EN|RU|UK
  497  1

 ПОСЛЕ ВСТУПЛЕНИЯ В ЕС ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ УСКОРЯЕТСЯ

Беспокойство по поводу вмешательства Москвы напоминает о политических преимуществах членства в ЕС.

Недавно президент Чехии Вацлав Клаус попал на первые полосы газет, когда гневно выступил против "ползучей унификации" Европы. Но хотя Клаус является, может быть, самым известным политиком в новых, посткоммунистических странах Европейского союза, он отнюдь не представляет общее мнение. Большинство лидеров, в отличие от Клауса, чувствуют себя гораздо комфортнее по поводу клуба, в который они вступили в мае прошлого года. У них есть на то причины: членство оказалось для Восточной Европы выгоднее, чем смели надеяться сторонники вступления.

Граждане Восточной Европы, в основном, похоже, разделяют чувства своих лидеров. Опрос общественного мнения Eurobarometer, который проводится под эгидой ЕС, показывает, что в апреле-октябре прошлого года поддержка членства в Союзе в странах ЕС выросла на 8% и составила 56%, это самый большой рост с 1995 года. И не только экономические блага приходят быстрее, чем ожидалось, гораздо яснее стали и политические преимущества членства.

На этом проблемы новых членов в рамках Союза не кончатся. Существует напряженность по поводу ратификации европейской конституции, бюджета 2007-2013 годов, политики ЕС в отношении России, что особенно важно для посткоммунистических государств. Но украинская "оранжевая революция" изменила политическую карту региона, высветив роль ЕС, как гаранта безопасности, и вновь возникшее у России желание вмешиваться в дела своих соседей.

Президент США Джордж Буш, которому в четверг предстоит встретиться со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Братиславе, вероятно, слышит в Центральной Европе, что украинский кризис продемонстрировал зависимость положения этих государств в мире от их сотрудничества с ЕС. В Польше Яцек Цикоцки, директор правительственного аналитического Центра восточных исследований, говорит: "Недавние события показали, что наша способность действовать на мировой арене зависит от глубины и прочности нашей базы в ЕС".


Об этом не думали год назад, когда новые члены вступали в Союз с большими опасениями. Даже сторонники вступления предупреждали избирателей, что не следует ожидать сразу многого: выгоды от вступления будут становиться очевидными медленно. Противники вступления говорили о проблемах, которые возникнут сразу же, особенно в сельском хозяйстве, и о потере национальной идентичности в Союзе, где тон задают богатые доноры, особенно Германия. Выслушав противоречивые аргументы, избиратели проигнорировали своих политических лидеров: в новых государствах явка на июньские выборы в Европарламент составила всего 20%.

Но, к удивлению политиков и избирателей, вступление сопровождается ускорением экономического роста. В прошлом году рост валового внутреннего продукта в посткоммунистических странах составил 5%, то есть увеличился на 3,7% в 2004 году. Всемирный банк прогнозирует в 2005 году рост на 4,5%, что вдвое выше роста в "старом" ЕС.

Экспорт увеличился почти на 20%, в этой сфере лидируют Польша и Чехия. В сельском хозяйстве, где производители опасались, что их задушит западноевропейский импорт, экспорт на Запад тоже вырос.

К концу 2004 года фермеры начали получать европейскую сельскохозяйственную помощь для мелких производителей: как минимум по 500 евро. По оценке Еврокомиссии, в прошлом году доходы фермеров в новых странах ЕС выросли на 50%. В Чехии рост составил 108%, в Польше – 73%, и это самый большой рост после падения коммунизма.

Расширение стимулировало приток иностранных инвестиций, особенно портфельных капиталов. Биржи в регионе ожили, словацкие акции выросли на 84%.

Между тем события на Украине напомнили жителям Центральной Европы о политических преимуществах членства в ЕС. Зрелище, которое представляли собой тысячи украинцев, вышедших на демонстрации в поддержку попытки Виктора Ющенко свергнуть авторитарный режим президента Леонида Кучмы, вызвало у многих из них воспоминания о собственных антикоммунистических выступлениях. Голоса украинцев, требующих вступления в ЕС, возродили у многих из них веру в Союз.

Если победа Ющенко повлечет за собой политическую трансформацию, жители Центральной Европы почувствуют себя в большей безопасности, так как граница демократии отодвинется на несколько сот километров восточнее. Заместитель чешского министра иностранных дел Петр Колар говорит: "Зона стабильности, демократии и, мы надеемся, будущего процветания расширяется".

Кроме того, украинский кризис стал показателем политического влияния ЕС, когда лидеры его новых членов уговорили сторону Кучмы признать поражение. Президент Польши Александр Квасьневский и его литовский коллега Валдас Адамкус добивались этого результата совместно с главой внешнеполитического ведомства ЕС Хавьером Соланой. Но польские и литовские власти первыми признали, что влиятельность их президентов была основана не на их роли национальных лидеров, а на том, что они представляли весь ЕС.

В то же время украинский кризис заставил многих жителей Центральной Европы вновь увидеть опасность, исходящую от Москвы. Они считают путинскую Россию авторитарным государством, стремящимся восстановить влияние, утраченное с распадом СССР. Ян Хартл, глава чешского управления рыночных исследований STEM, говорит: "Если спросить людей, что представляет самую большую угрозу для страны, они прежде всего назовут Россию".

В отличие от прошлого, жителей Центральной Европы беспокоит не военная угроза, а политическая и экономическая тактика Кремля, которую они считают подрывной. Представители правительств признают, что Москва имеет законные исторические, личные, экономические и политические связи в регионе, особенно на Украине, где Россия правила не один век. Но они утверждают, что Россия часто отстаивает свои интересы подрывными методами, часто используя для расширения своего влияния бывших или нынешних офицеров спецслужб.

Они боятся, что Кремль, потерпевший политические поражения на Украине и в Грузии, станет агрессивнее по отношению к своим соседям. Цикоцкий говорит: "Есть опасения, что Россия станет жестче".

С точки зрения Восточной Европы, в последнее время Россия нередко вмешивается в чужие дела, особенно в странах Балтии. В Литве Россия причастна к скандалу, который в прошлом году привел к импичменту президента Роландаса Паксаса. Авторы парламентского доклада обвинили Паксаса в связях с российским бизнесом, агентами спецслужб и организованной преступностью.

Представители Латвии и Эстонии обвиняют Кремль во вмешательстве под предлогом защиты прав русских меньшинств. Москва заявляет, что считает своим долгом бороться против дискриминации русских.


В Польше парламентская комиссия расследует заявления, которые польские спецслужбы приписывают бывшему офицеру КГБ Владимиру Алганову, связанные с громким скандалом вокруг государственной нефтяной компании PKN Orlen. Полагают, что Россия намеревалась подкупить одного из польских министров, который должен был позволить "Лукойлу" купить акции PKN Orlen.

Есть опасения, что в будущем Россия, которая поставляет в Восточную Европу три четверти нефти и газа, воспользуется экономическими рычагами для достижения политических целей.

Правительства Центральной Европы считают, что Россию не следует демонизировать. И не следует считать каждое недоразумение заговором. Но они полагают, что кое-кто из высокопоставленных представителей России, если не сам Путин, по-прежнему считают зоной своего влияния бывшую советскую империю. Заместитель польского министра иностранных дел Ян Тружчинский говорит: "Мы должны убедить этих чиновников в том, что традиционная система, при которой существуют замкнутые сферы влияния, не приносят плодов. Мы должны вывести их из этой системы". Он выступает за укрепление связей с ЕС, включая сферы внешней политики и безопасности. Полагают, что НАТО, военный альянс мирового значения, может стать менее значимым, чем ЕС, в отражении невоенной угрозы в Европе. Это может означать ослабление партнерства с США в сфере безопасности и укрепление партнерства со странами ЕС даже в случае с Польшей, которую Вашингтон считает свои самым сильным союзником в Центральной Европе.


Польские власти считают, что страна мало получила за поддержку Америки в иракской войне. В этом году Варшава вернет своих миротворцев из Ирака. Марцин Заборовский, польский эксперт про внешней политике, недавно опубликовал статью, заказанную Европейским институтом проблем безопасности, в которой пишет: "Польский атлантизм в будущем, вероятно, ослабнет".

Однако страны Центральной Европы призывают западноевропейские государства к осторожности в отношениях с Москвой. Три сильнейших государства ЕС – Британия, Германия и Франция – не имеют восточноевропейских воспоминаний о советской оккупации и считают Москву надежным, хотя порой эксцентричным, партнером. В частном порядке они периодически обвиняют Центральную Европу в разжигании антироссийских настроений.

Центральная Европа аплодировала жесткой позиции ЕС по поводу Чечни в первые годы президентства Путина. Но единый фронт разрушила "большая тройка", обхаживающая Путина на двусторонней основе. Сегодня ЕС обсуждает, как сохранить хорошие отношения с Москвой, развивая при этом связи с Украиной.

У Центральной Европы есть и другие проблемы в Союзе, связанные с бюджетом, европейской конституцией и экономическим развитием. Новые члены хотят увеличения своей доли в программе региональной помощи в 2007-2013 годах, нынешние получатели во главе с Испанией отстаивают свои ассигнования, а доноры Союза во главе с Германией хотят сократить расходы.

Вызывает дебаты и европейская конституция. Шум, поднятый такими "евроскептиками", как Клаус и польский популист Анджей Леппер, вызывает у сторонников договора опасения, что его могут отвергнуть Чехия или Польша, которые планируют перед его ратификацией провести референдумы.

Но даже местные евроскептики полагают, что общественность, в большинстве своем не знающая подробностей конституции, может решить, что речь идет о продолжении членства в Союзе, и проголосовать "за". В ближайшие месяцы могут появляться все новые скептические заголовки. Но трое новых членов – Литва, Венгрия и Словения – ратифицировали договор путем парламентского голосования, и их примеру почти наверняка последуют еще пять.


Для многих жителей Центральной Европы ключевым вопросом остается экономика и давнее стремление повысить уровень жизни до западноевропейских стандартов. Экономики региона имеют серьезные недостатки. Средний уровень безработицы составляет 14%. В странах сохраняется разрыв между теми, кому европейская интеграция выгодна – молодыми квалифицированными работниками, и теми, кто проиграл, – стариками, больными и безработными.

Правительства стремятся держать под контролем расходы на пособия и дефициты бюджетов, особенно в Венгрии, Чехии и Польше. В прошлом году Венгрия пережила валютный кризис, когда трейдеров напугали налоговый и валютный дефициты. Он продемонстрировал, что регион остается уязвимым перед потрясениями.

У политиков есть такие радикальные идеи, как введение низкого единого налога, что уже сделала Словакия. Но проблему представляет сохранение общественной поддержки людей, которые уже 15 лет переживают экономические потрясения.

В целом жители Восточной Европы будут судить об успехе или провале членства в ЕС по собственным кошелькам. Не удивляют результаты опроса Eurobarometer, показывающие, что ЕС обычно больше довольны в Западной, а не в Восточной Европе. Однако уровень недовольства снижается и здесь, и это показывает, что убежденных противников Союза сравнительно мало. Средние избиратели ждут, как членство отразится на их странах. Но первые месяцы членства показали, что преимуществ больше, чем недостатков.

Потребность в нефти и газе дает Москве возможности влияния

У правительства Латвии проблемы с продажей оставшихся акций Ventspils Nafta, компании по транзиту нефти, которая является важным звеном в российском нефтяном экспорте.

Мощности Ventspils Nafta используются лишь на треть с тех пор, как два года назад Россия прекратила транспортировку нефти по латвийским трубопроводам. Терминал компании в порту Вентспилс получает небольшое количество нефти по железной дороге.

Российские власти, переключившие экспорт нефти на другие терминалы, заявляют, что транспортировка по латвийским нефтепроводам возобновится, когда Ventspils Nafta снизит пошлины. Но власти Латвии подозревают, что Россия пытается вынудить правительство продать 38,6% акций Ventspils Nafta российским покупателям.

В Риге не прекращаются споры о том, движут ли Россией экономические, политические или те и другие мотивы. Западная Европа часто называет подозрительность Латвии по отношению к России преувеличенной. Но Восточная Европа, имеющая аналогичный опыт советского угнетения, прекрасно понимает Латвию. Иржи Гавор, партнер чешской консалтинговой компании ENA, говорит: "Ни в чем нельзя быть уверенным. Россия не Запад. Русские не обязательно принимают решения, исходя только из экономических соображений. Всегда есть ощущение, что во всем присутствует политическая стратегия".

Российские энергетические группы, на долю которых приходится более 75% поставок нефти и газа новым членам ЕС, утверждают, что у них есть экономические причины для инвестиций в Восточную Европу. "Газпром" и "Лукойл", инвестирующие от Балтики до Балкан, говорят, что такие инвестиции увеличивают их ценность.

Однако Кремль оказывает сильное политическое влияние на их деятельность. Все надежды на независимость, которые российские энергетические группы могли питать в 1990-е годы, кончились при президенте Владимире Путине. Его правительство хочет доминировать в энергетическом секторе и крупных компаниях, вне зависимости от того, имеет ли государство в них крупный пакет, как в "Газпроме", или не имеет ничего, как в "Лукойле".

"Газпром" и "Лукойл" утверждают, что действуют в интересах своих акционеров. Но страны Восточной Европы видят в усилении влияния российского государства угрозу того, что политические факторы будут играть ведущую роль при принятии решений.

Правительства Восточной Европы стремятся ограничить российские энергетические инвестиции, часто действуя потихоньку, чтобы не провоцировать недовольство. Чехия не допустила российских соискателей к приватизации нефтеперерабатывающей компании Unipetrol, которую продали польской компании PKN Orlen. Польша пока отбивает попытки "Лукойла" купить акции PKN Orlen.

Если есть выбор, предпочтение отдают западным покупателям. Недавно Словакия продала контрольный пакет производителя электроэнергии Slovenske Elektrarne итальянской компании Enel за 840 млн евро, хотя у нее было предложение от "ЕЭС России".

Такая политика не всегда успешна. Литва отвергла предложения России, желавшей купить нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, предпочтя американскую компанию Williams. Но после споров из-за нефтяных поставок компания впоследствии была продана ЮКОСу.

Словакия, которая почти полностью зависит от российской энергии, продала 49% своего нефтепровода Transpetrol ЮКОСу в 2002 году, когда казалось, что ЮКОС вырвался из-под государственного контроля. Но теперь Кремль захватил большую часть ЮКОСа, породив сомнения по поводу независимости оставшейся части.

Восточноевропейские правительства, впрочем, признают, что. пока деятельность российских компаний прозрачна, сотрудничество может быть выгодным. Восточной Европе нужны капиталы, и ей необходимо показать Западной Европе, что ее антироссийские настроения не беспочвенны.

Некоторые правительства стремятся обеспечить прозрачность сделок, а не отказываться от них. Недавно Венгрия разрешила "Газпрому" и немецкой компании Eon сотрудничать в приобретении активов энергетической группы Mol.

Ключевым активом некоторых восточноевропейских государств, включая Польшу, Словакию и Чехию, являются российские транзитные трубопроводы, идущие в Западную Европу. Страны транзита получают значительные пошлины и знают, что Москва не может прекратить энергетические поставки им, не прекратив их в Германию. Поскольку Россия зависит от энергетической экспортной прибыли, она придает большое значение поставкам в Восточную и Западную Европу.

Однако проект нового балтийского трубопровода может разрушить гармонию интересов. Россия предложила путь по дну Балтийского моря, в обход Восточной Европы. План пользуется поддержкой в Британии и Германии, но вызывает противодействие в Польше и других странах транзита.

Януш Рейтер, директор польского аналитического Центра международных отношений, говорит: "Мы не можем с подозрением относиться ко всем российским инвестициям. Но каждый случай надо рассматривать по отдельности, особенно в таком важном секторе, как энергетика. Чем сильнее будут наши государства и экономики, тем легче будет абсорбировать российский капитал. В ближайшие 10-20 лет это будет проблемой. Потом проблема перестанет существовать".

Беспокойство по поводу вмешательства Москвы напоминает о политических преимуществах членства в ЕС
Недавно президент Чехии Вацлав Клаус попал на первые полосы газет, когда гневно выступил против "ползучей унификации" Европы. Но хотя Клаус является, может быть, самым известным политиком в новых, посткоммунистических странах Европейского союза, он отнюдь не представляет общее мнение. Большинство лидеров, в отличие от Клауса, чувствуют себя гораздо комфортнее по поводу клуба, в который они вступили в мае прошлого года. У них есть на то причины: членство оказалось для Восточной Европы выгоднее, чем смели надеяться сторонники вступления.

Граждане Восточной Европы, в основном, похоже, разделяют чувства своих лидеров. Опрос общественного мнения Eurobarometer, который проводится под эгидой ЕС, показывает, что в апреле-октябре прошлого года поддержка членства в Союзе в странах ЕС выросла на 8% и составила 56%, это самый большой рост с 1995 года. И не только экономические блага приходят быстрее, чем ожидалось, гораздо яснее стали и политические преимущества членства.

На этом проблемы новых членов в рамках Союза не кончатся. Существует напряженность по поводу ратификации европейской конституции, бюджета 2007-2013 годов, политики ЕС в отношении России, что особенно важно для посткоммунистических государств. Но украинская "оранжевая революция" изменила политическую карту региона, высветив роль ЕС, как гаранта безопасности, и вновь возникшее у России желание вмешиваться в дела своих соседей.

Президент США Джордж Буш, которому в четверг предстоит встретиться со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Братиславе, вероятно, слышит в Центральной Европе, что украинский кризис продемонстрировал зависимость положения этих государств в мире от их сотрудничества с ЕС. В Польше Яцек Цикоцки, директор правительственного аналитического Центра восточных исследований, говорит: "Недавние события показали, что наша способность действовать на мировой арене зависит от глубины и прочности нашей базы в ЕС".


Об этом не думали год назад, когда новые члены вступали в Союз с большими опасениями. Даже сторонники вступления предупреждали избирателей, что не следует ожидать сразу многого: выгоды от вступления будут становиться очевидными медленно. Противники вступления говорили о проблемах, которые возникнут сразу же, особенно в сельском хозяйстве, и о потере национальной идентичности в Союзе, где тон задают богатые доноры, особенно Германия. Выслушав противоречивые аргументы, избиратели проигнорировали своих политических лидеров: в новых государствах явка на июньские выборы в Европарламент составила всего 20%.

Но, к удивлению политиков и избирателей, вступление сопровождается ускорением экономического роста. В прошлом году рост валового внутреннего продукта в посткоммунистических странах составил 5%, то есть увеличился на 3,7% в 2004 году. Всемирный банк прогнозирует в 2005 году рост на 4,5%, что вдвое выше роста в "старом" ЕС.

Экспорт увеличился почти на 20%, в этой сфере лидируют Польша и Чехия. В сельском хозяйстве, где производители опасались, что их задушит западноевропейский импорт, экспорт на Запад тоже вырос.

К концу 2004 года фермеры начали получать европейскую сельскохозяйственную помощь для мелких производителей: как минимум по 500 евро. По оценке Еврокомиссии, в прошлом году доходы фермеров в новых странах ЕС выросли на 50%. В Чехии рост составил 108%, в Польше – 73%, и это самый большой рост после падения коммунизма.

Расширение стимулировало приток иностранных инвестиций, особенно портфельных капиталов. Биржи в регионе ожили, словацкие акции выросли на 84%.

Между тем события на Украине напомнили жителям Центральной Европы о политических преимуществах членства в ЕС. Зрелище, которое представляли собой тысячи украинцев, вышедших на демонстрации в поддержку попытки Виктора Ющенко свергнуть авторитарный режим президента Леонида Кучмы, вызвало у многих из них воспоминания о собственных антикоммунистических выступлениях. Голоса украинцев, требующих вступления в ЕС, возродили у многих из них веру в Союз.

Если победа Ющенко повлечет за собой политическую трансформацию, жители Центральной Европы почувствуют себя в большей безопасности, так как граница демократии отодвинется на несколько сот километров восточнее. Заместитель чешского министра иностранных дел Петр Колар говорит: "Зона стабильности, демократии и, мы надеемся, будущего процветания расширяется".

Кроме того, украинский кризис стал показателем политического влияния ЕС, когда лидеры его новых членов уговорили сторону Кучмы признать поражение. Президент Польши Александр Квасьневский и его литовский коллега Валдас Адамкус добивались этого результата совместно с главой внешнеполитического ведомства ЕС Хавьером Соланой. Но польские и литовские власти первыми признали, что влиятельность их президентов была основана не на их роли национальных лидеров, а на том, что они представляли весь ЕС.

В то же время украинский кризис заставил многих жителей Центральной Европы вновь увидеть опасность, исходящую от Москвы. Они считают путинскую Россию авторитарным государством, стремящимся восстановить влияние, утраченное с распадом СССР. Ян Хартл, глава чешского управления рыночных исследований STEM, говорит: "Если спросить людей, что представляет самую большую угрозу для страны, они прежде всего назовут Россию".

В отличие от прошлого, жителей Центральной Европы беспокоит не военная угроза, а политическая и экономическая тактика Кремля, которую они считают подрывной. Представители правительств признают, что Москва имеет законные исторические, личные, экономические и политические связи в регионе, особенно на Украине, где Россия правила не один век. Но они утверждают, что Россия часто отстаивает свои интересы подрывными методами, часто используя для расширения своего влияния бывших или нынешних офицеров спецслужб.

Они боятся, что Кремль, потерпевший политические поражения на Украине и в Грузии, станет агрессивнее по отношению к своим соседям. Цикоцкий говорит: "Есть опасения, что Россия станет жестче".

С точки зрения Восточной Европы, в последнее время Россия нередко вмешивается в чужие дела, особенно в странах Балтии. В Литве Россия причастна к скандалу, который в прошлом году привел к импичменту президента Роландаса Паксаса. Авторы парламентского доклада обвинили Паксаса в связях с российским бизнесом, агентами спецслужб и организованной преступностью.

Представители Латвии и Эстонии обвиняют Кремль во вмешательстве под предлогом защиты прав русских меньшинств. Москва заявляет, что считает своим долгом бороться против дискриминации русских.


В Польше парламентская комиссия расследует заявления, которые польские спецслужбы приписывают бывшему офицеру КГБ Владимиру Алганову, связанные с громким скандалом вокруг государственной нефтяной компании PKN Orlen. Полагают, что Россия намеревалась подкупить одного из польских министров, который должен был позволить "Лукойлу" купить акции PKN Orlen.

Есть опасения, что в будущем Россия, которая поставляет в Восточную Европу три четверти нефти и газа, воспользуется экономическими рычагами для достижения политических целей.

Правительства Центральной Европы считают, что Россию не следует демонизировать. И не следует считать каждое недоразумение заговором. Но они полагают, что кое-кто из высокопоставленных представителей России, если не сам Путин, по-прежнему считают зоной своего влияния бывшую советскую империю. Заместитель польского министра иностранных дел Ян Тружчинский говорит: "Мы должны убедить этих чиновников в том, что традиционная система, при которой существуют замкнутые сферы влияния, не приносят плодов. Мы должны вывести их из этой системы". Он выступает за укрепление связей с ЕС, включая сферы внешней политики и безопасности. Полагают, что НАТО, военный альянс мирового значения, может стать менее значимым, чем ЕС, в отражении невоенной угрозы в Европе. Это может означать ослабление партнерства с США в сфере безопасности и укрепление партнерства со странами ЕС даже в случае с Польшей, которую Вашингтон считает свои самым сильным союзником в Центральной Европе.


Польские власти считают, что страна мало получила за поддержку Америки в иракской войне. В этом году Варшава вернет своих миротворцев из Ирака. Марцин Заборовский, польский эксперт про внешней политике, недавно опубликовал статью, заказанную Европейским институтом проблем безопасности, в которой пишет: "Польский атлантизм в будущем, вероятно, ослабнет".

Однако страны Центральной Европы призывают западноевропейские государства к осторожности в отношениях с Москвой. Три сильнейших государства ЕС – Британия, Германия и Франция – не имеют восточноевропейских воспоминаний о советской оккупации и считают Москву надежным, хотя порой эксцентричным, партнером. В частном порядке они периодически обвиняют Центральную Европу в разжигании антироссийских настроений.

Центральная Европа аплодировала жесткой позиции ЕС по поводу Чечни в первые годы президентства Путина. Но единый фронт разрушила "большая тройка", обхаживающая Путина на двусторонней основе. Сегодня ЕС обсуждает, как сохранить хорошие отношения с Москвой, развивая при этом связи с Украиной.

У Центральной Европы есть и другие проблемы в Союзе, связанные с бюджетом, европейской конституцией и экономическим развитием. Новые члены хотят увеличения своей доли в программе региональной помощи в 2007-2013 годах, нынешние получатели во главе с Испанией отстаивают свои ассигнования, а доноры Союза во главе с Германией хотят сократить расходы.

Вызывает дебаты и европейская конституция. Шум, поднятый такими "евроскептиками", как Клаус и польский популист Анджей Леппер, вызывает у сторонников договора опасения, что его могут отвергнуть Чехия или Польша, которые планируют перед его ратификацией провести референдумы.

Но даже местные евроскептики полагают, что общественность, в большинстве своем не знающая подробностей конституции, может решить, что речь идет о продолжении членства в Союзе, и проголосовать "за". В ближайшие месяцы могут появляться все новые скептические заголовки. Но трое новых членов – Литва, Венгрия и Словения – ратифицировали договор путем парламентского голосования, и их примеру почти наверняка последуют еще пять.


Для многих жителей Центральной Европы ключевым вопросом остается экономика и давнее стремление повысить уровень жизни до западноевропейских стандартов. Экономики региона имеют серьезные недостатки. Средний уровень безработицы составляет 14%. В странах сохраняется разрыв между теми, кому европейская интеграция выгодна – молодыми квалифицированными работниками, и теми, кто проиграл, – стариками, больными и безработными.

Правительства стремятся держать под контролем расходы на пособия и дефициты бюджетов, особенно в Венгрии, Чехии и Польше. В прошлом году Венгрия пережила валютный кризис, когда трейдеров напугали налоговый и валютный дефициты. Он продемонстрировал, что регион остается уязвимым перед потрясениями.

У политиков есть такие радикальные идеи, как введение низкого единого налога, что уже сделала Словакия. Но проблему представляет сохранение общественной поддержки людей, которые уже 15 лет переживают экономические потрясения.

В целом жители Восточной Европы будут судить об успехе или провале членства в ЕС по собственным кошелькам. Не удивляют результаты опроса Eurobarometer, показывающие, что ЕС обычно больше довольны в Западной, а не в Восточной Европе. Однако уровень недовольства снижается и здесь, и это показывает, что убежденных противников Союза сравнительно мало. Средние избиратели ждут, как членство отразится на их странах. Но первые месяцы членства показали, что преимуществ больше, чем недостатков.

Потребность в нефти и газе дает Москве возможности влияния

У правительства Латвии проблемы с продажей оставшихся акций Ventspils Nafta, компании по транзиту нефти, которая является важным звеном в российском нефтяном экспорте.

Мощности Ventspils Nafta используются лишь на треть с тех пор, как два года назад Россия прекратила транспортировку нефти по латвийским трубопроводам. Терминал компании в порту Вентспилс получает небольшое количество нефти по железной дороге.

Российские власти, переключившие экспорт нефти на другие терминалы, заявляют, что транспортировка по латвийским нефтепроводам возобновится, когда Ventspils Nafta снизит пошлины. Но власти Латвии подозревают, что Россия пытается вынудить правительство продать 38,6% акций Ventspils Nafta российским покупателям.

В Риге не прекращаются споры о том, движут ли Россией экономические, политические или те и другие мотивы. Западная Европа часто называет подозрительность Латвии по отношению к России преувеличенной. Но Восточная Европа, имеющая аналогичный опыт советского угнетения, прекрасно понимает Латвию. Иржи Гавор, партнер чешской консалтинговой компании ENA, говорит: "Ни в чем нельзя быть уверенным. Россия не Запад. Русские не обязательно принимают решения, исходя только из экономических соображений. Всегда есть ощущение, что во всем присутствует политическая стратегия".

Российские энергетические группы, на долю которых приходится более 75% поставок нефти и газа новым членам ЕС, утверждают, что у них есть экономические причины для инвестиций в Восточную Европу. "Газпром" и "Лукойл", инвестирующие от Балтики до Балкан, говорят, что такие инвестиции увеличивают их ценность.

Однако Кремль оказывает сильное политическое влияние на их деятельность. Все надежды на независимость, которые российские энергетические группы могли питать в 1990-е годы, кончились при президенте Владимире Путине. Его правительство хочет доминировать в энергетическом секторе и крупных компаниях, вне зависимости от того, имеет ли государство в них крупный пакет, как в "Газпроме", или не имеет ничего, как в "Лукойле".

"Газпром" и "Лукойл" утверждают, что действуют в интересах своих акционеров. Но страны Восточной Европы видят в усилении влияния российского государства угрозу того, что политические факторы будут играть ведущую роль при принятии решений.

Правительства Восточной Европы стремятся ограничить российские энергетические инвестиции, часто действуя потихоньку, чтобы не провоцировать недовольство. Чехия не допустила российских соискателей к приватизации нефтеперерабатывающей компании Unipetrol, которую продали польской компании PKN Orlen. Польша пока отбивает попытки "Лукойла" купить акции PKN Orlen.

Если есть выбор, предпочтение отдают западным покупателям. Недавно Словакия продала контрольный пакет производителя электроэнергии Slovenske Elektrarne итальянской компании Enel за 840 млн евро, хотя у нее было предложение от "ЕЭС России".

Такая политика не всегда успешна. Литва отвергла предложения России, желавшей купить нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, предпочтя американскую компанию Williams. Но после споров из-за нефтяных поставок компания впоследствии была продана ЮКОСу.

Словакия, которая почти полностью зависит от российской энергии, продала 49% своего нефтепровода Transpetrol ЮКОСу в 2002 году, когда казалось, что ЮКОС вырвался из-под государственного контроля. Но теперь Кремль захватил большую часть ЮКОСа, породив сомнения по поводу независимости оставшейся части.

Восточноевропейские правительства, впрочем, признают, что. пока деятельность российских компаний прозрачна, сотрудничество может быть выгодным. Восточной Европе нужны капиталы, и ей необходимо показать Западной Европе, что ее антироссийские настроения не беспочвенны.

Некоторые правительства стремятся обеспечить прозрачность сделок, а не отказываться от них. Недавно Венгрия разрешила "Газпрому" и немецкой компании Eon сотрудничать в приобретении активов энергетической группы Mol.

Ключевым активом некоторых восточноевропейских государств, включая Польшу, Словакию и Чехию, являются российские транзитные трубопроводы, идущие в Западную Европу. Страны транзита получают значительные пошлины и знают, что Москва не может прекратить энергетические поставки им, не прекратив их в Германию. Поскольку Россия зависит от энергетической экспортной прибыли, она придает большое значение поставкам в Восточную и Западную Европу.

Однако проект нового балтийского трубопровода может разрушить гармонию интересов. Россия предложила путь по дну Балтийского моря, в обход Восточной Европы. План пользуется поддержкой в Британии и Германии, но вызывает противодействие в Польше и других странах транзита.

Януш Рейтер, директор польского аналитического Центра международных отношений, говорит: "Мы не можем с подозрением относиться ко всем российским инвестициям. Но каждый случай надо рассматривать по отдельности, особенно в таком важном секторе, как энергетика. Чем сильнее будут наши государства и экономики, тем легче будет абсорбировать российский капитал. В ближайшие 10-20 лет это будет проблемой. Потом проблема перестанет существовать".

Беспокойство по поводу вмешательства Москвы напоминает о политических преимуществах членства в ЕС
Недавно президент Чехии Вацлав Клаус попал на первые полосы газет, когда гневно выступил против "ползучей унификации" Европы. Но хотя Клаус является, может быть, самым известным политиком в новых, посткоммунистических странах Европейского союза, он отнюдь не представляет общее мнение. Большинство лидеров, в отличие от Клауса, чувствуют себя гораздо комфортнее по поводу клуба, в который они вступили в мае прошлого года. У них есть на то причины: членство оказалось для Восточной Европы выгоднее, чем смели надеяться сторонники вступления.

Граждане Восточной Европы, в основном, похоже, разделяют чувства своих лидеров. Опрос общественного мнения Eurobarometer, который проводится под эгидой ЕС, показывает, что в апреле-октябре прошлого года поддержка членства в Союзе в странах ЕС выросла на 8% и составила 56%, это самый большой рост с 1995 года. И не только экономические блага приходят быстрее, чем ожидалось, гораздо яснее стали и политические преимущества членства.

На этом проблемы новых членов в рамках Союза не кончатся. Существует напряженность по поводу ратификации европейской конституции, бюджета 2007-2013 годов, политики ЕС в отношении России, что особенно важно для посткоммунистических государств. Но украинская "оранжевая революция" изменила политическую карту региона, высветив роль ЕС, как гаранта безопасности, и вновь возникшее у России желание вмешиваться в дела своих соседей.

Президент США Джордж Буш, которому в четверг предстоит встретиться со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Братиславе, вероятно, слышит в Центральной Европе, что украинский кризис продемонстрировал зависимость положения этих государств в мире от их сотрудничества с ЕС. В Польше Яцек Цикоцки, директор правительственного аналитического Центра восточных исследований, говорит: "Недавние события показали, что наша способность действовать на мировой арене зависит от глубины и прочности нашей базы в ЕС".


Об этом не думали год назад, когда новые члены вступали в Союз с большими опасениями. Даже сторонники вступления предупреждали избирателей, что не следует ожидать сразу многого: выгоды от вступления будут становиться очевидными медленно. Противники вступления говорили о проблемах, которые возникнут сразу же, особенно в сельском хозяйстве, и о потере национальной идентичности в Союзе, где тон задают богатые доноры, особенно Германия. Выслушав противоречивые аргументы, избиратели проигнорировали своих политических лидеров: в новых государствах явка на июньские выборы в Европарламент составила всего 20%.

Но, к удивлению политиков и избирателей, вступление сопровождается ускорением экономического роста. В прошлом году рост валового внутреннего продукта в посткоммунистических странах составил 5%, то есть увеличился на 3,7% в 2004 году. Всемирный банк прогнозирует в 2005 году рост на 4,5%, что вдвое выше роста в "старом" ЕС.

Экспорт увеличился почти на 20%, в этой сфере лидируют Польша и Чехия. В сельском хозяйстве, где производители опасались, что их задушит западноевропейский импорт, экспорт на Запад тоже вырос.

К концу 2004 года фермеры начали получать европейскую сельскохозяйственную помощь для мелких производителей: как минимум по 500 евро. По оценке Еврокомиссии, в прошлом году доходы фермеров в новых странах ЕС выросли на 50%. В Чехии рост составил 108%, в Польше – 73%, и это самый большой рост после падения коммунизма.

Расширение стимулировало приток иностранных инвестиций, особенно портфельных капиталов. Биржи в регионе ожили, словацкие акции выросли на 84%.

Между тем события на Украине напомнили жителям Центральной Европы о политических преимуществах членства в ЕС. Зрелище, которое представляли собой тысячи украинцев, вышедших на демонстрации в поддержку попытки Виктора Ющенко свергнуть авторитарный режим президента Леонида Кучмы, вызвало у многих из них воспоминания о собственных антикоммунистических выступлениях. Голоса украинцев, требующих вступления в ЕС, возродили у многих из них веру в Союз.

Если победа Ющенко повлечет за собой политическую трансформацию, жители Центральной Европы почувствуют себя в большей безопасности, так как граница демократии отодвинется на несколько сот километров восточнее. Заместитель чешского министра иностранных дел Петр Колар говорит: "Зона стабильности, демократии и, мы надеемся, будущего процветания расширяется".

Кроме того, украинский кризис стал показателем политического влияния ЕС, когда лидеры его новых членов уговорили сторону Кучмы признать поражение. Президент Польши Александр Квасьневский и его литовский коллега Валдас Адамкус добивались этого результата совместно с главой внешнеполитического ведомства ЕС Хавьером Соланой. Но польские и литовские власти первыми признали, что влиятельность их президентов была основана не на их роли национальных лидеров, а на том, что они представляли весь ЕС.

В то же время украинский кризис заставил многих жителей Центральной Европы вновь увидеть опасность, исходящую от Москвы. Они считают путинскую Россию авторитарным государством, стремящимся восстановить влияние, утраченное с распадом СССР. Ян Хартл, глава чешского управления рыночных исследований STEM, говорит: "Если спросить людей, что представляет самую большую угрозу для страны, они прежде всего назовут Россию".

В отличие от прошлого, жителей Центральной Европы беспокоит не военная угроза, а политическая и экономическая тактика Кремля, которую они считают подрывной. Представители правительств признают, что Москва имеет законные исторические, личные, экономические и политические связи в регионе, особенно на Украине, где Россия правила не один век. Но они утверждают, что Россия часто отстаивает свои интересы подрывными методами, часто используя для расширения своего влияния бывших или нынешних офицеров спецслужб.

Они боятся, что Кремль, потерпевший политические поражения на Украине и в Грузии, станет агрессивнее по отношению к своим соседям. Цикоцкий говорит: "Есть опасения, что Россия станет жестче".

С точки зрения Восточной Европы, в последнее время Россия нередко вмешивается в чужие дела, особенно в странах Балтии. В Литве Россия причастна к скандалу, который в прошлом году привел к импичменту президента Роландаса Паксаса. Авторы парламентского доклада обвинили Паксаса в связях с российским бизнесом, агентами спецслужб и организованной преступностью.

Представители Латвии и Эстонии обвиняют Кремль во вмешательстве под предлогом защиты прав русских меньшинств. Москва заявляет, что считает своим долгом бороться против дискриминации русских.


В Польше парламентская комиссия расследует заявления, которые польские спецслужбы приписывают бывшему офицеру КГБ Владимиру Алганову, связанные с громким скандалом вокруг государственной нефтяной компании PKN Orlen. Полагают, что Россия намеревалась подкупить одного из польских министров, который должен был позволить "Лукойлу" купить акции PKN Orlen.

Есть опасения, что в будущем Россия, которая поставляет в Восточную Европу три четверти нефти и газа, воспользуется экономическими рычагами для достижения политических целей.

Правительства Центральной Европы считают, что Россию не следует демонизировать. И не следует считать каждое недоразумение заговором. Но они полагают, что кое-кто из высокопоставленных представителей России, если не сам Путин, по-прежнему считают зоной своего влияния бывшую советскую империю. Заместитель польского министра иностранных дел Ян Тружчинский говорит: "Мы должны убедить этих чиновников в том, что традиционная система, при которой существуют замкнутые сферы влияния, не приносят плодов. Мы должны вывести их из этой системы". Он выступает за укрепление связей с ЕС, включая сферы внешней политики и безопасности. Полагают, что НАТО, военный альянс мирового значения, может стать менее значимым, чем ЕС, в отражении невоенной угрозы в Европе. Это может означать ослабление партнерства с США в сфере безопасности и укрепление партнерства со странами ЕС даже в случае с Польшей, которую Вашингтон считает свои самым сильным союзником в Центральной Европе.


Польские власти считают, что страна мало получила за поддержку Америки в иракской войне. В этом году Варшава вернет своих миротворцев из Ирака. Марцин Заборовский, польский эксперт про внешней политике, недавно опубликовал статью, заказанную Европейским институтом проблем безопасности, в которой пишет: "Польский атлантизм в будущем, вероятно, ослабнет".

Однако страны Центральной Европы призывают западноевропейские государства к осторожности в отношениях с Москвой. Три сильнейших государства ЕС – Британия, Германия и Франция – не имеют восточноевропейских воспоминаний о советской оккупации и считают Москву надежным, хотя порой эксцентричным, партнером. В частном порядке они периодически обвиняют Центральную Европу в разжигании антироссийских настроений.

Центральная Европа аплодировала жесткой позиции ЕС по поводу Чечни в первые годы президентства Путина. Но единый фронт разрушила "большая тройка", обхаживающая Путина на двусторонней основе. Сегодня ЕС обсуждает, как сохранить хорошие отношения с Москвой, развивая при этом связи с Украиной.

У Центральной Европы есть и другие проблемы в Союзе, связанные с бюджетом, европейской конституцией и экономическим развитием. Новые члены хотят увеличения своей доли в программе региональной помощи в 2007-2013 годах, нынешние получатели во главе с Испанией отстаивают свои ассигнования, а доноры Союза во главе с Германией хотят сократить расходы.

Вызывает дебаты и европейская конституция. Шум, поднятый такими "евроскептиками", как Клаус и польский популист Анджей Леппер, вызывает у сторонников договора опасения, что его могут отвергнуть Чехия или Польша, которые планируют перед его ратификацией провести референдумы.

Но даже местные евроскептики полагают, что общественность, в большинстве своем не знающая подробностей конституции, может решить, что речь идет о продолжении членства в Союзе, и проголосовать "за". В ближайшие месяцы могут появляться все новые скептические заголовки. Но трое новых членов – Литва, Венгрия и Словения – ратифицировали договор путем парламентского голосования, и их примеру почти наверняка последуют еще пять.


Для многих жителей Центральной Европы ключевым вопросом остается экономика и давнее стремление повысить уровень жизни до западноевропейских стандартов. Экономики региона имеют серьезные недостатки. Средний уровень безработицы составляет 14%. В странах сохраняется разрыв между теми, кому европейская интеграция выгодна – молодыми квалифицированными работниками, и теми, кто проиграл, – стариками, больными и безработными.

Правительства стремятся держать под контролем расходы на пособия и дефициты бюджетов, особенно в Венгрии, Чехии и Польше. В прошлом году Венгрия пережила валютный кризис, когда трейдеров напугали налоговый и валютный дефициты. Он продемонстрировал, что регион остается уязвимым перед потрясениями.

У политиков есть такие радикальные идеи, как введение низкого единого налога, что уже сделала Словакия. Но проблему представляет сохранение общественной поддержки людей, которые уже 15 лет переживают экономические потрясения.

В целом жители Восточной Европы будут судить об успехе или провале членства в ЕС по собственным кошелькам. Не удивляют результаты опроса Eurobarometer, показывающие, что ЕС обычно больше довольны в Западной, а не в Восточной Европе. Однако уровень недовольства снижается и здесь, и это показывает, что убежденных противников Союза сравнительно мало. Средние избиратели ждут, как членство отразится на их странах. Но первые месяцы членства показали, что преимуществ больше, чем недостатков.

Потребность в нефти и газе дает Москве возможности влияния

У правительства Латвии проблемы с продажей оставшихся акций Ventspils Nafta, компании по транзиту нефти, которая является важным звеном в российском нефтяном экспорте.

Мощности Ventspils Nafta используются лишь на треть с тех пор, как два года назад Россия прекратила транспортировку нефти по латвийским трубопроводам. Терминал компании в порту Вентспилс получает небольшое количество нефти по железной дороге.

Российские власти, переключившие экспорт нефти на другие терминалы, заявляют, что транспортировка по латвийским нефтепроводам возобновится, когда Ventspils Nafta снизит пошлины. Но власти Латвии подозревают, что Россия пытается вынудить правительство продать 38,6% акций Ventspils Nafta российским покупателям.

В Риге не прекращаются споры о том, движут ли Россией экономические, политические или те и другие мотивы. Западная Европа часто называет подозрительность Латвии по отношению к России преувеличенной. Но Восточная Европа, имеющая аналогичный опыт советского угнетения, прекрасно понимает Латвию. Иржи Гавор, партнер чешской консалтинговой компании ENA, говорит: "Ни в чем нельзя быть уверенным. Россия не Запад. Русские не обязательно принимают решения, исходя только из экономических соображений. Всегда есть ощущение, что во всем присутствует политическая стратегия".

Российские энергетические группы, на долю которых приходится более 75% поставок нефти и газа новым членам ЕС, утверждают, что у них есть экономические причины для инвестиций в Восточную Европу. "Газпром" и "Лукойл", инвестирующие от Балтики до Балкан, говорят, что такие инвестиции увеличивают их ценность.

Однако Кремль оказывает сильное политическое влияние на их деятельность. Все надежды на независимость, которые российские энергетические группы могли питать в 1990-е годы, кончились при президенте Владимире Путине. Его правительство хочет доминировать в энергетическом секторе и крупных компаниях, вне зависимости от того, имеет ли государство в них крупный пакет, как в "Газпроме", или не имеет ничего, как в "Лукойле".

"Газпром" и "Лукойл" утверждают, что действуют в интересах своих акционеров. Но страны Восточной Европы видят в усилении влияния российского государства угрозу того, что политические факторы будут играть ведущую роль при принятии решений.

Правительства Восточной Европы стремятся ограничить российские энергетические инвестиции, часто действуя потихоньку, чтобы не провоцировать недовольство. Чехия не допустила российских соискателей к приватизации нефтеперерабатывающей компании Unipetrol, которую продали польской компании PKN Orlen. Польша пока отбивает попытки "Лукойла" купить акции PKN Orlen.

Если есть выбор, предпочтение отдают западным покупателям. Недавно Словакия продала контрольный пакет производителя электроэнергии Slovenske Elektrarne итальянской компании Enel за 840 млн евро, хотя у нее было предложение от "ЕЭС России".

Такая политика не всегда успешна. Литва отвергла предложения России, желавшей купить нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta, предпочтя американскую компанию Williams. Но после споров из-за нефтяных поставок компания впоследствии была продана ЮКОСу.

Словакия, которая почти полностью зависит от российской энергии, продала 49% своего нефтепровода Transpetrol ЮКОСу в 2002 году, когда казалось, что ЮКОС вырвался из-под государственного контроля. Но теперь Кремль захватил большую часть ЮКОСа, породив сомнения по поводу независимости оставшейся части.

Восточноевропейские правительства, впрочем, признают, что. пока деятельность российских компаний прозрачна, сотрудничество может быть выгодным. Восточной Европе нужны капиталы, и ей необходимо показать Западной Европе, что ее антироссийские настроения не беспочвенны.

Некоторые правительства стремятся обеспечить прозрачность сделок, а не отказываться от них. Недавно Венгрия разрешила "Газпрому" и немецкой компании Eon сотрудничать в приобретении активов энергетической группы Mol.

Ключевым активом некоторых восточноевропейских государств, включая Польшу, Словакию и Чехию, являются российские транзитные трубопроводы, идущие в Западную Европу. Страны транзита получают значительные пошлины и знают, что Москва не может прекратить энергетические поставки им, не прекратив их в Германию. Поскольку Россия зависит от энергетической экспортной прибыли, она придает большое значение поставкам в Восточную и Западную Европу.

Однако проект нового балтийского трубопровода может разрушить гармонию интересов. Россия предложила путь по дну Балтийского моря, в обход Восточной Европы. План пользуется поддержкой в Британии и Германии, но вызывает противодействие в Польше и других странах транзита.

Януш Рейтер, директор польского аналитического Центра международных отношений, говорит: "Мы не можем с подозрением относиться ко всем российским инвестициям. Но каждый случай надо рассматривать по отдельности, особенно в таком важном секторе, как энергетика. Чем сильнее будут наши государства и экономики, тем легче будет абсорбировать российский капитал. В ближайшие 10-20 лет это будет проблемой. Потом проблема перестанет существовать".
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх