EN|RU|UK
  463  1

 КЛИЧКО ВЕРНУЛСЯ. И КАК!

В субботу в Дортмунде Владимир Кличко нокаутировал в 4-м раунде обосновавшегося в Америке кубинца Элисео Кастильо - и прервал тем самым полосу своих неудач.

НАКАНУНЕ

Если театр начинается с вешалки, то бокс - со взвешивания. Не могу сказать, чтобы перед боем Владимира Кличко с Элисео Кастильо эту процедуру ждали с каким-то особым нетерпением, но все же на этот раз почти никто не относился к ней как к пустой формальности.

В какой бы боксерской или околобоксерской компании я ни находился все эти последние дни - сначала в Берлине, а затем в Дортмунде, все только и задавались тем же вопросом, что и я в своей субботней статье: "Каким будет Кличко?" Вот взвешивание как раз и давало первую возможность это увидеть или по крайней мере сделать хоть какие-то предположения. Оправился ли Владимир от поражений Корри Сандерсу и Леймону Брюстеру? Будет ли он смотреться лучше, чем в своем последнем, пусть победном, но все равно не слишком удачном бою с Деваррилом Уильямсоном?

Первым, кого я увидел, придя на взвешивание, был знаменитый ведущий телеканала НВО Майкл Баффер, который всегда держится с такой военной выправкой, что его так и тянет спросить: "В каком полку служили?" И в ответ услышать что-то вроде: "В лас-вегасском телегренадерском" или "В президентском полку морской кавалерии". С Баффером, замечу, была совершенно ослепительная спутница, по-моему, латинского происхождения, которую он вскоре покинул, чтобы взобраться на сцену и приступить к проведению той процедуры, ради которой все здесь в этот день и собрались.

Первым из соперников на сцену поднялся Элисео Кастильо. Выглядел он отлично. Руки были расслаблены настолько, что болтались, как плети, при малейшем движении - никакого напряжения! (Я помню несколько случаев, когда боксер выглядел подобным образом на взвешивании, а затем совершенно терялся в бою после первого же серьезного удара, но все же это не правило, а исключения, причем немногочисленные.) Сразу стало понятно, что Кастильо к бою готов. Как физически, так и психологически. Впрочем, никто в этом и не сомневался. Предыдущие бои кубинца не давали оснований предполагать, что он сдрейфит перед главным поединком в своей жизни.

Затем к сцене направился Владимир Кличко, которого, отмечу, встретили с куда большим интересом и воодушевлением. Он еще не успел дойти до весов, как с двух сторон я услышал взаимоисключающие точки зрения, которые сводились к следующим фразам: "Он уже не тот" и "Он как раз тот самый". Не знаю. Лично мне не понравилось выражение какой-то грусти на лице Владимира. А, впрочем, как может выглядеть человек, которому некуда отступать? Весело? Может быть, но такое лихорадочное веселье хуже любой тоски.

Так что никаких окончательных выводов я не сделал. Могу только сказать, что у его знаменитого тренера Эмануэля Стюарда, который тоже стоял на сцене и которого Баффер специально представил почтенной публике, вид был совершенно спокойный. Правда, потом я встретил его в коридоре, и там он показался мне довольно мрачным, так что и здесь можно было при желании прийти к любым выводам.

В итоге те, кто утверждал перед взвешиванием, что "с младшим Кличко покончено", повторяли то же самое и после процедуры. Таких людей было не очень много, но они были. Точно так же и те, кто заявлял, что "завтра Владимир этому кубинцу покажет", остались при своем мнении. Оставалось дождаться этого самого завтра - и посмотреть.

ПОД ЗАЛПЫ ПУШЕК

Бои, входившие в программу боксерского вечера, который был устроен видным немецким промоутером Вилфридом Зауэрландом на знаменитой арене "Вестфаленхалле", в целом удались. Особенно хорошее впечатление оставил средневес Артур Абрахам, в прошлом Абрамян, который нокаутировал экс-чемпиона мира по версии WBO аргентинца Эктора Веласко, до этого проведя его через разные круги ада на ринге. Но ждали, как нетрудно догадаться, боя Кличко с Кастильо.

Любопытный штрих: в зале стояло несколько "пушек", которые "стреляли" туманом, и приставленные к ним "канониры" в паузах между боями проверяли: хватает ли тумана или напустить еще. Когда с одного залпа стало в мгновение ока задымлять практически весь зал, они наконец успокоились. И тут наконец наступил главный момент.

На больших экранах стали показывать интервью Виталия Кличко, который поправляется после операции и потому впервые не приехал на бой брата. Многие в зале только сейчас об этом узнали, и двое журналистов, сидевших сразу за мной, стали обсуждать, как неудачно, что в такой момент Владимир остался без братского совета. Трудно было с этим не согласиться. Матч проходил под лозунгом He's back ("Он вернулся" - насколько я понимаю, это отсыл к шварценеггерскому I'll be back), а для возвращения (тем более в таких обстоятельствах) нет ничего хуже, чем смена привычной обстановки и отсутствие в углу самого близкого человека. Поэтому те, кто пришел в зал хоронить Владимира как боксера, получили для этого еще один повод.

Затем на тех же экранах стали транслировать интервью с местными знаменитостями, которые по большей части брали прямо здесь, в зале, и эпизоды из карьеры Владимира. Самые печальные эпизоды. Такие, как бой с Корри Сандерсом. В этот момент Кличко еще не вышел и этого не видел, а в зале потихоньку создавалась атмосфера, в которой ему просто нельзя было проигрывать. Слишком много любви к Владимиру накопилось у его болельщиков. Он обязан был выиграть ради них всех. И тут, конечно, в сотый раз за последние дни вылезло сомнение: а вдруг... И опять подумалось, что не ко времени Виталий получил травму, из-за которой ему пришлось делать операцию. Его-то матч с Хасимом Рахманом из-за этого просто отложился, а вот Владимиру без брата сейчас...

Майкл Баффер, оставивший свою вчерашнюю спутницу в зале, уже давно вышел на ринг и стоял там, совершенно забытый, в полном одиночестве. Все взоры по-прежнему были обращены на экраны: там теперь шло интервью с экс-чемпионом мира Свеном Оттке, который как раз говорил, что Владимир сейчас должен показать, кто он такой, то есть настоящий он боец или нет. Жестковатое напутствие, надо сказать. В духе старых советских фильмов, когда отец отправляет сына на войну и говорит ему напоследок только суровые чеканные слова про родину и честь.

Над нашими головами на тросах передвигалась камера с дистанционным управлением. Тросов периодически становилось не видно, и тогда зрелище становилось совершенно сюрреалистическим. Напряжение в зале нарастало, а Баффер все куковал на ринге, передвигая свою несгибаемую фигуру из угла в угол. Ожидание, которое и с самого начала было невыносимым, все больше напоминало пытку.

Наконец на ринг вызвали Кастильо. Зал взорвался. Правда, кто-то невдалеке от меня прокричал что-то вроде: "Пошел, дурак, отсюда". Кто-то спел песенку примерно такого же содержания. Но в целом кубинца встретили совсем неплохо. Куда лучше, чем я ожидал. А затем наступил черед Владимира.

Как и Кастильо, он сначала вышел на специальный помост при входе в зал. И едва он там появился, я понял, что до сих пор здесь было тихо. Набитый битком зал заорал, заревел, загрохотал так, что я всерьез испугался за свои барабанные перепонки. Вокруг ринга вдруг оказалось море людей, и именно они, доведенные до предела, орали ожесточеннее всех, да еще топали ногами от возбуждения.

Погас свет. Тонкие разноцветные лучи прорезали зал со всех сторон, образовав какие-то сложные узоры, которые, как в калейдоскопе, все время менялись. На экранах начал геройствовать довольно схематично нарисованный, но легко узнаваемый двойник Владимира. В зале начался самый настоящий фейерверк, к потолку взлетели языки пламени, и многие тысячи зрителей взобрались на стулья, приветствуя Кличко. Так даже мексиканцы не встречали Хулио Сесара Чавеса, когда он дрался с Цзю. И это хладнокровные немцы? Я глазам своим поверить не мог.

Непонятно было, как только Владимир все это выдерживает. Какой дополнительной нагрузкой должно было стать для него все это действо! Нет, в такой обстановке просто нельзя проигрывать. Не знаю, как Кличко встречали бы в Киеве, но орать громче, уверен, невозможно. В отличие от способности любить человеческие легкие имеют свой предел.

Владимир вышел на ринг, и тут со своим веским словом вступил Майкл Баффер. Когда он дошел до своей знаменитой запатентованной фразы Let's get ready to r-r-r-rumble!!! ("Давайте приготовимся к др-р-р-раке!!!"), зал единодушно ее подхватил.

БОЙ

И все-таки самым громким звуком в этот вечер оказался первый удар гонга. Его услышали все - и как-то замерли.

Владимир сразу начал отстреливаться от Кастильо длинным джебом. Кубинец предпринимал попытки прорваться поближе, но это у него не слишком хорошо получалось. Один раз он вскользь чиркнул Владимира по лицу каким-то левым полубоковым, но это было чуть ли не все, что ему удалось.

А Кличко, в свою очередь, все стрелял и стрелял джебом. Только если первые удары был нанесены как-то просто "в сторону противника", то теперь они стали все чаще ложиться в цель, и Кастильо, уступающий Владимиру в росте сантиметров пятнадцать, просто не знал, что ему делать с этим страшным оружием.

В зале опять спели, на этот раз громче и с явным облегчением в голосах, обращенную к Кастильо песенку "Пошел, дурак, отсюда". Словно в ответ на это кубинец попытался провести два удара по корпусу, но не достал, а сам вскоре пропустил еще несколько джебов. До сих пор он пользовался почти исключительно этим ударом. И только уже ближе к концу первого раунда провел пробный левый боковой, а затем, словно убедившись, что это оружие работает, нанес тот же удар уже с силой. Зал тут же взорвался гулом. До конца раунда Владимир провел еще несколько джебов и левых боковых, но так ни разу и не пустил в ход правую руку. Раунд остался за ним. Кличко совершенно буквально выиграл его одной рукой.

Второй раунд. Владимир по-прежнему действовал одной левой, держа правую как на привязи у челюсти. Я бы не стал упрекать его в излишней осторожности. По-моему, ее было как раз столько, сколько нужно, учитывая ситуацию, в которой Владимир находился. Он раз за разом проводил свои джебы и иногда левые боковые, а Кастильо временами пытался контратаковать, но неудачно. Кличко сумел потрясти его очередным джебом. Джебом! А вскоре обрушил на челюсть кубинца еще и левый боковой, который нанес чуть-чуть снизу.

В ответ Кастильо стал все больше суетиться. А Владимир тем временем в прямом смысле слова "задолбал" его своим джебом, от которого тот даже перестал пытаться уворачиваться. Когда удар доходил до цели, это было слышно даже сквозь шум в зале. Раунд закончился, и хоть Кличко, по-моему, так и не пустил в ход правую руку, он и так выиграл его с огромным отрывом, нанеся больше двух десятков только сильных ударов и не пропустив в ответ практически ничего.

Третий раунд. Владимир бил все тот же джеб, которым все чаще попадал. Сейчас до цели доходило уже куда больше половины этих ударов. Кастильо выглядел совершенно затравленным. Даже трудно сказать, что он делал или по крайней мере пытался сделать. Он просто присутствовал на ринге, чтобы Кличко там не было скучно одному. Естественно, так казалось со стороны, но на самом-то деле кубинец был по-прежнему опасен. Несколько раз он показал, что рассчитывает на свой левый боковой, только вот беда была в том, что он просто не мог донести его до цели. Владимир провел левый боковой, а затем наконец впервые в этой встрече разрядил и правый "ствол", отчего зал сразу завелся. Пока Кличко сделал это как бы вприглядку, но хорошо, что наконец сделал, а затем он снова провел левый боковой.

Я поймал себя на мысли, насколько иначе этот бой смотрелся бы по телевидению. Все-таки бокс, как и любой спорт, требует живого присутствия. Готов предположить, что тем, кто сидел у экранов, бой показался слишком выверенным и даже скучноватым. Но у тех, кто сидел в зале, такого ощущения, поверьте, не было.

Тем временем Кличко провел двойку с акцентом на правом прямом вразрез. Последний удар был очень мощным. Кастильо чуть содрогнулся. Он пропустил еще несколько джебов, а затем попытался контратаковать левым боковым, но Владимир вовремя разглядел удар и ушел от него. До конца раунда наряду с несколькими левыми Кличко провел еще один хороший удар справа. На этот раз обманул: показал, что будет бить слева, и задерганный Кастильо в это поверил, а Владимир ударил справа. Все три раунда он выиграл в одну калитку. Более того, его преимущество нарастало.

Четвертый раунд начался так же, как и все предыдущие: с джеба Кличко, а каждый из его по-прежнему немногочисленных ударов справа зал приветствовал воплем. Вот он провел такой удар вдогонку уходившему от атаки Кастильо - и попал. Здорово попал. Кубинцу удалось не очень плотно нанести правый по корпусу. Это был чуть ли не первый удар, который у него хоть как-то получился. Кличко тут же отогнал Кастильо джебом, а затем нанес еще несколько все тех же левых прямых, от которых кубинца перетряхнуло. Владимир по-прежнему - и легко! - наращивал преимущество. Он провел серию левый - правый - левый, а через паузу еще и правый по корпусу, которого кубинец не ожидал.

В принципе уже было ясно, что бой, скорее всего, не продлится все запланированные 10 раундов, но нокаут случился все-таки неожиданно. Кличко чуть раскрыл Кастильо ударом слева, а затем ударил правой вразрез. Кубинец упал. Поначалу казалось, что это еще не конец. Он встал, но его болтануло в сторону, и рефери принял единственно верное решение: остановил встречу.

Кличко вернулся. Первым делом Владимир обнял Эмануэля Стюарда - видимо, как архитектора победы.

ЭПИЛОГ

Владимир вместе со всем залом торжествовал победу. Я сразу заметил, что у него изменился взгляд. Это был его прежний взгляд, который мы видели до боя с Сандерсом. Майкл Баффер снова взялся за микрофон. He's back! - запел он на весь зал, и с этим трудно было не согласиться.

Владимир поочередно встал на канаты во всех углах ринга. Благодарный зал ревел все громче и громче. Рядом сразу три девушки плакали от радости. Пушки дали очередной залп, но на этот раз выстрелили не просто туманом, а туманом с золотым дождем, который стал медленно опускаться на ринг. Множество золотых "капель" осело на широченной спине Владимира.

Когда я уже выходил из зала, то услышал, как какая-то девушка на мотив романса "Он уехал, он уехал и не вернется никогда" громко, красивым голосом и, разумеется, по-русски спела: "Он вернулся, он вернулся и не уедет никогда".

Я оглянулся по сторонам, но так ее и не увидел. Наших здесь было много. Ну а если говорить о болельщиках Кличко, то нашими в зале "Вестфаленхалле" были практически все.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх