EN|RU|UK
  364  1

 А. МАТВИЕНКО: "МОЖЕТ, ПУСКАЙ ДЕПУТАТЫ НАЗНАЧАЮТ ЕЩЕ И ДЕВУШЕК, КОТОРЫЕ СИДЯТ У МЕНЯ В ПРИЕМНОЙ?"

Назначение Анатолия Матвиенко премьер-министром Крыма – это сенсация и катастрофа одновременно. Анатолий Матвиенко в Крыму - яркое опровержение тезиса о том, что Президент-де не решителен.

Ведь отправить в русскоязычный регион, в точку, где градус общественных настроений всегда близок к температуре кипения почти что украинофила Матвиенко - шаг мужественный, рискованный и неожиданный.

Первые заявления Матвиенко в новом качестве, в частности, его извинения перед крымскотатарским народом за преступления прошлых властей, - красноречивы. Вполне возможно, что Анатолий Сергеевич, человек быстрых действий и молниеносных реакций, несколько откорректирует собственное политическое поведение. Может даже быть, что Анатолию Матвиенко таки удастся стать гарантом новой власти в Крыму, то есть руководителем, которого признают. Но, как это обычно бывает, в Крыму многое проясняется не жарким летом, а осенью, когда пляжи пустеют, а проблемы региона обнажаются. Поживем- увидим?

«Я – наиболее слабый руководитель среди всех губернаторов, так как я должен проходить через парламент»

Анатолий Сергеевич, на сессии Верховного Совета Крыма было принято постановление о реорганизации структуры Совета Министров автономии. Вас уже окрестили “монархом Крыма”, обвиняя в принятии на себя ряда полномочий парламента.
В этих обвинениях больше надуманного, чем правды. Правительство Крыма состояло из министров и комитетов. Их было 33. Возникает вопрос: в какой стране мира комитеты или другие подразделения исполнительной власти составляют правительство? Ни в какой. Поэтому я предложил схему, которая реальна во всем мире. Совет Министров – это Совет Министров. А комитеты – это дополнительные структуры для выполнения соответствующих полномочий и функций исполнительной власти. Поэтому мы предложили, что в правительство входит председатель Совета Министров, его заместители и министры. Кроме того, власть должна быть единой, о чем я заявил с трибуны Верховного Совета АРК. Если мы это понимаем, то должны быть заинтересованы в том, чтобы все институты были сильными. Так как эффективность единства этой власти всегда определяет самое слабое звено. Поэтому я заинтересован в сильном парламенте, но депутаты должны быть заинтересованы в сильном правительстве. Если я прошу депутатов дать мне возможность работать, то это не потому, что я хочу у кого-то забрать полномочия. Я хочу, чтобы правительство стало более мобильным, способным оперативно реагировать на те или иные проблемы.

Насколько я понимаю, вопрос в том, кто назначает председателей комитетов. Ранее это право принадлежало парламенту, а теперь Совету Министров.
Если правительство не имеет права назначать и освобождать председателей комитетов, то может, пусть депутаты назначают еще и мою патронатную службу, девушек, которые сидят в приемной? То есть, так можно дойти до абсурда. Ни в одной парламентской стране институты, которые существуют как дополнительные, под конкретные программы, не назначает парламент. Если депутаты доверяют правительству, утверждают его и имеют право распускать, то почему они ему не доверяют в назначении председателей комитетов? Это же элементарные вещи, которые почему-то, оказывается, являются монархическими. Собственно, я наиболее слабый руководитель среди всех губернаторов. Так как они не имеют такого давления как я. У меня есть парламент, через который должен проходить. Кроме того, я пошел на компромисс. Зная, как важны для Крыма Рескомитет по земельным ресурсам и Рескомитет по экологии и природным ресурсам, я оставил право за парламентом назначать председателей этих комитетов. Мы пришли еще к одному компромиссу с парламентом: договорились и записали, если Верховная Рада высказывает недоверие какому-то комитету, это означает, что его председатель автоматически идет в отставку. Поэтому, что я забрал? Только ответственность и работу для себя.

Куницын сказал, что Матвиенко – это хорошая кандидатура на пост премьера. Рассказал, что где-то месяц-два тому назад, кода ему было трудно, вы ему позвонили по телефону и сказали, что он - нормальный человек, и почему он не едет в Киев. Куницын был хороший премьер?
Я считаю, что он неплохой как человек. Со своими недостатками и преимуществами. Но я его ценю как украинца. Я считаю, что он хотел Украину. Он не спекулировал на проблемах автономии, не подстрекал сепаратизм, считал, что Крым – это Украина. В Крыму не так много политиков, которые не злоупотребляют проблемами ради своих интересов.

Во время первого голосования вы не добрали 4 голоса при необходимых 51-ом. Почему «Народный Союз «Наша Украина» не голосовал за вашу кандидатуру, даже вторично, после разговора с руководителем группы Анатолием Бурдюговым?
Это их право.

Но чем вы это объясняете?
Наверное, им дали какие-то обещания. На мой взгляд, в этой ситуации была двойная ошибка. Человеку надо всегда говорить правду. Если кто-то кому-то что-то пообещал, но надежды не оправдались, то он может прийти и сказать: извините, я не могу их реализовать, есть вещи, которые изменили ситуацию. Очевидно, по отношению к тем, кого “Наша Украина” видела премьером Крыма, такие обещания были. Вторая ошибка – политически недальновидно так вести себя как обиженные. Я им сказал: а может Ющенко вас проверяет? И почему вы имеете какое-то право обижаться на Президента?

Бывший министр финансов Александр Гресс сказал о том, что назначение премьера Крыма состоялось с нарушением Конституции Украины и Крыма и подал в суд на Ющенко. Насколько мне известно, против него возбудили уголовное дело о злоупотреблении должностным положением по результатам проверки его деятельности на посту министра. Разъясните ситуацию.
Думаю, что Гресс работает на 2006 год. Никто против него уголовное дело не возбуждал. Может, там если у него есть какие-то грехи, но они не связаны с политикой. Стремительный карьерный рост немного забаламутил ему голову.

Все его обвинения по поводу нарушения Конституции при назначении премьера Крыма безосновательны?
Да. В чем здесь суть? Он говорит, что прежде, чем Дейч внес предложение по кандидатуре, уже было письмо Президента на то, что он дает согласие. Простите, – Дейч был в Киеве, и он говорил с Ющенко. И когда спикер Верховной Рады Крыма дал согласие внести мою кандидатуру, Президент подписал письмо. Поэтому никакого нарушения Конституции нет. Поскольку Дейч согласовал это с Ющенко и приехал с письмом. Где здесь нарушение? Нигде не написано, что Президент должен только после объявления кандидатуры в Верховном Совете АРК давать какое-то согласие на назначение. Поэтому это все надумано и не имеет никакого отношения ни к Конституции Украины, ни к Конституции Крыма, ни к законам. Но Гресс считает, что здесь есть нарушения. Есть Конституционный суд, пусть туда обращается.

«Украинцы, крымские татары, россияне должны понимать, что бездарно растранжиривая ресурс, режут сук, на котором сидят сами»

За историю Крыма вы – второй некрымский премьер. Первым был московский экономист Евгений Сабуров, который приехал в Крым по приглашению президента Крыма Юрия Мешкова. Тогда он не оправдал ожиданий.
В Крыму все - некрымские. Рано или поздно, кто-то сюда приехал. Я – сейчас. Так почему я не могу быть крымчанином? И вообще - почему, скажем, киевлянин в Харькове чужой, а харьковчанин в Киеве – нет? Очевидно, это какая-то такая региональная неполноценность на подсознательном уровне, которая подается как какое-то невероятное достижение. А потом – если Киев хвастает тем, что он забирает лучших из лучших, то почему Крым не может хвастать тем, что в него могут приезжать? Кроме того, для московского правительства, которое было при Мешкове, Украина была чужой. Для меня Крым – так же важен, как любой другой регион Украины.

Просто Крым всегда был особым регионом и очень важным для Киева.
Тем более. Если мы имеем возможность как команда наладить очень мощные связи с Киевом и использовать эти связи, то это только благо. В чем была проблема крымской власти и остается сегодня у многих политических партий? В том, что эта рана является хорошим фоном для поднятия личного авторитета. Посыпят ее солью – и имеют от этого авторитет. Создают напряжение - а потом на компромиссе и улаживании конфликта отрывают лакомый кусочек для своего интереса. Если все удовлетворены, нет напряжения, то никто бы не знал, что игрок такой большой. Я не хочу такого авторитета. Я вообще считаю, что люди должны знать лишь первых людей государства – президента, премьера, спикера Верховной Рады. А о региональном лидере должны знать только по его делам – есть ли вода в кране, газ, тепло в квартире тепло, есть ли дорога нормальная, ходит транспорт, безопасно ли по улицам ходить, действуют ли суды. Чтобы когда простой гражданин обратился в бюрократию, она его обняла. То есть, услуга должна быть своевременная, качественная, в полном объеме.

Скажите, за время пребывания на должности есть сопротивление вашим действиям на месте или наоборот поддержка?
То, что я должен работать с парламентом, - это неоценимый опыт. Теперь я могу на всю страну рассказывать, что такое парламентское государство. Кстати, я предпочел бы пойти еще на один шаг – я за то, чтобы депутаты назначали всех министров, но я и за то, чтобы я имел право министров освобождать. Иначе – это рэкет. Если премьер не имеет права сменить министра, то тот может как угодно себя вести с премьером. Аргументация: ты меня не назначал, ты меня и не освобождаешь. То есть, единства команды нет.

Вы сказали, что министерский состав, который изменен где-то наполовину, это продукт компромисса. С кем - парламентом, бизнесовыми группами вне парламента, Киевом?
Парламент автономии – это 84 %, которые голосовали за Януковича на выборах. Скажите, что мне с ними делать? Говорить, что они не украинцы? Есть два варианта: или ломать, или искать компромисс.

Если Дейч сидит в президиуме учредительной конференции в Крыму партии Народный союз “Наша Украина”, то, наверное, ничего. Большая часть сама покается и перейдет на сторону новой власти.
Понимаете, если бы у меня было в запасе четыре года, я был бы более категоричным. Но до выборов год. И я хочу за это время объективно показать, что нынешняя власть отличается от предыдущей. Это возможно лишь при взаимном сотрудничестве. Поэтому мне надо искать компромисс, как минимум, для того, чтобы слышать друг друга. И то, что половина министров осталась в правительстве - это тоже компромисс. В целом, кадровые изменения вместе с заместителями составляют 65 %. Я должен был пройти через парламент. Поэтому и вынужден был идти на компромисс. Но мы никого не просили, не покупали или продавали.

Неужели к вам не обращались с просьбами? Вы кому-то что-то обещали?
Я обещал лишь одно - если вы честно хотите работать, то наводите порядок. Вы – депутаты, и должны быть заинтересованы, чтобы в вашем округе что-то изменилось. І я в этом заинтересован. Поэтому давайте договоримся, что мы поработаем для людей. Вам год до выборов, а мне очень важно использовать год для того, чтобы появилось осознание, что это украинская власть, и Крым – это Украина. Моя позиция – это открытость. Если я буду открытым, то буду понятным. Поэтому я стремлюсь к максимальной открытости. Если у нас будут выявлены ошибки, будем их исправлять. Кадровые, в том числе.

Какими будут ваши первые шаги в вопросе приведения в порядок земельных отношений?
Инвентаризация, определение того, что мы отдаем под жилье и под какое именно, что под рекреацию и под какую, что мы защищаем как заповедную территорию, и как мы ее используем. Вот когда мы это определим, тогда будем понимать – кто куда может двигаться. А сегодня мы имеем полный хаос - в заповедную зону лезут, берег застраивают. Если мы застраиваем берег частных жильем, то не надо депортации, можно уже из Крыма выезжать, так как не будет ни работы, ни прибылей, ни бюджета. Украинцы, крымские татары, россияне должны понимать, что бездарно растранжиривая ресурс, режут сук, на котором сидят. Местное население может отойти от берега. Дать застроить его пансионатами, отелями, учреждениями. Это их рабочие места, это сбыт их продукции, это их бюджет. Мы, как и собака на сене, вообще из этого ничего не имеем, туристы смотрят на нас, как на дураков.

«Моя миссия была - держать Ющенко и Тимошенко на одной орбите»

Комментируя свое назначение на пост премьера Крыма, вы сказали, что являетесь человеком команды. Можно уточнить, чьей команды - Президента или премьера? Поскольку среди оценок вашего назначения звучала и такая – что это, мол, победа Тимошенко. Если Ющенко и Тимошенко – это одна команда, то почему они занимают разные позиции в ряде важных для государства вопросов?
Думаю, это нормально. Премьер – достаточно самостоятельная фигура, у нее есть конкретные функции и конкретная ответственность. И не надо делать ее заместителем президента. Но президент – это президент, он несет ответственность, в том числе, за правительство. Я никогда не скрывал того, что поддерживаю Ющенко как кандидата на пост президента. Я всегда убеждал Юлию Владимировну в том, что только вместе они должны идти на выборы. И моя миссия, думаю, этого никто не будет отрицать, была держать Ющенко и Тимошенко на одной орбите. Я выполнял эту функцию в той мере, как понимал. И я заявлял, если они не пойдут вместе, я буду поддерживать Ющенко.

А сегодня какова ваша позиция?
Она также откровенна. Я голосовал, убеждал общество за Ющенко, и я ответственен перед обществом за свою позицию, а не перед Виктором Андреевичем. Я не слуга Ющенко. Но до 2009 года я не сделаю ни единого шага в сторону от ответственности, от моего искреннего желания, чтобы Ющенко был сильным президентом. И если же в 2009 году объективно мы будем иметь лучшего человека, и это даст более быстрое, динамичное развитие Украины, я тогда скажу Ющенко, как я сказал Кучме в 1999 году: вам нужно согласиться на другую кандидатуру. Но это объективно, так как национальный интерес для меня святой, все остальное – второстепенно. Я никогда не поставлю личный интерес кого-нибудь, а свой тем более, выше национального. Президент может знать, что так может поступить каждый член команды. Ющенко не может повторять практику Кучмы - душить все, что является прогрессивным. Поэтому я не выбираю между Ющенко и Тимошенко. Может, я не очень интересный политик, так как я прогнозируемый, но моя позиция является логичной.

На днях член партии УРП “Собор” заявил о том, что, по его мнению “Народный союз “Наша Украина” не имеет перспектив. Как партия, которая создается сверху и в поддержку одного человека. Вы разделяете эту точку зрения своего однопартийца?
Не совсем. Любая партия создается сверху. Снизу создается лишь движение сопротивления, которое можно возглавить и довести ситуацию до кумулятивного действия. Что касается точки перспективы, то только сверху. Я не знаю другого. Поэтому здесь я как человек, немного понимающий, что такое партия, я здесь не согласен с Лукьяненко. В то же время, нельзя игнорировать низы. То есть, идея запускается сверху, но она может овладеть действительно искренними приверженцами этой идеи. Но что касается идеологии, которая должна быть у партии, то здесь я поддерживаю Лукьяненко. У парии должна быть идеология. Конечно, можно еще раз поэксплуатировать рейтинг Ющенко, но это не может быть постоянно. В конце концов, такая партия не нужна самому Ющенко. Так как такая - это не помощник, а паразит. Потом – должны быть сильные фигуры, которые получили лидерское признание. Партия должна строиться не из пены, которая на поверхности плавает, так как известно, что на поверхности плавает. Ценность, как правило, имеет вес и лежит на дне. Вот надо эту ценность поднять. Но для этого нужны организаторы, менеджеры. Думаю, что в этом есть проблема.

А как же Безсмертный?
Кроме того, что Безсмертный занимается строительством партии, он еще и имеет вице-премьерские полномочия. Тем более, по такой сложной теме как административно-территориальная реформа. Заниматься ею, при отсутствии всякого аппарата, кроме патронажной службы..., ну я просто удивлен мужеству Безсмертного.

Известно, что вы против проведения административно-территориальной реформы до 2006 года.
Я считаю, что провести ее до 2006 года просто нереально.

А когда реально?
В 2006 году. В октябре-ноябре, при условии той скорости, какая будет возможна. Так как сейчас ми не можем говорить о том, какой будет, условно говоря, скорость на трассе. Так как мы не знаем трассы. Мы можем говорить о том, что будем развивать максимальную скорость на тех участках, которые дают возможность. Более того, мы должны быть осторожными, так как не знаем, что будет через один или два зигзага на этой трассе. А Безсмертный, условно говоря, говорит: мы знаем и будем ехать с скоростью 250 км. Так можно на первом повороте сойти в кювет. Реформа должна быть отработана и учитывать вехи. Иначе мы можем спровоцировать противников. Ведь все всегда против реформы. Так как они знают, что теряют, но не знают, что получают. Кроме того, надо не забывать о важности выборов 2006 года. Любая реформа – это объективное падение сначала, а невероятный взлет уже потом. Мы можем попасть в пике падения, в наиболее низкую точку как раз в марте 2006 года. А это означает – будет парламент, который является противником Ющенко.

Видите ли, есть такая точка зрения, что реформа наоборот будет оказывать содействие победе партии Ющенко. Поскольку, таким образом, будут “обезврежены” регионы, где есть антиющенковские настроения.
Не поможет. Так как первая фаза любой реформы – это хаос, нестабильность, поскольку это перемены. Когда вы убираете в квартире, то сначала это хаос. Сначала - хуже, чем было до того, как вы начали убирать. А уже после всего становится чисто и хорошо. Так вот, я боюсь, что мы не имеем объективно времени до марта ее провести так, чтобы это было опрятно. Я, даже, давал расчеты по этому поводу.

Почему тогда Безсмертный спешит?
Так как ему безразличны выборы 2006 года. У меня единственное расхождение с ним относительно реформы – это сроки. Я считаю, что ее надо проводить в два этапа. Подготовительный – до 2006 года, а уже потом проводить ее настолько быстро, насколько возможно. Это - не категорические противоречия, а вопрос тактики. Думаю, Президент это понимает.

«Тимошенко не будет предавать. Она понимает, что 2006 год – не главный год для нее»

Вам принадлежат слова: “Мы не имеем права на слабого премьера. Задача премьера – расчистить завалы, которые создались во время правления Кучмы... И перед Тимошенко на данном этапе стоит архисложная задача: или умереть как перспективному политику, или подняться на необыкновенную высоту”. Как вы думаете, что Тимошенко сейчас больше удается?
Премьер нормально работает. Единственная слабость правительства – должна быть сбалансированная команда.

А почему ее нет?
Знаете, первые назначения – это раздача все-таки подарков, в большой мере.

Когда будут первые изменения, ротации в правительстве?
100 дней прошло, и уже надо думать. Мне кажется, что потребности в ротации есть. Надо просто спокойно садиться и смотреть.

Кто, по-вашему, не справляется со своими обязанностями?
Некорректно было бы называть фамилии. Негодяев нет. Все добросовестно и честно работают. Думаю, что премьеру вместе с Президентом надо посмотреть, где есть проблемы. Если есть лучшая кандидатура на тот или иной пост, то назначить ее. Это политика, это шахматы. Они не могут просто стоять на доске и не двигаться. Нет игры - нет победы. Поэтому и часы стоит, есть определенное время. Так же в правительстве, они должны двигаться. Также мне кажется, что Тимошенко надо дать возможность синхронизировать работу. Может, даже не менять, а изменить функции. Я смотрю и мне немного неудобно, что Тимошенко – это и вице-премьер по АПК, это и вице-премьер по ТЭК.

Вы верите, что на выборах будет единый блок партии Ющенко, Тимошенко и Литвина?
Я очень хочу, чтобы он был. Много что здесь зависит от того, насколько успешным будет правительство. Если оно будет успешным, то такой блок будет объективно необходимым.

Но если правительство будет успешным, то Тимошенко может и пойти отдельно, ведь так ее партия получит больше мест в парламенте, чем по общей квоте.
Тимошенко не будет предавать. Она понимает, что 2006 год – не главный год для нее.

Почему? Особенно, учитывая то, что Украина станет парламентско-президентской страной.
Мне кажется, что Тимошенко ставит выше личного национальный интерес. По крайней мере, я приветствую ее за то, что она продемонстрировала во время выборов и сейчас демонстрирует терпеливость. Глотает очень много, с осознанием, что Украина для нее – превыше всего.

Насколько реально то, что правые силы пойдут отдельным блоком? Кстати, что с процессом объединения “Собора” с партией Юрия Костенко, о котором в свое время очень много говорилось?
Он продолжается. Относительно перспектив правого блока, я не согласен с теми, кто считают, что национал-демократы не могут идти отдельно. Я считаю, что правая мощная сила должна быть. Эту нишу нельзя отдавать. Так как если мы ее отдадим, она попадет в руки радикалов. Как правые силы пойдут - в блоке, в отдельности ли – надо говорить накануне выборов. Но нельзя сегодня не лелеять эту силу. Так как она открыто заявляет об одной своей святой мечте – рождении нации. На Майдане возникли ростки нации, но их надо взлелеять, возлюбить, а потом рассадить.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх