EN|RU|UK
  355  1

 Г-Н БУШ, ПОРА СЛОМАТЬ ЭТОТ ТОРГОВЫЙ БАРЬЕР!

Сегодня, когда уже отгремели победные салюты 'оранжевой революции', президент Виктор Ющенко должен всего за год с небольшим убедить соотечественников в преимуществах законности и рыночной экономики над диктатурой и нищетой. На следующей неделе, когда укра

Ставки в этой борьбе за политическую идентичность весьма высоки: если Ющенко добьется успеха, 50 миллионов украинцев смогут сделать огромный шаг вперед - к реформированию экономической, судебной и политической системы страны и преодолению советского прошлого. Если же он потерпит неудачу, победа на парламентских выборах 2006 г. достанется противостоящим президенту силам авторитаризма - спецслужбам, прежней номенклатуре, Кремлю. Бывший соперник Ющенко Виктор Янукович, по-прежнему пользующийся большой популярностью на Восточной Украине, превратится в одну из ведущих фигур в Верховной Раде; тайная полиция останется в неприкосновенности; а результаты грязной 'приватизации 1990х гг. так и не будут пересмотрены. Новый режим - конгломерат разнородных сил, доставшихся стране в наследство от советских времен и первых постсоветских лет - вновь превратит народ из граждан в подданных и развернет государственный корабль вспять - в российскую орбиту. Тогда Америка действительно потеряет Украину.

По крайней мере, именно этого опасаются многие из тех, кто в ноябре и декабре разбил палаточный лагерь в Киеве и, невзирая на мороз, стоял на Площади независимости, требуя перемен.

Лидеры правительства Ющенко слишком дипломатичны, чтобы опуститься до завуалированных угроз, публично напоминая Америке, что произойдет, если она не придет им на помощь. Но в Белом доме, Конгрессе и Госдепартаменте всем и каждому известно, чего они от нас хотят - отмены принятой в 1974 г. 'поправки Джексона-Вэника', запрещавшей предоставление СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле из-за ограничения еврейской иммиграции (в отношении большинства бывших советских республик она до сих пор сохраняет силу); присвоение Украине статуса страны с рыночной экономикой (эти решения принимает Министерство торговли США); и вступления во Всемирную торговую организацию. Все это средства для достижения одной общей цели - доступа к международным рынкам, а значит увеличения государственных доходов, создания новых рабочих мест, и вожделенного вступления в ряды 'международного сообщества'. Для постсоветских стран вступление в это сообщество означает, что они уже никогда не вернуться ( или их никто не принудит вернуться) в сферу влияния Москвы.

Если Ющенко 'споткнется', утверждают украинские чиновники, избирателей будет куда труднее убедить, что демократия - дело стоящее. 'Если, к примеру, нам не удастся достичь этих весьма конкретных пунктов на 'маршруте', это вызовет разочарование, - заявил в одном из недавних интервью министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк. - В результате, те, кто поддержал президента Ющенко, спросят его: 'Ну и чего ты добился?' От него ждут очень многого'.

Наибольшее значение для украинцев, хотя бы в символическом плане, имеет отмена поправки Джексона-Вэника. Киев хотел бы, чтобы его исключили из 'черного списка' уже к 4 апреля, когда Ющенко будут принимать в Белом доме. Это, конечно, невозможно - шестеренки государственной машины движутся медленно - но правительство вполне в состоянии отменить поправку в отношении Украины хотя бы к лету. Это стало бы большой политической победой Ющенко и способствовало бы приему страны в ВТО. Тогда никто - даже жители Донецка, оплота Виктора Януковича на востоке Украины - не мог бы отрицать, что демократические реформы приносят плоды.

Согласен, есть немало аргументов против отмены поправки Джескона-Вэника. Во-первых, речь идет о политических интересах: американские законодатели держатся за торговые ограничения, поскольку это дает им козырь в дипломатическом 'торге' с Украиной или другими постсоветскими государствами. Не забудем и об аргументах религиозно-исторического характера: еврейские организации опасаются, что власти не вернут украинским евреям синагоги, кладбища и иное общественное имущество, 'конфискованное' при советской власти, а затем доставшееся по наследству постсоветскому режиму. Кроме того, в дипломатических кругах тревожатся, что снятие ограничений в отношении Украины при их сохранении в отношении России вызовет враждебность президента Владимира Путина, чей ядерный арсенал и связи с Тегераном для Соединенных Штатов имеют более важное значение, чем оранжевый шарф и американка-жена Виктора Ющенко.

Но все эти соображения перевешиваются позитивными результатами, которых мы можем добиться, поддержав Ющенко - я имею в виду, к примеру, демократические революции в Беларуси, Молдове, Кыргызстане [так в тексте - прим. перев.], и даже Иране; возрождение реформаторских сил в России; и, конечно, благополучие и счастье самого украинского народа.

Конечно, лишившись такого рычага, как поправка Джексона-Вэника, США не удастся заставить Украину, скажем, открыть свой рынок для американской курятины. Но развитие демократии по всему миру важнее узких интересов того или иного конгрессмена, заботящегося только о своих избирателях. Естественно, члены Конгресса, живущие в постоянном страхе перед очередными выборами даже несмотря на то, что они почти наверняка переизберутся на новый срок, не могут не защищать свою 'малую родину' - от последствий NAFTA [Североамериканского соглашения о свободной торговле - прим. перев.], закрытия военных баз, или сомнительных торговых методов стран бывшего СССР. Но это еще не означает, что они поступают правильно. Национальные интересы - превращение Украины в демократическую страну и торгового партнера - должны возобладать над местническими соображениями отдельных избирательных округов или штатов.

Верно и то, что у евреев есть основания сомневаться в доброй воле украинских властей. В конце концов, именно на украинской земле происходит действие романа Бернарда Маламуда (Bernard Malamud) 'Мастер' ('Fixer'), вышедшего в 1966 г. (и основанного на подлинной истории ['деле Бейлиса' - прим. перев.]) - его героя, еврея Якова Бока, работающего на кирпичном заводе в дореволюционном Киеве, только из-за одной религиозной принадлежности обвиняют в ритуальном убийстве. Именно эта страна поставляла нацистской машине уничтожения квалифицированных и готовых на все охранников для концлагерей.

Наконец, она и сегодня остается - по своей культуре, религии, неприятию 'других' - в плену средневекового антисемитизма. Вот только сегодня все это выглядит не реальным портретом, а скорее карикатурой. С 1991 г. украинские власти, как и власти всех посткоммунистических стран, радикально пересмотрели свои отношения с местными еврейскими общинами. Кроме того, именно демократия и капитализм - способствуя контактам между разными народами на едином рынке товаров и услуг, а также противоречивых или взаимодополняющих политических интересов - поможет или вынудит Украину избавиться от вековых предрассудков.

Наконец, отмена поправки Джексона-Вэника для Украины при ее сохранении для России почти наверняка вызовет осложнения в американо-российских отношениях. Но ситуация изменилась, и это должно найти отражение в политике США. Отношение российских властей к демократии, мягко говоря, неоднозначно, а Украина твердо решила двигаться по демократическому пути. Кроме того, отказ отменить поправку Джексона-Веника в отношении России не несет в себе никаких последствий для экономики: Вашингтон почти наверняка будет и дальше каждый год предоставлять ей временное освобождение от торговых ограничений. Это взвешенная мера - отнюдь не равнозначная исключению России из 'большой восьмерки', как предлагают сенаторы Джон Маккейн (John McCain) и Джо Либерман (Joe Lieberman). И в то же время это сигнал о том, что вступление России в ВТО, к чему она так стремится - дело далекого будущего.

Когда Ющенко приедет в Вашингтон, его будут принимать как героя. Планируется выступление украинского президента на совместном заседании обеих палат Конгресса и его встреча с американцами украинского происхождения, которые его просто обожают и твердо поддержали в ходе 'оранжевой революции'. Его будут встречать как великого и благородного политика, чьи действия стали детонатором 'взрыва' народных движений на Ближнем Востоке и странах бывшего СССР.

Но если Белый дом рассматривает Ющенко не просто как 'дипломатический аргумент', живое, изуродованное шрамами, подтверждение проповедей президента Буша о свободных людях и свободных рынках, если американцы действительно желают этому человеку успеха, они должны сделать все возможное, чтобы его поддержать. Они должны отменить поправку Джексона-Вэника. Они должны помочь Ющенко убедить свой народ, что тот поступил правильно, свергнув прежний режим.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх