EN|RU|UK
  1513  1

 ВСПЛЫВАЕТ ИЛИ НЕ ВСПЛЫВАЕТ?

За метаморфозами интересно наблюдать со времен Овидия. Отдельные историки говорят, что античный пиит доживал свои годы в изгнании, где-то в районе современной Одессы. Может, все было и не так, но именно в «жемчужине у моря» сформировался человек, который

Гриша Суркис не был классическим «еврейским ребенком», то есть на скрипке не играл и заумные математические задачки не решал. Папа будущего народного депутата, бизнесмена, кавалера разнообразных орденов и медалей – Рахмиль Давыдович (через несколько десятилетий Суркис-сын по непонятным причинам поменяет отчество на Михайлович, но это не суть важно – у нас и экс-глава государства, говорят национальность менял) служил военным доктором, а мама-учительница Рима Яновна была дочерью в послевоенные годы популярного футбольного комментатора Яна Горинштейна. Наверное, от дедушки по маме и передалась Грише любовь к спорту №1 – в Одессе он защищал ворота местного Спортивного клуба армии, а, когда доля занесла семью в столицу УССР, сыграл пару матчей за дубль легендарного уже тогда «Динамо». На этом карьера спортсмена Григория закончилась.

Истории доподлинно неизвестно почему будущий «становой хребет» украинского футбола решил не стяжать лавры Льва Яшина, но остается фактом то, что в 1972 году, в возрасте двадцати трех лет внук футбольного комментатора стал дипломированным специалистом – окончил Киевский технологический институт и стал инженером-механиком. Годы жизни в Одессе наложили свой отпечаток, и старший сын в семье Суркисов начал свою цивильную карьеру на должности старшего инженера в конторе с ласкающим ухо названием «Главвинпром». Метаморфоза из «спортсмена» в «виночерпия» прошла успешно, но этого юному таланту показалось мало, и следующим шагом стало его превращение в руководителя отдела материально-технического снабжения управления капитального строительства Киевского горисполкома. На этом поприще Григорий Михайлович заработал «стартовый капитал» и малопривлекательное прозвище Гриша-унитаз. Называли его так исключительно за глаза (гражданин начинал «набирать мышцу» да и зависело от него уже тогда очень немало) и сработала старая и проверенная поговорка – хоть горшком называй, только в печь не суй. Курируя жилищно-эксплуатационные конторы Суркис пропускал «через себя» «голубую мечту» эпохи развитого социализма – сантехнику импортного производства, то есть те самые унитазы, а равно раковины, бачки и прочие «излишества».

Со временем послужной список без пяти минут олигарха прирос фамилией Валентина Арсеньевича Згурского - председатель Киевского горисполкома, а со временем и депутат Верховного Совета республики. Когда же Союз развалился, для Григория (еще) Рахмильевича наступила пора, которую специалисты по новейшей истории называют «эпохой рубки бабла».

К моменту, когда СССР был скорее мертв, чем жив, Суркис стал одним из отцов-основателей концерна АО "Национальный инвестиционный фонд "Омета XXI века". Как писали классики, там было все – и арбузные груди, и мощный затылок, то есть, и адвокатская контора, и деятельность через оффшоры, и экспорт-импорт, а главное – там была «пирамида». То были чудесные времена, когда расстреливались первые джипы, а по телевизору завлекали доверчивых лохов овчарка Алиса, бабочки Мавроди и прочие инвест-хопры. Начав выпуск в конце 1992 года ценных бумаг с логотипом «Ометы», уже в начале 1994-го структура мецената выплатила вкладчикам красивые дивиденды (все как на вокзальном лохотроне – сначала клиенту дают выиграть, а потом цепляют его на крючок), а спустя еще год десяткам тысяч вкладчиков было сообщено, что их здесь не стояло, то есть денег своих они получить не смогут. Самое смешное, что подобные аферы в то время ничем особо опасным инициаторам не угрожали – вон российский Мавроди даже депутатом стал. У Суркиса и компании все «срослось» даже лучше, чем у иных «коллег по бизнесу» - народ в Украине оказался более отходчивым, чем за хутором Михайловским, тем более, что в конце 1996 года держатели акций «Ометы» дивиденды таки получили – что-то около двух копеек за акцию. В общем – всем, кому должен прощаю.

Но, несмотря на ошеломляющий успех АО "Национальный инвестиционный фонд "Омета XXI века", концерн был лишь одним из многих детищ неудавшегося голкипера. Пока «Омета» громогласно призывала «не прячьте ваши денежки», было создано ЗАО "Промышленно-финансовый концерн "Славутич". Тогда уже известный Григорий Суркис мог похвастаться близким знакомством с действующим президентом Леонидом Макаровичем Кравчуком у которого он одно время даже числился советником по экономическим вопросам, а люди знающие с придыханием говорили о «великолепной семерки», она же «киевский клан» - Григорий Суркис, Виктор Медведчук, Игорь Суркис, Валентин Згурский, Юрий Карпенко, Богдан Губский, Юрий Лях. В рамках это проекта (да еще и с такими близкими знакомыми) разгуляться можно было по полной программе, и амплитуда деятельности, естественно, была круче, чем «сидение на унитазах» и «разведение лохов». Сложно представить себе, как можно объединить «крышевание быков», ведущих свой бизнес возле киосков, поставку энергоносителей и деятельность Украинской межбанковской валютной биржи. А ведь это лишь отдельные штрихи в многопрофильном бизнесе «Славутича». Правда, в 1994 году Суркис и его подельники поймали облом, слишком рьяно поддерживая Леонида Макаровича, они «прокололись». А поддерживать первого президента (у Кравчука тоже, кстати, чудная метаморфоза – из идеологов ЦК КПУ в почти националисты) юристам-футболистам (клан так назовут к концу десятилетия) было за что. При помощи Леонида Макаровича «священная корова» под названием Футбольный клуб «Динамо» Киев вошла в лоно интересов Григория Суркиса со товарищи. Кстати, когда из-за излишнего гостеприимства Суркиса-младшего (легендарная история с шубами и испанским арбитром) «Динамо» «попросили» из Еврокубков в Швейцарию разруливать ситуацию летал сам первый президент. Как говорили земляки Овидия, я даю, чтобы ты давал...

Находить общий язык с Леонидами Григорию (уже) Михайловичу было написано, видно, на роду. И в 1996 году Суркис (еще одна метаморфоза – он стал членом Социал-демократической партии (объединенной) попал в орбиту нового главы государства. Вот тогда и «пошла масть». Приватизация всего, что возможно (самый показательный пример - энергетика), вырубка лесов на Закарпатье (вотчина объединенных эсдеков), интересы во всех сферах – от переработки нефти до целлюлозно-бумажной до пищевой промышленности. Героине Фаины Раневской было тяжко – «жаль, королевство маленькое, разгуляться негде», Суркису повезло – страна большая, и показа себя площадок хватало. Правда, у любого фарта есть свои пределы, и когда Григорий Михайлович возжелал стать городским главой Киева, не помогли ему ни уникальные (на то время) по своей «черности» пиар-технологии, ни согнанные на агитацию футболисты все того же «Динамо». Пролетел. Но опять всплыл.

Потом сильно портило Григорию Михайловичу пищеварение правительство Виктора Ющенко, в частности вице-премьер по вопросам топливно-энергетического комплекса Юлия Тимошенко, но и ее деятельность Суркис сумел пережить (уже после парламентских выборов-2002 Юлия Владимировна чисто по-женски отомстит Григорию Михайловичу – наступит «шпилькой» на коллекционный ботинок олигарха-футболиста, после чего порадует фразой, мгновенно ставшей крылатой – «Я думала, что Суркис – мозг партии, а оказалось, что он просто член»).

А потом были выборы президента. Григорию Суркису в 2004 году было сложнее, чем десять лет назад – из двух Леонидов он был волен выбирать кого хотел, выбор из двух Викторов был однозначен. К Ющенко «унитазных дел мастера» не подпустили бы и на километр, с Януковичем особого контакта не сложилось. И, как следствие, новая метаморфоза. Меценат, олигарх, политик (все определения можно, при желании, брать в кавычки) постепенно мутирует в оппозиционера. Наблюдая за репортажами по телевизионным каналам (многие из них принадлежат Григорию Михайловичу напрямую или «великолепной семерке» в целом) складывается впечатление, что более униженного и оскорбленного человека, нежели Суркис, в Отечестве не существует. Что случиться с неудавшимся вратарем в ближайшем будущем, потянет ли его на дно груз «унитазов», «Омет», раздерибаненного «Динамо» и политических вольностей или всплывет Григорий Михайлович в очередной раз? Народная мудрость говорит, что такое не тонет. Хотелось бы, чтоб хотя бы в этом случае народная мудрость ошибалась.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх