EN|RU|UK
  1593  1

 ЮРИЙ ЛУЦЕНКО: МЫ НЕ БЫЛИ ГОТОВЫ К ВОЙНЕ

Задачи, поставленные перед МВД, реализовать за три месяца крайне сложно. По мнению Ю.Луценко, одна из главнейших задач — деполитизация милиции —выполнена. Впрочем, сегодня найдется немало желающих оспорить это утверждение. Что же касается иных первоочеред

— Юрий Витальевич, складывается впечатление, что, публикуя списки свидетелей по возбужденным уголовным делам, вы фактически разгружаете следствие, заваленное работой, поскольку предоставляете возможность предупрежденным гражданам принять соответствующие меры. То, что в ряде случаев противник, как вы выразились, «покидает поле боя», конечно, показательно, но соответствует ли это интересам следствия?

— Тут можно рассуждать по-разному. Мы, как всегда, были не готовы к войне. После победы революции мы прекрасно понимали, с чем столкнемся: с каким количеством работы, с какими фигурантами. Я возвратился из Казахстана и узнал, что Колесников арестован. Это было сделано по решению Генпрокуратуры. С этого момента начался отсчет горячих дней для милиции. Наверное, для прокуратуры тоже, но я отвечаю за милицию. Прошло две недели, и никто из других фигурантов резонансных дел не был арестован. Таким образом, общественность начала сомневаться, вернее сказать, телевидение начало формировать стереотип, что новая власть борется с Донбассом, а не с преступностью.

На уровне СНБОУ неоднократно собирали руководителей правоохранительных органов и я обращался к коллегам с просьбой активизировать другие дела. По принципу опоры на собственные силы мы созвали экстренное совещание Министерства внутренних дел и после этого, может быть, даже пожертвовав степенью охвата, стали активизировать расследования резонансных экономических преступлений. В результате, как вы знаете, оказалось, что действительно «схід и захід разом», — появились новые уголовные дела по всей стране. В результате, мне кажется, у самого скептически настроенного оппозиционера нет сомнений в том, что мы наводим порядок везде. Невзирая на то, кто нарушает закон.

Относительно претензий новой оппозиции насчет того, почему представители новой власти не сидят, скажу, что в большинстве своем новая власть не ворует. Мы руководим не так, как наши предшественники. Поэтому не следует педалировать тему ответственности новой власти. Очевидно, нужно для начала ответить за сотни миллионов, разворованных за предыдущие годы. Но если, паче чаяния, эти негодяи пробрались в ряды новой власти, они все равно будут отвечать за свои старые преступления.

Я объявил о том, что у нас есть претензии к чиновникам, которые то ли чудом сохранились на своих местах, как винницкий первый зам обладминистрации, либо пробрались к власти как новоназначенный зам кировоградского губернатора.

В целом по материалам милиции прокуратурой уже возбуждено около 300 резонансных уголовных дел. В сфере экономики за 4 месяца раскрыто 19 тысяч преступлений. В том числе в сфере приватизации — 1700, на объектах ТЕК — 1900, в сфере АПК — 2500. Впрочем, резонансными у нас почему-то считают дела, в которых фигурирует председатель облсовета, купивший сам у себя машину за бюджетные деньги. Конечно, это злоупотребление. Но я считаю резонансными другие дела.

Например, один из ГОКов через «Леман комодитис» — фирму, которая напрямую ассоциируется с г-ном Ахметовым, проводила псевдоэкспорт, нанеся ущерб 50 млн. Я считаю это серьезным резонансом. В Донецке должны знать, что эта фирма не является неприкасаемой. Я не обвиняю г-на Ахметова лично, потому что не думаю, что он подписывал платежки сам. Но эта структура будет отвечать так же, как и все остальные.

Если структуры Приватбанка, занимающиеся деятельностью в горно-рудной отрасли, в графе «килограммы» записывали «тонны», они тоже будут отвечать.

Кроме Б.Колесникова, есть уже несколько дел по вымогательству, касающихся первых лиц областей. Конкретизировать их я пока что не могу. Мы очень серьезно занимаемся расследованием фактов, связанных с выплатой фиктивного НДС и незаконным использованием недр — от минеральной воды до нефти и газа. Кстати, приятно сообщить, что в результате деятельности нового начальника полтавского УВД в местной трубе впервые зафиксирован «плюс» в балансе. Ранее расхищалось от 2 до 4,5 тысяч тонн в месяц. Резонансными я считаю также проверки спиртзаводов.

— Это направление теперь будет одним из генеральных для МВД?

— Мы объявили это одной из пяти главных задач, и я несу ответственность за их реализацию.

— Кстати, по вопросам, связанным со спиртом, вам весьма может пригодиться специфический опыт новоназначенного замгубернатора Одесской области Николая Бондаренко. Насколько известно, одна из его судимостей была связана именно с деятельностью такого рода. Ну а если серьезно, вы что, не готовите справок на людей, назначаемых на такие должности? Не смотрите хотя бы, погашена судимость или нет? Сколько ж можно — на одни и те же грабли?

— В данном случае я бы объяснил это неопытностью служб. Потому что при назначении замгубернатора области справку по нему готовили в этой же области. А оказалось, что он — житель другой.

Что касается МВД, то я отправлял в Совет нацбезопасности несколько писем с предупреждением относительно кандидатов на высокие должности в исполнительной власти, которые либо являются фигурантами оперативно-розыскных дел, либо имеют судимость. По всем моим замечаниям кандидатуры были отклонены.

— То есть вы хотите сказать, что когда информация такого рода предоставляется, на нее обращают внимание?

— Да. И покрывательством в этом плане никто не занимается. А ошибки, конечно, есть.

— Возвращаясь к делу Колесникова. Где сейчас г-н Зарубенко? Отстранен ли он от руководства на Юго-Западной ж.д. и связано ли это с сообщением об угрозе подрыва дамбы в контексте задержания Б.Колесникова?

— Г-н Зарубенко у меня вызывал совершенно однозначные эмоции при моем назначении сюда. У меня не было желания видеть его руководителем одного из министерских подразделений. Мы с ним ни разу не общались, хотя он очень этого хотел. Я считал недопустимым для себя общаться с ним, зная о его способностях предлагать разные комбинации в обмен на свою должность. Во всяком случае, об этом я был наслышан в бытность мою журналистом. Я не считал нужным с ним встречаться для того, чтобы даже не подать кому-либо повода предполагать возможность таких комбинаций. Тем не менее он взял на себя обязательства раскрыть ряд уголовных дел.

— По плодотворной деятельности в Киевской области г-на Засухи?

— У нас в министерстве фамилии не ходят, речь шла о ряде уголовных дел по Киевской области.

— То есть Зарубенко — это ваш, так сказать, спецназ по Засухе?

— Может быть, он сам считает себя таким, но в моем кабинете ни разу не звучала ни одна фамилия в контексте дачи команды «фас». Вопрос касался денег киевского областного автодора, о деньгах, используемых в сфере АПК — бюджетные деньги в поддержку киевского областного АПК и т.д. Все же через своего помощника я дал Зарубенко два месяца. Время прошло, ничего, кроме трескотни в газетах, за этим не последовало. Кроме того, нам поступила информация, компрометирующая его деятельность как руководителя правоохранительной структуры. В результате Зарубенко было предложено написать рапорт об уходе, на что он не согласился. В связи с этим как раз вовремя подоспело согласие парламента и СНБОУ о реорганизации транспортной милиции. В связи с этим г-н Зарубенко уже не начальник управления Юго-Западной железной дороги. Сейчас это отделение, и пару дней назад туда назначен новый человек, а г-н Зарубенко находится за штатом.

— Все-таки это связано с сообщением по дамбе?

— В первую очередь это связано с тем, что, получив два месяца на расследование им же возбужденных резонансных уголовных дел, он не довел их до конца, хотя срок истек. Но параллельно мы действительно получили предупреждение СБУ о его возможном отношении к тем звонкам. Честно говоря, меня это удивляет. Правда, еще больше удивляет то внимание, которое уделялось этому рядовому в общем-то событию. Например, если в Донецке отстраняется один из новоназначенных начальников райотдела по причине причастности к делу Вередюка (обвиненного в убийстве журналиста И.Александрова), это намного серьезнее.

У меня в кабинете нет рентгена для того, чтобы просветить вновь назначаемого руководителя. Таким «рентгеном» является департамент внутренней безопасности МВД, СБУ и т.д. И если человек виновен, он будет отвечать, даже если я вчера, не дай бог, назначил его своим замом. Я никогда не стану никого покрывать.

— Ваша точка зрения относительно перспектив полноценного расследования дела об убийстве Гонгадзе?

— Дело Гонгадзе ведет Генпрокуратура. Однако хочу сказать скептикам, утверждающим, что смерть Ю.Кравченко оборвала нить, ведущую к заказчикам, что живыми остаются еще очень много свидетелей по этому делу. Часть их находится сегодня в Верховной Раде. Это люди, которые были в то время в высшем руководстве правоохранительных структур. Некоторые из них сегодня уже находятся на пенсии. Для того чтобы восстановить нити, ведущие к заказчику, есть достаточно свидетелей.

— А кто Юрия Кравченко убил, не знаете?

— Не знаю, следствие ведет Генеральная прокуратура Украины. Я видел только материалы первичного осмотра места происшествия. Как у гражданина у меня есть сомнения относительно этого самоубийства, но не более того.

— Вы говорили о том, что у вас есть вопросы к Л.Кучме…

— К Кучме есть ряд вопросов. Понимаете, если господин Кучма приглашал меня к себе в кабинет в качестве координатора акции «Украина без Кучмы», то теперь я как воспитанный человек обязан пригласить его к себе. А если серьезно, то, например, если губернатор пишет письмо о желании приватизировать стратегический объект в части, превышающей дозволенную законом, и Кучма налагает указательную резолюцию на Фонд госимущества, то, безусловно, к нему будут вопросы. Очевидно, вопросы возникнут и при оценке законности указа Президента Кучмы, который дал право бакаевской «ДУСе» дерибанить лучшие объекты страны, общая стоимость которых достигает миллиарда гривен.

— Еще в феврале вы высказывали уверенность, что дело об отравлении Виктора Ющенко будет раскрыто. Что известно, кто перевозил яд через границу, кто принес его к месту совершения преступления и кто подсыпал, и что эти сведения не вызывают сомнений. И что же?

— Каюсь, это я сказал через 15 минут после моего назначения на должность, все еще оставаясь журналистом и политиком. Я действительно слышал о результатах расследования дела на тот момент. Сегодня не могу добавить по этому поводу ни слова, следствие ведет Генпрокуратура. Насколько знаю от коллег, следствие серьезно продвинулось, но никакие подробности мне неизвестны.

— Профессиональные милиционеры всегда лукавят, утверждая, что политическая ориентация фигурантов их совершенно не интересует. Что они смотрят исключительно на факт наличия-отсутствия состава преступления. Надеюсь, вы будете откровеннее. Сегодня возбуждается очень большое количество уголовных дел, по которым привлекается множество свидетелей с реальной перспективой стать обвиняемыми. В этих делах фигурируют люди, стоявшие рядом с вами на Майдане? Свидетели или подозреваемые?

— Стоявшие рядом со мной сегодня занимают должности в Кабинете министров…

— А те, кто был чуть подальше?

— Не исключаю, что такие люди есть.

— Хорошо, я конкретизирую вопрос. Вот, например, значительную поддержку оранжевой революции оказал мэр Киева А.Омельченко.

Есть большое количество публикаций, нелицеприятно отзывающихся о реальной хозяйственной деятельности столичной власти. А нам, живущим в Киеве, нет даже необходимости читать о том, что можем ежедневно наблюдать собственными глазами. У Министерства внутренних дел к Омельченко нет вопросов?

— К мэру Киева вопросов нет. К службам городской администрации вопросы есть. Они задаются и решаются в рабочем порядке. В том случае, если будут основания для привлечения к уголовной ответственности, будут отвечать, как и все.

— Возбуждено большое количество уголовных дел. Я предлагаю для примера «препарировать» одно из них, возбужденное по модной нынче статье Уголовного кодекса о вымогательстве. Это дело имеет непосредственное отношение к весьма одиозной личности — гражданину России Максиму Курочкину. Любопытен эпизод, связанный с вымогательством на Окружной в Киеве.

По заявлению потерпевшего милиция выехала на захват вымогателей. Вымогателей (по некоторой информации, охрану М. Курочкина) задерживают на месте совершения преступления. Дальше события развиваются как в дурном сне. На месте события внезапно появляются представители другого подразделения милиции, «пакуют» оперов, а самих вымогателей отпускают. Потерпевшего, по заявлению которого выехали на захват вымогателей, новоприбывшие милиционеры сажают в машину к М.Курочкину, которому тот совершенно недвусмысленно угрожает в свойственной ему весьма раскованной манере.

Злые языки утверждают, что самое непосредственное отношение к этому эпизоду имеют г-н Гусаров, а также Житняк с Ситником — выходцы из УБОП, ныне — руководящие работники внутренней безопасности Киева. Может, по этой причине следствие сегодня занято преимущественно выяснением того, соблюдены ли все процессуальные тонкости операми, выехавшими на задержание вымогателей по заявлению потерпевшего и предотвратившие совершение очередного преступления? Хотя выяснить этот вопрос для следователя элементарно просто. Как и то, по чьему указанию милиция отпустила вымогателей с места совершения преступления, «упаковав» вместо них коллег, выполнивших свою работу. Насколько известно, должностные лица, имеющие непосредственное отношение к данному эпизоду, даже не допрошены. Если следствие действительно движется вышеуказанным образом, судебных перспектив у дела просто нет. И громогласными объявлениями о возбуждении уголовного дела по статье УК за вымогательство все и закончится. Это — лишь один пример. Кстати, Курочкин, гражданин России, уже находившийся в Москве, был почему-то объявлен во… всеукраинский розыск.

— Он действительно был в Москве, но наезжал в Украину. Есть информация, что уже после объявления в розыск он здесь бывал. Во всяком случае, бдительность нашу он проверял. В списке пассажиров, прибывших из Англии чартерным рейсом, был зарегистрирован гражданин по фамилии Курочкин с теми же инициалами, но — совсем другой человек. Курочкин — тип достаточно наглый, и я уверен, что даже находясь в розыске, он будет пытаться проникнуть на территорию Украины — для куража. Поэтому бдительности мы не теряем.

Все дела по Курочкину находятся в прокуратуре. Но связи его с бывшим руководством МВД вплоть до первого лица нам известны. В оперативной информации, получаемой нами, фамилия Гусарова, Миленина, другие имена из высшего руководства МВД в этом контексте звучат. Сейчас не могу утверждать, что они занимались преступной деятельностью, злоупотребляли служебными полномочиями, но такие подозрения у нас существуют, дело расследуется и соответствующая оценка будет дана.

Кстати, Курочкин — одна из первых фамилий, просто поразивших меня, когда я увидел их в списке лиц, охраняемых «Титаном». Всего я насчитал семь человек, которые ходили на допросы к следователям, находясь под охраной нашего же «Титана». Абсурдная ситуация. Были проведены серьезные изменения в руководстве Службы госохраны и фактически оставлена государственная охрана исключительно государственных деятелей. Провели также серьезную ротацию сотрудников. Придворные охранные структуры, имевшие статус госслужбы охраны с правом ношения нарезного оружия, нещадно ротируются.

— Во время нашей предыдущей беседы после вашего назначения на должность мы говорили о степени независимости министра внутренних дел. Насколько вы независимы сегодня?

— Думаю, что в той же мере, как и тогда. Конечно, не бывает независимых министров. Но я не кривлю душой, когда говорю, что нет другого политика, который существенно влияет на Министерство внутренних дел, кроме Президента, и никто, кроме законов и Конституции, не диктует нам свою волю.

— Кто ведает у вас кадровыми назначениями?

— Безусловно, существуют разные, скажем так, группы интересов и в областях, и в центральном аппарате, но эта внутренняя конкуренция является составляющей одного механизма. У нас были кризисные моменты притирки, о которых публично, конечно, не говорят. Но на данный момент я могу констатировать, что команда со всеми своими внутренними «водоразделами» является единой командой, реализующей единую политику.

А кадрами ведаю я персонально. Ни одно кадровое решение не подписывалось никем другим. Безусловно, в службах, в областях, в аппарате каждый пытается сформировать свою команду. Это естественно для любого государства и министерства. Но последнее слово всегда остается за министром.

— Каково влияние на деятельность МВД, в том числе на кадровую политику, г-на Порошенко?

— Формально он согласовывает назначения на высшие руководящие должности МВД, центрального аппарата и начальников управлений.

Неформально мы с ним советуемся по ключевым структурам министерства, где я хотел бы услышать совет. Например, транспортная милиция, ее руководство и представители на местах, подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, УБОП, УБЭП. Безусловно, я советуюсь с Петром Алексеевичем. Но он не единственный политик, которому я задаю подобные вопросы.

— И это именно — совет?

— Именно совет. Кстати, для того чтобы не было домыслов, могу четко сказать: назначение предложенных им кандидатур руководителями управлений милиции в некоторых областях оказалось очень эффективным. С моей точки зрения, это произошло благодаря тому, что пришли они преимущественно из налоговой милиции, естественно, уже зная, где искать. Поэтому по эффективности сегодня они на голову выше пришедших из криминальной милиции и пока что только разворачивающих экономический фронт. В качестве примера могу привести Одессу, Крым, Харьков. Этими работниками, назначенными по совету г-на Порошенко, я очень доволен.

— Говоря о кадровых назначениях, вы заявляли, что должности в милиции не продаются и что вы отвечаете за свои слова. Сегодня вы можете повторить то же самое?

— Безусловно.

— В том числе, должности, например, в МРЭО, да?

— Да, одним из достижений министерства я считаю то, что должности в милиции не продаются. Конечно, я не могу исключить, что на районном или областном уровне кто-то кого-то как-то отблагодарил за это. Но я чист перед своей совестью и перед людьми в том, что в этом кабинете взятки не то что не проходили, но даже не предлагались. Соответственно, я абсолютно свободен в оценке профпригодности всех руководителей и любые подарки от неэффективного начальника не спасут его от снятия.

— Ну, предложения были. Кстати, почему вы публично сообщили о том, что вам предлагали миллион за должность вместо того, чтобы попытаться взять с поличным?

— Считаю мое заявление непродуманным. Просто люди звонили, выходили на моего помощника, предлагали встретиться, обсудить цену. И в Донецке нужно было очень радикально объяснить наступление нового порядка вещей, потому я и озвучил данную информацию и цифру. Наверное, это было не совсем правильно с точки зрения руководителя правоохранительного органа.

С другой стороны, сегодня могу рассказать о том, что нам поступило конкретное предложение, озвученное одним из бывших руководителей одной из центральноукраинских областей, назначить его начальником облуправления, за что он предлагал три миллиона долларов. В тот же день было заведено оперативно-розыскное дело в департаменте внутренней безопасности. Провести необходимые действия поручили человеку, на которого вышел с предложением упомянутый персонаж. Однако клиент на связь больше не вышел. Причем я глубоко уверен в том, что утечка произошла не из департамента внутренней безопасности. Очевидно, подозрения вызвала та легкость, с которой было получено согласие моего представителя. Видимо, претендент на должность усомнился в том, что такое возможно.

— Руководитель УБОП С.Корнич все еще исполняющий обязанности. В чем причина: он не оправдал ваших ожиданий или, может быть, такая неопределенность является следствием популистского в общем-то решения о сокращении заместителей министра внутренних дел? Как мне кажется, начальник УБОП должен подчиняться министру, иначе об эффективности структуры можно только говорить…

— На сегодняшний момент ситуация такова. Фактически всех и.о. в областях мы переводим в разряд начальников УБОП. Пятерых, которые недавно пришли на смену, оставляем в статусе и.о. Троих увольняем, будем искать им замену. Относительно Корнича ситуация сложнее. Я могу назначить его и начальником УБОП, и первым замом лишь с согласия профильного комитета Верховной Рады. Пока такого рассмотрения не было, и в ближайшее время я собираюсь обсудить вопрос с главой комитета В. Стретовичем.

— Могут быть проблемы?

— Очевидно, да. Потому что на одном из заседаний этого комитета было принято решение о реформировании структуры УБОП на транспорте, что также требует согласования в комитете, а на следующий день был задержан Б. Колесников. В отместку некоторые депутаты этого комитета отозвали свои подписи, таким образом, из-за отсутствия кворума решение не было принято. В связи с этим я предполагаю, что новая оппозиция постарается насолить и мне, и Корничу, который был ключевым действующим лицом в подготовке этого дела и передаче его в Генпрокуратуру.

— Вы обещали разобраться с валом внеочередных званий — делом рук вашего предшественника на посту. Насколько известно, приняты соответствующие решения относительно трех сотен человек. По некоторой информации, среди них довольно много сотрудников ГАИ. Это так?

— Я отменил последние приказы о досрочных присвоениях званий, если они присваивались более одного раза, что не разрешено. Это касалось только старших офицеров. Таких приказов были сотни. Но, честно говоря, ни на фамилии, ни на принадлежность к службе я внимания не обращал. Мы отменили незаконно присвоенные звания, и мне кажется, что это нормально воспринято даже пострадавшими.

— А как обстоят дела с присвоением званий сегодня? Правда ли, например, что уже сейчас начальник департамента оперативно-технических мероприятий Гарматин, капитан запаса, вернувшийся в строй, стал подполковником?

— Он пришел из СБУ, и в связи с этим его звание было поднято. Потому что занимает он генеральскую должность. Я не вижу здесь нарушений, человек ведь командует майорами, подполковниками. Это было в рамках возможного.

Вместе в тем большинство начальников управлений не имеют генеральских званий. На совещании по подведению итогов 100 дней наоборот, 11 начальников УВД получили выговоры, в том числе строгие. И сегодня, хотя сначала у меня и были намерения поощрить за хорошую работу, я никого не представил к генеральским званиям. Сегодня 10 начальников управлений — генералы, 17 — полковники и подполковники. Генеральские звания будут присваиваться только за исключительные заслуги.

— Скорее всего, дав согласие занять кресло министра внутренних дел, вы не отдавали себе отчет в том, во что ввязываетесь. Как вы чувствуете себя на посту сегодня?

— Был у меня в этом кресле момент, когда стало совсем плохо. Это был переломный момент в моем становлении как министра — тогда я или действительно стал бы им, или нет.

— Когда и почему это случилось, это было связано с давлением на вас?

— Это было около месяца назад и стало следствием комплекса причин — и давление, и неразбериха, и саботаж, и подставы. Все это накопилось. Дикие физические нагрузки плюс психологическое напряжение.

Сложно было совладать с естественным формированием группировок здесь, внутри, и позиционировать себя в качестве министра, который принимает окончательное решение, обязательное для всех. Сейчас, после переломного момента, стало чуть легче. Хотя я понимаю, что через месяц, когда я еще глубже окунусь в специфику органов внутренних дел, передо мною станут новые вызовы — и политического, и профессионального характера.

Так вот, когда было совсем плохо, я поставил диск песен «17 мгновений революции», которые сопровождаются видеорядом Майдана. На третьей песне меня отпустило, а на пятой все стало нормально, и я пошел в атаку, как всегда. Глаза Майдана — это очень сильный стимул. Для меня главное — помнить глаза людей, стоявших на Майдане. Это незабываемое и очень ответственное воспоминание.

Ю.Луценко: «Много дает общение с коллегами из других стран. Очень многому я научился у министра внутренних дел Казахстана, у которого есть немало хороших, грамотных инициатив. Так, например, я уже организовал спецподразделение «Сова». В его состав войдут отставные работники милиции, которые возьмутся за расследование старых «висяков» — нераскрытых преступлений. Условия такие — раскрываешь преступление, доводишь его до суда, получаешь две, пять тысяч гривен. Они остаются пенсионерами».

За четыре месяца только в центральный аппарат МВД поступило около 20 тысяч заявлений. То есть столько же, как за 11 месяцев прошлого года. В два раза увеличилось количество граждан, обращающихся к руководству МВД на личном приеме. Что, несомненно, свидетельствует о всплеске народных чаяний обрести, наконец, в лице милиции защитника, а не исключительно карательный орган. Уже ближайшие месяцы покажут, суждено ли было реализоваться этим надеждам. Когда отчетливей проявится тенденция, свидетельствующая о том, к каким результатам приводят эти обращения. И что реально в состоянии сделать милиция, перед которой поставлена четкая задача — повернуться лицом к народу. Как известно, шагая навстречу людям, МВД даже создало выездную общественную приемную, которая работает неподалеку от секретариата Президента Украины.

Оживилась переписка с гражданами посредством СМИ и интернет-сайтов.

Оптимистично предположим, что прежде всего о возрождении доверия к милиции свидетельствует и такой факт: за отчетный период вдвое увеличилось количество жалоб на действия работников органов внутренних дел. По каждой из них, утверждают в МВД, обеспечивается надлежащее реагирование. Издано даже специальное распоряжение по усовершенствованию работы с обращениями граждан.

Выполняя наказ Президента о деполитизации и декриминализации милиции, осуществлена полная замена руководства МВД центрального и регионального уровня.

За четыре месяца по выявленным фактам коррупции в органах внутренних дел составлен 161 протокол, 83 лица осуждены, материалы в отношении 61 сотрудника находятся в производстве.

Из общего количества выявленных нарушителей пятая часть — представители руководящего состава.

Приоритетное направление — борьба с экономической преступностью. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений составляет более 50% . Возбуждено 320 уголовных дел, убытки по которым превысили миллион гривен. Более чем в полутора тысячах дел суммы нанесенных убытков превышают 100 тысяч гривен.

По предварительным оценкам, не менее 800 млн. гривен убытков нанесли своей «кипучей» деятельностью должностные лица Госуправления делами и бывшей администрации Президента. По результатам проверок деятельности Минтранса и его структурных подразделений возбуждено 36 уголовных дел по фактам хищений государственных средств и злоупотреблений, связанных со строительством автотрассы «Киев—Одесса». Сумма убытков также равняется 800 млн. гривен. При строительстве этого, с позволения сказать, автобана, так дорого обошедшегося государству, широко применялась одна из простейших и наиболее эффективных схем хищений. Средства перечислялись за фиктивно выполненные работы. Финансовая помощь, полученная от железной дороги и благотворительных фондов, также присваивалась конкретными лицами. В общем, все так же, как и при реконструкции «Артека».

Более 40% выявленных экономических преступлений совершены в сфере служебной деятельности. Не осталось в стороне от вышеуказанной деятельности и само МВД. Расследуются уголовные дела о злоупотреблениях бывших должностных лиц управления капитального строительства министерства. Строили действительно капитально, изыскивая средства даже на возведения конюшен. Пристраеваемых к рекреационно-оздоровительной базе для сотрудников УБОП… в результате строительства которой получилась почему-то очередная дача для незабвенного министра внутренних дел Н. Белоконя.

Возбуждено 25 уголовных дел в отношении 34 должностных лиц областных государственных администраций, шесть — в отношении руководителей облсоветов. В совершении служебных преступлений обвиняется 77 должностных лиц районных государственных администраций, в том числе — 30 председателей.

Приносит свои и плоды и борьба еще на одном из приоритетных направлений. Это выявление нарушений избирательного законодательства во время проведения президентских выборов. В производстве органов внутренних дел находилось 84 уголовных дела такого рода. По 31 из них совершившие преступление установлены. Половина из этих дел уже передана в суды.

На этот год МВД ставит перед собой пять стратегических заданий:

— реформирование милиции общественного порядка;

— обеспечение полного контроля за оборотом спирта;

— преодоление незаконного использования недр;

— наведение порядка с регистрацией автотранспорта;

— привлечение к ответственности за совершение преступлений, связанных с фальсификацией выборов.
Источник: Александра ПРИМАЧЕНКО, "Зеркало недели"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх