EN|RU|UK
  238  1

 МИНИСТР ОБРАЗОВАНИЯ СТАНИСЛАВ НИКОЛАЕНКО: "Я НЕКОНФЛИКТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. ИЗБАВЛЯЮСЬ ТОЛЬКО ОТ ОТЪЯВЛЕННЫХ БЕЗДЕЛЬНИКОВ."

Как чувствует себя Станислав Николаевич, став у руля исполнительной власти? Встретившись с министром в его рабочем кабинете, убедилась: уверенно!
Можно было бы сказать, что министерский портфель Станислав Николаенко получил в подарок ко дню рождения:

"Проблемы из-за моей непоседливости возникали со многими учителями"

- Если человек становится министром образования, тут наверняка не обходится без женщины. Я имею в виду первую учительницу. Или ошибаюсь?

- Да нет, не ошибаетесь. У меня была необыкновенная первая учительница - Надежда Спиридоновна Ратушная. Бывая в селе, всегда к ней захожу. Она мне, как вторая мать. Занималась моими проблемами до последнего моего школьного дня.

- И много было проблем?

- Дело в том, что в школу я стал ходить задолго до первого класса. Отец с войны пришел совершенно больным человеком: фронт, концлагерь... Так что матери приходилось и по хозяйству трудиться, и в школе работать техничкой. Она брала меня с собой. Я рано научился читать, и в библиотеке мне давали все новые детские книжки. Но школу не привык воспринимать как место, где нужно сидеть, что называется, сиднем. Поэтому 45 минут урока в первом классе стали страшным испытанием. Я даже отказался было ходить в школу. Надежда Спиридоновна поговорила со мной, помню, угостила орехами. Видимо, разглядела, что у меня есть какое-то честолюбие, и дала поручение - кормить одноклассников: с утра я должен был приносить в класс ведро молока. Это какая же ответственность!

Проблемы из-за моей непоседливости возникали потом со многими учителями, и я мог превратиться в двоечника. Надежда Спиридоновна всегда помогала их улаживать. Школу я окончил с золотой медалью, а потом и два вуза - с отличием.

- Некоторое время назад группа депутатов поставила под вопрос доступность образования в Украине. Конституционный суд в два счета доказал, что оно доступно, несмотря на то, что, как мы знаем, обходится нашим гражданам все дороже. Скажите, при такой "доступности" вы, выпускник сельской школы, смогли бы выбиться в министры?

- Разговаривая с ректорами вузов, я часто задаю им подобные вопросы - многие в ответ прячут глаза. Конечно же, я не был бы тем, кем стал. Но представление в Конституционный суд было составлено так, что ответ легко было предугадать. Еще Декарт сказал: "Верно определяйте слова - и вы избавите мир от половины неприятностей". Я просил дать мне время сформулировать запрос как следует - не дали, поспешили, и вот результат.

В Конституции, однако, осталась 53-я статья, гарантирующая доступ к образованию - и нужно заставить ее работать. Будем добиваться, чтобы на учебу за государственный счет в вузы поступала не одна треть, как сейчас, а две трети детей. Чтобы в провинции ребята получали образование не хуже, чем в столице. Некоторые умники предлагают учеников из малонаселенных сел свозить в одну школу большого населенного пункта. А я уверен, что нужно делать наоборот: платить учителям по две-три зарплаты, чтобы они обучали разновозрастных школьников на месте, даже если в селе семь-восемь детей. Учить нужно не богатых, как сказал классик, а разумных.

"Спорт я всегда любил - кандидат в мастера по вольной борьбе"
- Вы не просто педагог, а педагог с научной степенью. Известно, однако, что с воспитанием собственных детей у педагогов часто возникают проблемы. А как у вас?

- У меня прекрасные дети. Младшему Коле 12 лет, но знаете, какое у него прозвище? "Профессор"! Тяготеет к математике: любит спорт, как и я. Но характером пошел в жену - спокойный, уравновешенный. Учится в колледже имени Сухомлинского. Старший, Слава, тоже хорошо учился. Сначала в Херсоне, потом в моей родной Богдановке. Дело в том, что когда меня избрали в депутаты, квартиры в Киеве не было, мы жили в гостинице "Москва" (нынешняя "Украина". - Авт.), а Славу оставили у бабушки в селе. Но когда нам дали первую квартиру и он пошел в школу на Харьковском массиве, то получал оценки выше, чем те, с которыми приехал из сельской школы. И я тут ни при чем - с директором даже не был знаком. Потом Слава окончил Академию внутренних дел, работал в Херсонском управлении по борьбе с организованной преступностью. Полгода назад погиб в автокатастрофе...

- Я прошу прощения за невольно причиненную боль. Но куда уйдешь от вопросов? И я задаю следующий. Сейчас поветрие - отправлять детей учиться за границу. У вас не было такого соблазна?

- Вы знаете, многие из политиков, отправивших своих детей за границу, теперь спрашивают, в какие учебные заведения их сегодня можно вернуть. Я никогда бы не отправил своего сына, внука. На стажировку поехать - это хорошо. Укрепиться в языке, например, или постажироваться в какой-нибудь профессии. Но это уже вузовский уровень. А в средней школе надо учиться, оставаясь в семье.

- Вы сказали, что увлекаетесь спортом. Участвовали в показательных выступлениях на катке?

- Участвовал. Сначала я, правда, воспринял идею Юлии Тимошенко с некоторой долей скепсиса. Но сделав пять кругов, освоился, сказал жене: надо бы вспомнить старое... В детстве, конечно, не имел таких коньков. Тогда были снегуры, которые по укатанному снегу ходили. А вообще, я всегда спорт любил. Кандидат в мастера спорта по вольной борьбе...

- Приходилось использовать это в жизни?

- А как же! Когда преподавал в Каховке, в аграрном техникуме, секцию вел - и это добавляло авторитета. Случалось и в "боевых действиях" участвовать. Это когда у ребят возникали споры из-за девушек. Меня, молодого преподавателя, частенько путали со студентами, так что приходилось кое-что кое-кому объяснять при помощи допустимых приемов.

"Когда у меня возникает проблема, жена успокаивает, как... третьеклассника"
- Стать министром в наше время - это большой риск. Вы вообще-то рисковый человек?

- Можно сказать, что да.

- И какие же шаги в вашей жизни были рискованными?

- Например, когда согласился пойти директором сельского ПТУ. Создали новый комплекс на тысячу учащихся, а его директор то ли запил, то ли загулял. Опытные люди говорили: пойдешь туда - навеки утонешь! Но я решился. Работал год и три месяца, и за это время училище стало лучшим в области.

Одной из газет это дало основание назвать меня "пэтэушником": мол, больше ни в чем не разбираюсь. Но, во-первых, из 17 лет педагогического стажа год с небольшим в ПТУ - это немного. Во-вторых, Макаренко тоже не в Оксфорде работал. А профтехучилище - прекрасная школа. Представляете, что значит тысяча ребят, которым неохота учиться? А еще огромное хозяйство: 70 тракторов,

30 автомобилей, тысяча гектаров земли, фермы... Я с этим справился.

А второй раз я здорово рискнул, когда в 1978 году стал председателем Нижне-Серогозского райсовета. Безводный район! Питьевая вода на глубине 130 метров. В некоторых селах ее вообще практически не видели. Народ разбегался. Я начал с того, что построил несколько школ в селах, где их не было, - и поехали туда учителя, врачи...

Рисковал и когда в депутаты пошел не от партии - по списку, спокойно, а как мажоритарщик. Боролся и с левыми, и с правыми. И выиграл!

- А на личном фронте рисковали? Некоторые мужчины говорят, что брак - это всегда риск...

- Как вам сказать... В моем случае, наверное, невеста больше рисковала. Мы познакомились, когда я после академии работал преподавателем, Галина же заканчивала школу. Я потом еще закончил на стационаре педагогический факультет. И только после этого мы поженились и отправились в Каховку, где у нас родился первый сын. Потом в Херсон, где нам пообещали жилье. Почему я говорю, что Галя больше рисковала? Я был более ветреный, чем она. Она учитель младших классов. Мягкая, терпимая. И меня, бывает, как третьеклассника, успокаивает.

"С удочкой сижу с удовольствием, а на заседаниях - терпеливо"
- Как я поняла, жилье всегда было для вас проблемой. А сейчас живете, небось, в каком-нибудь элитном доме?

- В самом обычном! Квартира трехкомнатная. Сдал декларацию о доходах - мне ее вернули. Говорят: "Здесь вот графа об имуществе - вы ее не заполнили". "Как не заполнил?" "Где дача, земля - у вас прочерки". Но я живу в государственной квартире и больше ничего не имею. Подумал тогда: действительно, надо бы построить дом.

- Если бы строили, то где?

- Лес очень люблю. Причем лиственный. Когда брожу по нему, ощущаю огромный прилив сил. Поэтому строил бы рядом с лесом. Десяти соток вполне хватило бы. Я живу по принципу Сенеки, который говорил: богат не тот, кто богат, а тот, кто знает, сколько ему нужно.

- И что на этих десяти сотках: сад, огород, газон?..

- Жена сказала бы: газон! А я бы хотел, чтобы и огородина была - лук, огурцы. А из цветов - ромашки, тюльпаны. Но пока на все это нет времени. Так что на природе бываю, когда приезжаем в Богдановку. Идем в лес, разводим костер. Собираются все, кто вместе учился. Никаких рангов, чинов. Любим сделать шашлык, а потом в золе запечь картошку.

- Грибы собираете?

- Не люблю. И охоту не люблю - зверей жалко. Другое дело - рыбалка. С обыкновенной удочкой...

- Но вы говорите, что неусидчивы, а рыбалка требует ох какого терпения!

- Рыбалка - это удовольствие. А что требует терпения, так это всякие заседания. Так и хочется встать и пройтись. И еще знаете, что трудно? Я с ходу улавливаю, что мне хотят сказать, поэтому не могу дождаться, когда говорящий закончит мысль, которую я давно понял.

- В связи с этим не предполагаете конфликтов с новыми сотрудниками?

- Я неконфликтный человек. Избавляюсь только от отъявленных бездельников, а со всеми, кто хочет работать, нахожу общий язык.

- До сих пор вы занимались законотворчеством. Но известно ведь, что мало принять хорошие законы. Нужно, чтобы они выполнялись. Возглавив исполнительный орган, вы ощущаете, что дорвались до власти?

- Ну, во-первых, на посту председателя комиссии по образованию и науке кое-чего добился: мы ввели оплату учителям за классное руководство, за проверку тетрадей... А сейчас чувствую, что у меня много единомышленников, которые готовы навалиться на рычаг, которым можно поднять наше образование.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх