EN|RU|UK
  333  1

 МИРОСЛАВА ГОНГАДЗЕ: В ОПЕРАЦИИ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ МОЕГО МУЖА БЫЛИ ЗАДЕЙСТВОВАНЫ ОКОЛО 40 ЧЕЛОВЕК

11 апреля в Украину приехала вдова главного редактора интернет-проекта «Украинская правда» Георгия Гонгадзе. Напомним, что после гибели супруга она получила статус политического беженца в США и выехала на постоянное место жительства в Вашингтон. Чтобы узн

Мне кажется, правоохранители на верном пути

- Мирослава, вы живете в Америке около четырех лет и за все это время ни разу не приезжали на Родину. Почему вы решили прилететь в Украину именно сейчас? Я слышала, что вместе с вами в Киев прибыла съемочная группа общественного телевидения США, которая должна изучить состояние и реальные действия по расследованию дела об убийстве Георгия Гонгадзе... - Отправляясь в родную страну, я ставила перед собой две задачи. Во-первых, хотела узнать, как продвигается расследование дела об убийстве моего мужа. Во-вторых, разобраться в том, что сегодня происходит в Украине - изменилась ли она после «оранжевой» революции в лучшую сторону? А проводить расследование мне действительно помогают журналисты общественного телевидения США - Давайте сначала поговорим о расследовании убийства вашего супруга. Я знаю, вы уже встречались с Генеральным прокурором Святославом Пискуном и министром внутренних дел Юрием Луценко. Что вам удалось узнать о ходе расследования? - То, что они мне рассказали, а также ряд опознаний, в которых я принимала участие, дает мне право предполагать, что следствие движется к логическому завершению. Мне кажется, правоохранители на верном пути. - Верите ли вы в то, что задержанные Генпрокуратурой бывшие полковники «наружки» действительно являлись исполнителями убийства известного журналиста? - Я смогу сделать конкретные выводы, когда следствие будет закончено. Когда будут задержаны не только исполнители, но и организаторы, и заказчики этого преступления, когда, в конце концов, будут найдены недостающие останки тела Гии. А до тех пор я могу лишь допускать, что задержанные экс-сотрудники органов внутренних дел действительно участвовали в расправе над Георгием. Кстати, по словам Юрия Луценко, в целом в операции по уничтожению моего мужа были задействованы около 40 человек.


Я не верю в то, что Юрий Кравченко ушел из жизни добровольно

- Как вы думаете, Юрий Кравченко действительно покончил жизнь самоубийством? Существует мнение, будто экс-министра убили, чтобы завести расследование дела Георгия Гонгадзе в тупик. Не секрет, Кравченко являлся ключевым свидетелем по делу вашего мужа... - Честно говоря, я не верю в то, что Юрий Кравченко ушел из жизни по доброй воле. Он был сильным, умным и волевым человеком, которому удавалось постоянно держать в страхе десятки людей. Я не могу представить, чтобы такой человек сдался без боя. Поэтому могу предположить, что ему помогли умереть, чтобы остановить расследование дела об убийстве моего мужа. В то же время Генеральный прокурор Украины сказал мне, что расследование будет закончено, несмотря на смерть Кравченко. Правоохранители располагают другими источниками получения достоверной информации.

- Вы спрашивали у Святослава Пискуна, что произошло с Кравченко?

- Генпрокурор считает, что экс-министр внутренних дел свел счеты с жизнью самостоятельно. - Что говорили вам Пискун и Луценко о том, как продвигаются поиски генерала МВД Алексея Пукача? - Его ищут. Но найдут или нет, неизвестно. Генпрокурор и министр внутренних дел предполагают, что Пукача уже нет в живых. - Можете ли вы назвать срок окончания расследования по делу об убийстве вашего мужа? - Нет. В ходе любого расследования постоянно возникает много новых проблем, которые отодвигают окончание следственных действий на неопределенный срок. Могу лишь надеяться, что следствие закончится в конце текущего года.

- Что необходимо, на ваш взгляд, для этого сделать?

- Подтвердить подлинность записей Мельниченко и присоединить их к делу. Но этого почему-то не происходит.

- Как объясняет это Пискун?

- Говорит, что, по его мнению, провести экспертизу пленок необходимо и уверяет, что все документы для этого уже готовы. Но при этом никто ничего не делает! Аналогичная ситуация и с Николаем Мельниченко. Он заявляет, что готов предоставить пленки и приехать в Украину. Но результата нет.

- На ваш взгляд, записи Николая Мельниченко достоверны?

- Конечно! Я не раз слушала эти пленки. И у меня нет сомнений в их достоверности. Всякий, кто их прослушает, поймет: это говорят Кучма, Кравченко, Литвин и Деркач. Более того, даты! разговоров Кравченко с Кучмой совпадают с событиями, которые происходили с Гией. Например, Георгий написал письмо в Генпрокуратуру о том, что за ним следят. А Кучма тут же об этом узнал, и обсуждал это письмо с Кравченко.


Причиной случившегося были не публикации Георгия

- Что в материалах Георгия было такого, что могло бы заставить власть с ним расправиться? - Думаю, причиной случившегося были не публикации Георгия. Он много знал, много об этом говорил, чем и привлек к себе внимание. В то время «на крючке у власти» находились и другие известные журналисты, например Юлия Мостовая и Татьяна Коробова. Но эти журналисты имели защиту, поэтому их боялись трогать. Думаю, что расправой над моим мужем власть хотела запугать всех представителей СМИ, которые располагали какой-то информацией. Мол, смотрите, завтра подобное может случиться и с вами. Убийство Георгия - своего рода показательный процесс... - Я знаю, что вы обращались с иском в Европейский суд. По данным Страсбургской штаб-квартиры суда, в поданном иске вы обвиняете украинские власти в том, что они «не защитили жизнь вашего мужа» и «не провели должным образом расследование» по делу об убийстве. Ваше заявление приняли к рассмотрению? - На прошлой неделе было принято решение о том, что мое дело является подсудным для Европейского суда. И теперь, как предполагает мой французский адвокат, на протяжении полугода будет вынесено окончательное решение.

- Вы не собираетесь отозвать иск?

- Это будет зависеть от украинского правительства, в частности от позиции Министерства юстиции. Мне кажется, Кабмин уже готов признать ошибки предыдущей власти. Посмотрим, что будет дальше.


От исхода этого дела зависит будущее всей Украины

- Как вы оцениваете скандал между Березовским и Мельниченко, а также прибытие в Украину людей Березовского, которые якобы привезли записи Мельниченко? - Мне не нравится, как ведут себя обе стороны. Но я думаю, что проводить экспертизу пленок без Николая Мельниченко нельзя. Только он может объяснить их происхождение. - Прокомментируйте возвращение в кресло Генпрокурора после «оранжевой» революции Святослава Пискуна. Многие украинские политики выступали против его назначения...

- Я надеюсь, что Святослав Пискун выполнит обязательства, которые на себя взял.

- Как вы оцениваете изменения, которые произошли в нашей стране после революции? - Я думаю, что наша страна продвигается в верном направлении, но еще очень много нужно сделать для того, чтобы Украина стала действительно демократическим государством. Это будет возможно, когда простые граждане начнут доверять своему правительству, убедятся в том, что зло наказуемо. Дело об убийстве Георгия является своеобразной лакмусовой бумажкой, проверкой власти. Если она закончит расследование и назовет имена заказчиков этого преступления, а также накажет их, украинцы начнут доверять правительству и Президенту. Это будет первый шаг на пути к построению демократического общества.

- С кем еще вы планируете встретиться в Украине?

- С Президентом Виктором Ющенко. Надеюсь, что эти встречи будут плодотворными. Еще раз повторю, окончание расследования дела Гонгазе необходимо не только его семье, от исхода этого дела зависит будущее всей Украины.


КСТАТИ

За мной постоянно следили - Мирослава, вы никогда не говорили о том, почему уехали из Украины. Вы просто не могли оставаться здесь после гибели мужа или вам и вашим детям угрожали? - Так же, как и Георгий, я не получала прямых угроз. Но за мной постоянно следили, сидели возле моего дома... Я не могла просто выйти с детьми на улицу, потому что постоянно боялась. Что мне оставалось делать?! - Уже в Америке вам поступали какие-то угрозы? Возможно, вы не могли расслабиться из-за перенесенной психологической травмы? - Слава Богу, угроз не поступало. А о своем психологическом состоянии могу сказать, что случившуюся в нашей семье трагедию я перенесла мужественно. Даже не принимала успокоительные средства. Впрочем, если теперь кто-то очень близко подходит ко мне сзади, я начинаю нервничать. Но это просто пустые страхи. - Вы живете в Вашингтоне и работаете на телевидении. Как вам удалось получить работу? Наверное, было нелегко? - Я бы сказала, что было очень тяжело. Я не знала языка, у меня не было в США близких и друзей, а на руках - две трехлетние дочери. Меня спасло то, что еще в Украине я сотрудничала с некоторыми американскими организациями. Это позволило получить небольшие контракты. В частности, в течение первого года пребывания в Америке я работала в университете Джорджа Вашингтона, где занималась подготовкой небольшой монографии на тему протестного движения в Украине в 2001 году. Кстати, эта работа уже напечатана, и скоро состоится ее презентация. После этого я некоторое время сотрудничала с американским фондом «За демократию».

- А когда вы начали сотрудничать с «Голосом Америки»?

- Несколько лет назад я заключила с этой компанией контракт. Потом руководство «Голоса Америки» решило обновить свои телевизионные проекты, и мне предложили работу. Я с радостью согласилась. Благодаря существующим договоренностям программы, над которыми я работаю, транслирует Первый Украинский национальный канал и 5 канал, а значит, может увидеть украинский зритель. Для меня это имеет огромное значение. Кроме работы на телевидении я много езжу. Меня приглашают в американские и европейские университеты рассказывать о деле Гонгадзе и Украине.

- Кто во время вашего отсутствия занимается детьми?

- Мне помогает моя мама. Нана и Саломе уже ходят в школу. Преподаватели говорят, что они очень хорошо рисуют и танцуют.

- Вы планируете вернуться в Украину?

- Я еще не приняла это решение. Все эти годы мои мысли, и моя жизнь были связаны с Украиной. Я постоянно занималась делом мужа. Но в какой-то момент я на мгновение остановилась и вдруг поняла, что за это время я очень изменилась и уже не знаю, смогу ли жить на Родине. В то же время я по-прежнему очень скучаю...

- Вы собираетесь привезти детей в Украину?

- Я думаю об этом, но не знаю, как девочки воспримут подобное путешествие. Они выросли в американской среде, думают и говорят по-английски. Я пытаюсь заниматься с ними украинским языком и могу сказать, что добилась существенных успехов. А русский они вообще не знают...
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх