EN|RU|UK
  590  1

 ВИКТОР МЕДВЕДЧУК: "ЕСЛИ НЕ ГОТОВ К ПОРАЖЕНИЯМ, НАДО ИДТИ В ЛЕСНИКИ!"

Этого человека знает вся страна. И все-таки, она его не знает! О Викторе Медведчуке написано столько, что можно было бы издать многотомное собрание сочинений.

История его взаимоотношений с прессой напоминает угрюмую картинку, которую никто и не пытался не то чтобы раскрашивать, но сделать хотя бы не такой плоской, чтобы она хоть немного отличалась от примитивной пропагандистской лжи. А недавно я увидела фотографию, на которой он заразительно хохочет рядом с Александром Морозом и Юлией Тимошенко, и подумала: а какой он на самом деле – Медведчук Виктор Владимирович, один из самых сильных политических менеджеров в стране, один из самых информированных людей в стране, один из тех, кого очень трудно сломать или принудить к чужой игре?

В последние месяцы он заговорил публично, отвечая на своих пресс-конференциях на десятки вопросов политических журналистов. Однако мне хотелось понять другое: каков он там, где не носят масок, где можно позволить себе быть самим собой – каков он в семье и с близкими людьми? Разрешение приехать в гости я получила неожиданно легко и была поражена абсолютным несовпадением общественного мифа и действительности. Достаточно скромный дом: книги и семейные фотографии в рабочем кабинете, небольшая чистенькая уютная кухня с пирожками на тарелках, милый беспорядок в детской…
Первой появилась хозяйка дома – известная телеведущая Оксана Марченко. Румяная с морозца, в белоснежной куртке и такой же меховой шапке, с маленькой дочерью на руках – как всегда, немыслимо красивая (бывают такие женщины, которые напоминают фильмы из детства с героинями, которых "в жизни не бывает"). Наконец, и сам хозяин – в спортивном костюме, отличном расположении духа, который сразу бросился к 8-месячной дочери Даше с какими-то родительскими "уси-пусями", попутно одаривая всех шутками-прибаутками. "Господи, неужели тот самый грозный Медведчук?" – ошарашенно подумала я и поняла, что мне совсем не хочется разговаривать с ним о политике.
Я попросила отвечать на мои вопросы их обоих – Оксану и Виктора Владимировича, однако молодая мама отвлекалась на детей, и время от времени мы оставались вдвоем. Когда Оксана присоединялась, глаза его заметно теплели. Невооруженным глазом было видно, что эти двое – единое целое. Надо сказать, что их совершенно не огорчали мои не всегда приятные вопросы – казалось, ничто не может поколебать тепла и мягкого комфорта, которые исходят от этой пары. Если бы я делала фильм о них, я бы так его и назвала – "Когда они вместе".

Виктор Владимирович, насколько изменилась ваша жизнь за последние месяцы вот в этом доме?
В.М. Изменилась, конечно, и существенно. Поскольку политические силы, к которым я имею отношение, проиграли на выборах, у меня стало больше свободного времени. (Смеется.) Учитывая, что я привык работать по 12–14 часов в день… Сегодня работа заключается в том, что надо думать, проектировать, анализировать, делать выводы.
О.М. Наша жизнь стала лучше!!! Дети видят папу не только на фотографии и по телевизору – это для нас всех огромное счастье! Теперь мы больше стали похожи на семью.

Вы заговорили о проигрыше… Что, в конечном счете, важнее для биографии политика, мужчины, личности – победа или поражение?
В.М. Одних побед не бывает. Человек, который занимается политической деятельностью, всегда должен помнить, что существуют не только вершины власти, не только победы, но и поражения. Без них невозможно движение вперед. У меня уже такое в жизни было: когда в результате политической борьбы меня освободили от должности первого заместителя председателя Верховного Совета. Я уже тогда был готов к тому, что есть жизнь во власти и вне ее, и был готов к этой ситуации. Человек должен уметь жить нормальной жизнью, в которой семья, любовь, чистые взаимоотношения в быту гораздо важнее иных вещей.

Но ведь есть проблемы иного порядка. Много работающие люди в периоды запланированного или незапланированного отдыха обнаруживают, что не знают, чем заполнить свой день – они элементарно разучились отдыхать.
В.М. Стержень любого времяпровождения – это настроение. Отдых – это не обязательно море, горнолыжные курорты, экскурсии, это просто когда у тебя отличное настроение, когда есть возможность заняться чем-то, на что ты редко имел возможность: поиграть с детьми, посмотреть хорошие фильмы, пообщаться с любимой женщиной. Поэтому есть огромная логика в том, что жизнь сама подбрасывает нам такие "паузы" – отличное время для раздумий и выводов. (Смеется.) Я всегда говорил: "Если ты не готов к поражениям – значит, надо идти в лесники!". Я ни в коей мере не хочу обвинить эту замечательную профессию, но там, где только лес и звери, таких проблем нет.

Есть два типа публичного проявления – европейский и византийский, в последнем случае правитель появляется на трибунах только в дни больших праздников. Не жалеете, что в силу вашего непубличного поведения дали повод украинским и другим СМИ для мрачных мифов?
В.М. Я уже говорил о том, что, возглавляя Администрацию Президента, находясь на государственной службе, не имел права на другое поведение. Я просто вынужден был отказываться от комментариев и объяснения личной позиции, так как это могло тем или иным образом идентифицироваться с позицией президента. А это было бы просто некорректно с моей стороны. Конечно, это отразилось на моем имидже политика, лидера партии. (Смеется.) Но сейчас мы все это исправим!
О.М. (Горячо.) Я часто говорила и говорю Виктору: "Почему ты не ответишь?! Почему не скажешь, что написанное – неправда!". Но он слишком интеллигентный человек, чтобы отвечать на грязные, заведомо лживые выпады.

В дни "оранжевой революции" вы обсуждали дома то, что происходило в стране?
О.М. Я спрашивала Виктора, почему это называют революцией, ведь ни одна революция не приносила народу ничего хорошего – к примеру, Французская или Октябрьская в России. Это вообще страшное слово. Что же касается "помаранчевой" революции в Украине, то она уже принесла нашему обществу раскол. Поэтому назовите это как-то по-другому.
В.М. Оксана задавала мне в эти дни какие-то вопросы, но я старался уходить от этих разговоров. Мне было по-человечески неприятно обсуждать эти события в семье, вместе с ней.

"Мне, как мужчине, очень приязно, что рядом со мной такая сильная женщина"

Психологи утверждают, что есть четыре вида брака: брак-дружба, брак-расчет, брак-страсть и брак-духовная близость. К какому из них вы относите собственный союз?
В.М. (Без раздумий. Очень быстро.) Наш брак – это сочетание всех четырех видов брака.

А в чем "расчет"?
В.М. Мне, как мужчине, очень приятно, что со мной рядом такая сильная женщина. С характером. А если учесть ее красоту, ее любовь ко мне, становится абсолютно ясно, почему именно эта женщина рядом со мной.
О.М. Я очень в него верю и безусловно поддерживаю все начинания…
В.М. (Со смехом.) При этом она мечтает, чтобы я побольше бывал дома и мы наконец-то зажили нормальной жизнью.
О.М. Но если серьезно, то, любя его именно таким, я бы вовсе не хотела привязывать его только к семье, потому что уверена: Виктор может блестяще реализовать себя в любом деле, которым займется. Более того, его реактивная энергия – лучшая подпитка для меня в жизни и в творчестве. Я очень дорожу его мнением, и в случае критики…
В.М. …она сразу спрашивает: "Ты меня не любишь, да?" (радостно смеются, как обычно это делают люди, вспомнившие что-то очень личное – Авт.).

Ваша Даша родилась практически в одно время с сыном Виктора Ющенко. Знаю, что вы поздравили Виктора Андреевича. А он вас?
В.М. И он нас поздравил.

Вы поженились в 2003-м году. Но жить вместе начали задолго до этого. Почему так долго не объявляли публично о том, что являетесь фактически мужем и женой? Что стало главной причиной официальной регистрации брака?
В.М. Мы с Оксаной познакомились в 99-м году и достаточно быстро поняли, что хотим быть вместе. Что касается публичной демонстрации взаимоотношений, я не совсем уверен, что это обязательно. Пришло время – надо было выполнить эту формальность. Свадьба была очень скромной, на ней присутствовало 20–30 человек. Это обычная вещь, когда на семейные торжества мы приглашаем только очень близких друзей – тех, в ком мы уверены. Уверены, что эти люди будут нашими друзьями и сегодня, и завтра. А собирать 300 человек в закрытые залы, приглашая известных исполнителей… Нет, мы не по этой части.
О.М. Для меня тоже не имел значения факт публичного объявления брака. Главное для меня в жизни было только в одном: Я ЕГО НАШЛА – человека, которого люблю всем сердцем, с которым мне всегда хорошо, без которого ничего не представляю в своей жизни! Но когда Виктор сделал мне предложение, а это было в Крыму, это был колоссальный сюрприз… Не стану кривить душой, это было очень приятно.

У вас взрослая дочь Ира, растет Богдан, не так давно родилась Даша. Что это маленькое существо изменило в вашей жизни? Как вы видите будущее ваших детей?
В.М. Да, Ира уже взрослая, а значит, есть взрослые вопросы и проблемы, которые мы стараемся решать вместе. Ведь всегда хочется, чтобы дети были лучше нас – образованнее, счастливее, успешнее. А Дашка… (улыбается) – плод большой любви… Я бы очень хотел, чтобы в их жизни было как можно меньше проблем, и сделаю для этого все, что могу.

Мир всегда воспринимает наших близких людей гораздо более плоскими, чем они есть на самом деле. И только любимые знают то, что скрыто от людских глаз. Считается, что "Виктор Медведчук – человек умный, закрытый, холодный, расчетливый", Оксана Марченко – "красивая, успешная, умеющая использовать свой сильный характер для достижения цели". Чего мы о вас не знаем?
О.М. О том, какой Виктор уникальный и гениальный, я уже говорила. (Очень серьезно.) Но мало кто знает, какой он добрый, великодушный, готовый прийти на помощь по первому зову. Он – неожиданный. Никогда не забуду, как, не предупредив меня заранее, он повез меня встречать Новый год в лес. Когда я устаю с Богданом и начинаю раздражаться оттого, что мы не можем выучить какое-то стихотворение, он очень тихо и спокойно говорит: "Отдохни, мы сами". И представьте, что у него с Богданом все получается гораздо веселее и быстрее.
В.М. Знаете, я думаю, что на публичный суд и не надо выставлять все качества человека. Я не хочу говорить все, что я о ней знаю и за что люблю. Это очень личное, правда? Но меня всегда поражает ее целеустремленность, умение доводить задуманное до конца. Когда она начинала телевизионный проект, я скептически относился к этой идее. А она доказала, что может делать это здорово. Удивительно, но, за что бы она ни взялась, пытается разобраться во всем профессионально. Однажды мы заехали на один строительный объект, и я с удивлением услышал, что она достаточно профессионально обсуждает со строителями какие-то конкретные вопросы. Потом кто-то из них меня потихоньку спросил: "А Оксана Михайловна строитель или архитектор?". Но самое главное знаете, что? Она умеет любить! Это уникальное качество, которым наделены очень редкие и очень талантливые люди.

А ревность? Вы оба – ревнивые люди?
(Одновременно.) Конечно!
В.М. (Смеясь.) Конечно, мы нормальные люди. Но стараемся на людях не показывать этого.
О.М. Я очень люблю своего мужа, мне невыносима даже мысль, что у меня кто-то может отобрать то, что я так люблю.

Достаточно ли одной любви, чтобы жить вместе? Есть огромное количество пар, которые расстаются, несмотря на любовь.
В.М. Любовь – это живой организм: она изменяется, ее огонь то вспыхивает, то уменьшается. И конечно, должно быть что-то еще – родство душ, уважение… Я даже перечислять не буду, потому что здесь не дашь исчерпывающую формулировку, однако это "что-то еще" и есть ответ на главный вопрос – почему ты хочешь жить и растить детей именно с этой женщиной?

Если абстрагироваться от любимого человека, какой женский или мужской тип вам близок? Скажем, "Хиллари Клинтон – Маргарет Тетчер – Юлия Тимошенко" или "Джон Кеннеди – Ричард Гир – Виктор Ющенко"?
В.М. Оксана Марченко! Как женщина, ни один из этих типов, кроме Оксаны, мне не нравится. Именно поэтому я с ней.
О.М. Мне даже смешно всерьез думать, какой мужской тип мне ближе. Для меня мой муж – лучший.

«Если я решу уйти – уйду. Но предавать не буду»

Для мужчины очень важно ощущение собственной успешности, значимости, популярности…
В.М. Это, безусловно, так, но и некоторые неудобства в этой ситуации тоже присутствуют. Иногда нам с Оксаной хочется зайти в какой-нибудь ресторан или магазин, но меня смущает мысль о том, что все начнут нас разглядывать. Уверяю вас, это несколько неловко. Зато мы с таким удовольствием проводим вечера, пересматривая любимые фильмы…
О.М. Когда-то я говорила Виктору: "Если бы я хоть месяц прожила в таком режиме, как ты, я бы просто умерла". Очень рада, что у мужа появилась возможность для короткой передышки.
В.М. Конечно, глядя на то, что происходит вокруг, видя измену людям и принципам, появляется соблазн все бросить. Однако я никогда этого не сделаю, потому что за мной стоит партия, мои товарищи, избиратели, которые верят в то, что я так не поступлю. А человеческое доверие дорогого стоит.

Смена политической окраски – то, что мы в избытке наблюдали в последние месяцы. Для вас предательство некоторых людей было потрясением?
В.М. В определенной степени. Всегда трудно понять, когда происходит то, что в моральной среде называется "измена". Я бы еще понял, когда человеку больше не хочется участвовать в "грязных политических играх" – и он уходит. В лесники. (Смеется.) У меня всегда есть такая возможность, и это усиливает мои позиции. Если я решу уйти – уйду. Но предавать никого не буду и изменять никому не буду. Но повторяю, даже если это будет, то не сейчас. У меня есть долг перед командой, и я его выполню.
О.М. Зато у нас появилось очень много новых друзей. Люди, которые абсолютно бескорыстно поддержали в трудную минуту.

То есть все разговоры о вашем отъезде из Украины – блеф?
В.М. Ерунда.
О.М. Мы даже отдыхаем в Крыму или в Карпатах. Что значит уехать? Это же наша Родина! Виктор – талантливый менеджер, такого класса политических игроков в стране – немного. Так что у него все еще впереди.

Вы – один из самых информированных людей в стране. Не хочется написать книгу о том, что было в Украине в последние годы?
В.М. Я действительно много знаю, но не уверен, что есть смысл рассказывать. Я вообще не уверен, что все нужно рассказывать до конца. Если бы люди узнали всю правду, то они бы прокляли власть – и старую, и новую. Поэтому я всегда говорю журналистам о мере ответственности за те слова и идеи, которые они вбрасывают в общество. Надо хотя бы пытаться предугадывать, как может отозваться в обществе то или иное слово. Поэтому зачем писать книгу? Каждого человека должны характеризовать дела. Хотя вы можете спросить: "Что вы сделали хорошего, возглавляя Администрацию Президента Украины?". К сожалению, о 80% того хорошего, что я сделал, я просто не имею права рассказывать.

У вас начался новый период в жизни – новый виток политической карьеры, новая семья, маленькие дети? Каким будет этот новый период?
В.М. Безусловно, другим! Появились новые стимулы – дочь! Это окрашивает будущее в совсем другие тона.
Источник: Главред
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх