их пользу. Ну, скажите, как можно делить шкуру мишки, еще спящего в берлоге? Он как выйдет, как даст, они не только его шкуры не получат, — дай Бог свои спасти.

Со стороны наблюдать за властными межусобицами чрезвычайно занятно... В общем, у оппозиции, считаю, перспективы хорошие, а власть пусть сидит и хорошенько думает.

— Четверговый митинг оппозиции Виктор Янукович назвал «предупреждением власти». Что имелось в виду?

— Впервые за долгое время мы вновь подтвердили, что способны выводить на улицы десятки тысяч сторонников. Когда мы колонной двигались по Киеву, от Верховной Рады до Генеральной прокуратуры, лично я услышал от прохожих максимум две-три осуждающие реплики, остальные охотно приветствовали, некоторые и сами присоединялись. О глобальной поддержке столицы говорить пока рано, но истинное понимание происходящего, точнее, разочарование действиями новой власти уже присутствует. Это ли не сигнал тревоги оранжевым управленцам?

— Почему в оппозиционном амплуа Виктор Янукович заметно активнее Виктора Медведчука?

— Виктор Владимирович открыт для прессы, регулярно выступает с актуальными заявлениями. Но ведь кандидатом в президенты был все-таки Янукович, соответственно, он имеет определенные преференции, в том числе для лидерства в оппозиции.

— Кстати, проект закона об оппозиции подали в ВР также «региональные» депутаты.

— Я всегда был против того, чтоб выпрашивать для себя закон. Для защиты интересов оппозиции и простых граждан лично мне закона не нужно. Не говоря уже о том, что проект Медведчука, предложенный им в бытность еще вице-спикером тогдашним протестантам — КПУ, СПУ и ПСПУ, до сих пор лежит в секретариате ВР.

— Но речь не только о вашей политсиле и не только о сегодняшнем дне...

— Убежден: подобные инициативы должны исходить, прежде всего, от власти. Ей следует быть достаточно благородной.

— Возможна ли объединенная оппозиция? Митингующие требовали, в частности, и этого.

— Лично я на нашу консолидацию искренне надеюсь. Несмотря на более чем жесткую дискуссию внутри партии, последовательно отстаиваю данную позицию. Ведь Янукович — это, прежде всего, успешный и слаженный труд единомышленников на протяжении двух с половиной лет. Нам поверили 15 миллионов! Сегодня мы не имеем права не только бросить сторонников, но формулировать перед ними дилемму: голосовать ли за Януковича, Богатыреву, Хомутынника, либо Кравчука, Медведчука, Шуфрича. Украинцы по-прежнему ждут слаженных действий, а социологические исследования подтверждают: самостоятельно оппозиционные партии набирают на 5—7% меньше, чем в составе блока. Людям нужна сила, и мы ее продемонстрируем.

— Не опасаетесь «распорошения» суммарного рейтинга на других участников гонки?

— Думаю, многие из них скоро сблокируются. На нашем электоральном поле сейчас три основных игрока: мы, Партия Регионов и ПСПУ. Коммунисты — на своем, а Мороз — на поле Ющенко, Тимошенко и Литвина, на нашей территории его нет.

— СДПУ(О) не подписала общее коммюнике… Вы будете объединяться с ПР для участия в кампании 2006-го?

— Давайте немного подождем. В партийной среде продолжаются консультации, но уже в ближайшее время будут расставлены точки над «і». Продолжим этот разговор через две- три недели.

— Рядовые партийцы как с одной, так и с другой стороны не очень активно поддерживают эту идею.

— Думаю, сумеем убедить соратников в том, что сила в единстве.

— Первой об оппозиционности заявила «Трудовая Украина». Как на сегодня складываются отношения ваших политсил? Почему, в частности, «ТУ» не принимает участия в маршах протеста?

— Проявляют истинное свое лицо, — в смысле, «оппозиционность». Знаете, бывают джипы-«внедорожники», которые в любую грязь заедут, на таран не побоятся пойти; а есть джипы «паркетные», которым с асфальта съезжать крайне нежелательно. Так вот, «трудовики» — не что иное, как «паркетная» оппозиция! Уважаю многих членов их команды, они настоящие профессионалы, которых всегда хочется видеть рядом. Но вот уход Коновалюка от Януковича для меня имеет четкую характеристику и определенное название.

— Не так давно вы стали первым заместителем лидера партии. Ранее вас уверенно называли «человеком Медведчука». Вам никогда не хотелось бы больше самостоятельности?

— Не хотелось, да и не надо. Партия — единый организм, и если каждый станет действовать на свое усмотрение, начнется бардак, аналогичный тому, что происходит у Ющенко.

— Тем не менее, многие считают вас политиком несерьезным, который способен лишь попадать в курьезные ситуации...

— Так говорят те, кому я, по каким-то причинам, становлюсь очень неудобен.

КСТАТИ

Министр внутренних дел Юрий Луценко признает факт нарушения со стороны работников милиции статуса неприкосновенности народного депутата Нестора Шуфрича и вместе с тем обращает внимание на незаконные действия самих народных депутатов. «Сам факт того, что Шуфрича снимали с Ризака, уже является нарушением статуса неприкосновенности. Я это признаю, и этому будет дана оценка. Если у него (Шуфрича — Ред.) есть еще и побои, то это — уголовное преступление, за которое нужно отвечать», — заявил Ю.Луценко журналистам вчера в Киеве, говоря о событиях в Ужгороде. Вместе с тем министр отметил, что ему достались те работники Закарпатской милиции, которые «действовали не совсем в соответствии со статусом народного депутата. И пообещал «разобраться с личным составом Закарпатской области».
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх