EN|RU|UK
  555  1

 ЛЕОНИД КРАВЧУК: ВНЕДРЯЕТСЯ НОВАЯ МОРАЛЬ. ЕСЛИ ТЫ ПЕРЕКРАСИЛСЯ, ТО ТЫ С НАМИ, А ЕСЛИ НЕТ - ТО ПРОТИВ НАС.

Леонид Кравчук среди эсдеков всегда выделялся своей особой точкой зрения. Еще год назад он говорил, что пребывание Медведчука на посту главы АП повредит имиджу СДПУ(о). Выступал против ЕЭП и за углубление взаимоотношений с Евросоюзом. Сегодня эсдеки в опп

“Леонид Данилович очень восхищался созданием новых организационных структур”

Леонид Макарович, вы наблюдали смену власти (или не смену, как в 1999 году) после всех президентских выборов. Скажите, нынешняя поствыборная ситуация похожа или наоборот отличается от предыдущих?
Давайте начнем с 1991. Тогда была не просто смена власти, а смена системы. У нас была коммунистическая система, со всеми ее принципами – коллективная собственность, однопартийная система и так далее. Вместо одного образа жизни пришел другой. Президентские выборы-1994, как и в 1991 году, прошли на основании закона. Но если в 1991 году выборы были действительно демократическими и на альтернативных основах, а это признал весь мир, то в 1994 уже начали работать деньги и фальсификации. Буквально за три года все всем очень быстро овладели. Масштабы, конечно, не такие как сейчас. Но это уже были ростки нового подхода к выборам, когда их можно сделать. Это когда государственная властная партийная элита определяла, кого можно избирать, а кого нет. Мы потом имели десятки примеров в округах, когда избирали тех депутатов, на которых показывали пальцем.

Почему развитие пошло в такую сторону?
Вина всех, и моя в том числе, что мы не смогли поддержать, организовать и развить то позитивное, что было в начале 90-х. Дело в том, что для одних демократия означает делать все, что хочешь. Другие – вообще не знают, что это такое. Мы начали очень быстро учиться тому, как демократию использовать против демократии. В 1994 году была попытка приспособить остатки старой системы к новым условиям, и эти условия подчинить себе. И Верховная Рада, и администрации, и власть на местах - все начали искать, как жить формально демократически, обеспечивая себе все блага, «як вареники в сметані». Влада и народ разделились. Власть стала автономной. То есть, она жила и живет сегодня по своим законам, принципам, формально декларируя демократию и свободу, а на самом деле это демократия и свобода – только для власти. Для элиты, причем незначительной по численности. Это главное противоречие. И не только для Украины, а я бы сказал вообще конца 20-начала 21 века. Настоящая же элита не смогла и не может сегодня заявить о своей принципиальной позиции.

А вы думаете, настоящая элита есть?
Она может появиться, где-то через 5-6 лет. Формально демократию восприняли, но в душе ее нет. Вся жизнь была антидемократической. И все к этому привыкли. Писатели и художники привыкли, что ими руководят. Правовая элита действует по принципу “чего изволите?”. Какой законопроект Кучма ни подавал, такой и одобряли. Полный одобрямс. Понятно, что такая власть, при такой элите, без какого-либо давления, чувствует себя безнаказанно и делает все, что хочет. Что касается нынешней ситуации, то это не изменение системы, а изменение власти. Так как в основе остались Конституция, законы.

Как же политреформа?
Когда она вступит в действие, тогда и будем говорить. Посмотрим, будут ли реализованы задекларированные программы, заявления, пожелания, обещания новой власти. Она должна понять одну простую вещь - она уже не оппозиция. Это оппозиция всегда безответственно декларирует какие-то обещания. А власть может говорить о том, что она уже сделала. А я, сколько ни смотрю телевизор, так там постоянно кто-то что-то обещает.

Как вы воспринимаете первые структурные инициативы власти? Например, сокращение комитетов?
У нас было вдвое больше комитетов и намного больше министерств, чем в Китае. Хотя население и не полтора миллиарда. Наша система была системой создания новых структур. Леонид Данилович очень восхищался созданием новых организационных структур. Его к тому подталкивали. Скажем, на моих глазах Комитет по семье и молодежи трижды становился то министерством, то снова комитетом.

То есть, вы положительно относитесь к этим изменениям?
Важно, чтобы изменения, которые сейчас происходят, были определены законом. Закон должен определить, что в Украине может быть, например, не больше 20 министерств и нескольких комитетов. Когда этого нет, то президент, руководствуясь Конституцией, может изменять, увеличивать, уменьшать их количество. Но никто себе не представляет, кроме тех людей, которые были во власти, что означает создать новое министерство. Это помещения, автомобили, мебель, штат, телефоны, секретари. И вот оно поработало полгода, все уже уселись в кресла, и тут говорят «давайте его закроем». В свое время я был председателем государственной комиссии по вопросам административной реформы. Мы подготовили концепцию админреформы, утвердили ее, подали президенту, он ее одобрил. Но после этого ее никто не проводил. Каждый премьер, который приходит, смотрит на управление со своей собственной позиции. Поэтому у нас и до этого времени нет определенной системы управления.

“Я поддерживаю Юлию Владимировну в том, что не может быть два или три центра исполнительной власти”

Вы, кстати, кого считаете новой, а кого старой властью?
Ющенко и Тимошенко я считаю новой властью.

А среди министров?
Безсмертный знает систему управления, он автор многих законопроектов по этому вопросу. Это представляет новый взгляд. Пинзеник, Терехин, Рыбачук – это тоже новые люди. Но, снова-таки, это не означает, что можно говорить все что угодно. Если все без исключения будут определять внешнюю политику и трактовать ее в мире, то весь мир просто с ума сойдет от нас. Английская дипломатия, старая, вышколенная этого не поймет. Я езжу по миру, общаюсь, и там не могут понять, почему вместо президента внешнюю политику трактует глава администрации? Тот же министр иностранных дел не может определять внешнюю политику, а лишь разъяснять, комментировать, ссылаясь на президента или закон. Внешнюю политику, как и записано в Конституции, определяет президент страны. Все другие – только ее проводят, на основе определенной Конституцией и ВР основ внешне-внутренней политики, которых до этого времени у нас так и нет.

То есть, вы не согласны со своими коллегами по бывшему провластному лагерю, что Ющенко и Тимошенко – это старая власть, так как они в ней работали?
Я слушаю, как они выступают. Я ощущаю то, что они представители новой власти. Правда, они забегают немного вперед.

В чем?
Меня, например, удивляют такие вещи, как запретить охоту на 10 лет. Разве это президентское решение? Если кто-то разбирается в этом (а я в этом разбираюсь, я этим вопросом занимался очень глубоко), то после такого решения у нас в лесах ничего не будет. Браконьеры все повыбивают. Ведь сложилась уже целая система. Те, кто берут в аренду леса, ухаживают за животными. А для этого нужны средства, транспорт, вылавливать браконьеров. Кто это будет делать? Значит, государство должно выделить на это страшные средства и это делать. Но те, кто будут за это отвечать, сразу станут браконьерами. Будут убивать, заготовлять, делать колбасу и продавать на базаре. Нельзя так спонтанно взять и запретить охоту, из-за того, что, мол, там где-то ездят и стреляют животных. Или другое – запретить ходить в сауну. Выходит «я не хожу в сауны, так и вы не ходите. Я не хожу на охоту, так и вы не ходите». Это же нарушения прав человека! Так скоро скажут: «Думайте, как я». Знаете, какой стих Сосюры Сталин любил более всего? Он начинался так: «В нас думка єдина і воля єдина, єдиний в нас клич».

Юлия Тимошенко будет конкурировать с Александром Зинченко за полномочия?
Если при полнокровном правительстве создается еще какая-то параллельная структура, то хочешь-не хочешь, это приведет к конфронтации. Так как вместо правительства, имеющего конституционные полномочия, их будут принимать на себя структуры, которые таких полномочий не имеют. И все будет зависеть от того, волевая фигура премьер или не волевая. Виктор Андреевич был премьером, он знает, что это такое.

Вы на чьей стороне?
Я поддерживаю Юлию Владимировну в том, что не может быть два или три центра исполнительной власти. Есть Кабинет министров, полномочия которого определены в Конституции. Права же государственного секретариата президента никак не определены в Основном законе.

При этом ваш однопартиец Виктор Медведчук, будучи главой АП, считался одной из самых влиятельных фигур на политические и экономические процессы в стране.
Потому что такое допускал президент. Это его вина. А разве Литвин или Табачник не были фигурами на посту главы АП? Когда на эту должность попадает сильная личность, она начинает действовать, не имея конституционных полномочий, так как считает нужным. А президент за этим наблюдает и не останавливает этого. За время независимости Украины было три названия администрации. При мне был просто секретарь АП, который не имел полномочий за пределами администрации. Он не выступал на телевидении, не высказывал собственной точки зрения на политику. Пришел Леонид Данилович и сразу же переименовал секретаря даже не на председателя, а главу, а это выше, администрации. Далее пошло-поехало. Каждый начал соревноваться за то, чтобы взять под контроль все, что только возможно в Украине. А почему бы и нет? Полномочия есть, близко к “телу” президента, каждый день можно докладывать. Дошло до того, что начали писать резолюции Кабинета министров, формально, по поручению президента. При этом президенту никто ничего не докладывал. Сейчас новое название – государственный секретарь. Наподобие того, как в США. Но в Штатах нет правительства! Там президент одновременно и председатель исполнительной власти. Госсекретарь фактически отвечает за всю внешнюю политику. У нас же есть Министерство иностранных дел. То есть, люди просто не знают, что они делают.

А может Ющенко просто не хочет отдавать столько власти Тимошенко. Ведь и Кучма, и Ющенко стали президентами фактически после своего премьерства.
Если Ющенко боится конкуренции, то не надо было выносить кандидатуру Тимошенко на пост премьера. А если он хочет, чтобы в стране была система управления, в первую очередь, надо обеспечить распределение ветвей власти. Благородное дело вмешиваться в процесс и исправлять ошибки. Но управление должно быть системным. У нас доходило даже до того, что Верховная Рада определяла дату начала посевной, это при спикере Ткаченко. Может быть один центр исполнительной власти, так как предусмотрено Конституцией, и этим центром является Кабмин. Я об этом говорил и с трибуны ВР, в СМИ и Кучме лично. А у нас до этого времени даже нет понимания того, строить управление исключительно на Конституции и законах или еще и указах. Тем, что президент постоянно вмешивается в систему, которая определена Конституцией, он фактически разрушает систему управления. Я не хочу заведомо обвинять Ющенко. Но, очевидно, его к этому будет подталкивать окружение.

Это всегда неминуемый процесс
Президенту нужно иметь независимую структуру, которая бы не получала у него деньги и могла, независимо от своих амбиций, влияния и подчинения, давать объективную оценку происходящего. В ее состав должны войти на общественных началах известные управленцы, академики, а не штатные работники Кабмина или Государственного секретариата, которые будут думать лишь о том, как угадать мысль президента.

Если я не ошибаюсь, попытки создать такую структуру предпринимались и раньше.
У Кучмы была попытка создать Совет регионов. Но он зачем-то включил туда губернаторов. Можно подумать, что кто-то из них отважился бы говорить президенту правду. Тем более, если у него особый характер.

Что вы имеете в виду под «особым»?
Кучма не хочет слышать то, что ему не нравится. А люди ведь это ощущают. Есть даже такое выражение “человека можно убить носом”. Это когда ты кому-то что-то говоришь, а он в ответ морщит нос. Скажем, тот или иной министр увидел, что президент скривился, и второй раз он уже никогда не повторит сказанного. А независимый эксперт будет повторять. В этом сила альтернативной мысли и оппозиции. Как правило, окружение начинает доказывать президенту «мы вам креативное мышление, мы вам создадим ауру, вы будете купаться в идеях, мы каждый день будем вам их подавать, в пакетах, в разных формах». Президенту начинает это нравиться. Потом ему начинает нравиться, что мысли других совпадают с его мыслями. А потом в один прекрасный день это «нравится» перерастает в неуважение другого мнения, затем рождается тоталитарная система мышления.

“Оппозиция для меня – это рай небесный”

СДПУ(о) была у власти практически все последние десять лет. Сейчас руководство задекларировало, что партия переходит в оппозицию. Вам лично, где больше нравится?
Я не имею никаких амбиций, возраст соответствующий, никакие должности меня не привлекают. Исходя из собственного опыта, могу помогать лишь какими-то советами, остановить какую-то ерунду, порекомендовать какие-то шаги. Оппозиция для меня - это рай небесный. Я фактически и был в оппозиции. Но мне приписывали, что я поддерживаю режим.

А разве не поддерживали?
Я никогда его не поддерживал и всегда говорил об этом.

Это с какого года?
С 1994 и по сегодня.

Но при этом вы были в партии власти.
Я все время повторял, что поддерживаю не Кучму, а те его шаги, которые считаю положительными. Те же, которые я считал неправильными, подвергал критике. Но и тогда, и теперь оппозиция для меня не означает вражда. Например, я с симпатией отношусь к выступлению Юлии Тимошенко о борьбе с контрабандой. Здесь я ей аплодировал, так как знаю, что это такое, и дай Бог, чтобы правительству и ей лично удалось ее преодолеть.

СДПУ(о) обнародовала несколько пунктов своей новой доктрины, то, как она видит внутреннюю и внешнюю политику. Вы их полностью разделяете? Например, углубления отношений с Россией, в том числе в рамках ЕЭП. Тезисы о не вступлении в НАТО? Ведь в свое время вы подвергали критике идею ЕЭП.
Я считаю, что категоричность, которая там есть, и я об этом говорил, необоснованна. Нельзя говорить, что мы в принципе не поддерживаем возможность вступления Украины в НАТО.

Почему нельзя?
Потому что надо что-то говорить, исходя из национальных стратегических интересов.

В чем они, по-вашему, заключаются?
Если сегодня мы не можем на равных стать членом ЕС, значит должны приложить все усилия, чтобы изменить ситуацию в Украине. Мы должны делать все для того, чтобы стать членом ЕС. А не говорить: раз мы не готовы идти на Запад, то давайте пойдем восточнее. Тогда мы никогда не придем туда, где наша цель.

Да, наверное, у каждого цель разная, в том числе у вас и Медведчука.
Я выступаю против одномерности, того, чтобы смотреть лишь в одну сторону. Я считаю, что ЕЭП может помочь Украине решить много экономических и стратегических проблем. Но там есть вопросы, которые нужно устранить. Нет, например, равноправия в принятии решений. Одно государство имеет 70% голосов, а все другие – 30 %. Поэтому я и не голосовал за ЕЭП в такой редакции. Но я не против ЕЭП вообще. Я против плохого ЕЭП, как и против плохих сегодня для Украины возможностей стать членом ЕС.

Как к этому мнению относятся внутри партии?
Спокойно. Я же не запрещаю им иметь свои мнения.

Вы вообще комфортно себя чувствуете в СДПУ(о)?
Нормально. Я абсолютно свободно высказываю свою точку зрения внутри. Заседания у нас проходят очень демократично, вы даже не представляете. Никто никому ничего не запрещает.

После своего выхода из партии Борис Андресюк сказал, что принцип построения СДПУ(о) такой, что демократическая платформа просто невозможна.
Притом, что Андресюк что хотел, то и говорил. Просто когда человек что-то ищет, то всегда найдет. Он был не просто членом СДПУ(о), а входил в руководство партии, дважды прошел по списку партии и ему никто не запрещал говорить то, что он думает.

В последнее время ряды СДПУ(о) покинуло немало членов.
Я горячо поддержал слова Ющенко, что новая власть – это новые люди. Но я не понимаю того, что кто-то вышел из СДПУ(о) из-за кресла, а Ющенко его взял. Значит, он стимулирует измену. Внедряется новая мораль: если ты перекрасился, то ты с нами, если нет - то против нас. Но человек не может сразу так измениться. Если он выполнял эти же полномочия при Кучме, то для него главное не принципы, а кресло.

Вы имеете в виду Кременя?
Не только. Но коль вы уже сказали, что новая власть – это новые люди, то придерживайтесь этого. На политбюро СДПУ(о) я сказал: “Если кто-то из вас пойдет за кресло, то я просто вас не буду замечать, я не смогу с вами быть вместе”. Как можно положительно к этому относиться? А власть относится положительно, делает авансы. Если вы называли тот порядок режимом, и если какой-то человек работал в том режиме, то он не может работать в демократической системе, и здесь “Пора” говорит правильно.

Но проблема в том, что СДПУ(о) оставляют не только из-за должностей, но и из-за того, что не видят там для себя перспективы
Согласен, что не все за должностями пошли. Кое-кто под влиянием критики, событий, происходивших в Мукачево, изменил свою позицию. Имидж СДПУ(о) действительно ухудшился за последнее время. Сам Медведчук признал, что его пребывание на посту главы АП подорвало авторитет партии.

Вы согласны, что это ошибка?
Да. С точки зрения интересов партии, это была ошибка.

Как вы думаете, эсдеки смогут быть в оппозиции, ведь для этого должны быть мотивы?
Я возлагаю большую надежду на съезд партии, где будут определены наши цели, отношения в партии, роль партии в демократической среде. Чтобы не получать директивы, как это было при ЦК КПСС. У нас сейчас дисциплина хорошая в партии. Но свобода для любой партийной структуры необходима. Тем более что переход в оппозицию - это изменение философии поведения лидера и заместителей, эта совсем другая позиция и обоснование позиции. В оппозиции быть нелегко, особенно для тех, кто отождествляет оппозицию с враждой.

А эсдеки с чем отождествляют оппозицию?
Мы говорим в оппозицию не против Ющенко, а против решений и действий, которые мы не разделяем.

При этом все знают, что между Ющенко и Медведчуком есть личный конфликт
Ющенко - президент, это вершина власти, ответственности, философии овладения обществом, и вдруг он начнет сводить счеты с человеком, являющимся просто председателем партии. Это стало бы дурным примером для демократии. Я знаю Виктора Андреевича, его характер. Другое дело, что не все люди вокруг него думают так, как он. А у Ющенко нет возможности контролировать всех. Вот взяли под стражу Ризака, “за попытку доведения декана до самоубийства”. Это 115 статья, за такие вещи человеку суд не может определить более 3 лет. А раз до 3 лет, за такие вещи мера пресечения может быть или под стражу, или на подписку о невыезде. Но, наверное, хотели показать “Вот вам, эсдеки!”.

“Партия - это не директор завода, не глава администрации, не премьер”

По-вашему, у Медведчука как политика есть перспективы? Говорят, в последнее время он почти не выходит из партийного офиса.
У нас сейчас идет подготовка к съезду, проводятся областные конференции, идет выработка нашей позиции относительно работы партии в новых условиях. Мы часто собираемся вместе, чтобы точно определить свою позицию, не на один день, а на перспективу.

Эсдеки попадут в парламент-2006?
Думаю, да. 3% - это же не цифра.

Планку могут и поднять.
Так для всех же поднимут, не только для нас.

В свое время вы высказывались против возможного левого блока в составе СДПУ(о), СПУ, КПУ. Ваше отношение к возможной коалиции на выборах эсдеков с “донецкими”?
Надо проанализировать их позицию. Я не знаю, какова позиция Партии Регионов. То, что я слышу - это сколько людей, столько позиций. Причем диаметрально противоположных тем, которые звучали месяц тому назад. Причем ключевых людей. Если Партия Регионов соберется на свой съезд, сформулирует свою позицию, цели, тогда я скажу, можно быть в коалиции с такой политической силой или нет.

Но ведь это как раз эсдекам выгоднее идти в коалицию с Януковчичем, за ним все-таки стоят реальные избиратели.
Сегодня это все довольно условно. Да, Янукович в третьем туре без административной поддержки получил 44% голосов. Это серьезная поддержка. Но парламентские выборы – это не президентские. Тогда Восток голосовал за одного. Сейчас на этом электоральном поле у нас очень много партий, которые рассчитывают на эти голоса. Поэтому сказать, что эти голоса принадлежат одной партии, тяжело.

По-вашему, у Януковича есть будущее как лидера партии?
Если он найдет достойную линию поведения, то будет лидером. Если он создаст вокруг себя настоящую команду, не просто из тех, кто интересуется бизнесом, а тех, с которыми он вместе будет создавать политику. И если приучит себя слушать людей. У любого лидера есть большая опасность думать, что он самый умный. Человека создают условия. Когда Янукович стал премьером, он приучил себя к тому, что его слушают как руководителя правительства, а сейчас он просто товарищ. Поэтому, если он научится слушать, анализировать и высказывать общее мнение партии, то у него все получится. Вот берите пример с коммунистов. При любом вопросе, вынесенном на голосование, коммунисты сразу же собираются и принимают коллективное решение. Когда же решение принято, всех, кто голосовал иначе, исключают из партии. Может, это не совсем демократично. Но для стратегических вопросов это очень важно. Партия - это не директор завода, не глава администрации, не премьер. Это политическая демократическая структура, которая принимает решения коллегиально. Если же лидер ведет свою личную линию, рано или поздно, эта партия развалится. У нас, как только лидер партии занимает какую-то государственную должность, он становится не просто лидером партии, а вождем. После этого партию можно закрывать.

Медведчук умеет слушать?
Да. Хоть и не всегда. Но я думаю, что работа в оппозиции пойдет на пользу, и он научится уметь глубоко слушать.

Возвращаясь к Януковичу. Вы считаете, что его предали?
Безусловно. Сознательно или бессознательно. Возможно, из-за страха, из-за его личных позиций. Я видел, как принимались решения. Когда Янукович понял, что его все бросили, он начал бросаться с одной стороны в другую.

Эсдеки тоже боялись?
Лично я нет. Я помню, каким Донецк был до Януковича. Поэтому я положительно оцениваю его организаторские способности. Единственное, что партия – это не губернаторство. Он должен это понять.

“Я желаю, чтобы у Ющенко и Тимошенко все получилось”

В одном из интервью вы сказали, что Кучму предало 26 чиновников высокого ранга. Что вы имели в виду?
Вот человек работает министром при Кучме. Кучма для него отец, вообще гений всех времен и народов. Как только уволили – звучат диаметрально противоположные высказывания, и сразу же переходит в оппозицию. Нет чтобы сказать: “Леонид Данилович, я не знал этой системы, теперь я ее увидел изнутри, она мне не импонирует”, и ушел. Так нет, он держится за кресло так, что аж пальцы синеют. А когда оторвали, то сразу идет в оппозицию, громит по всем статьям режим. Как это называется? Позорное предательство. До тех пор, пока ты держишь его при своем корыте, платишь деньги, даешь возможность заработать что-то в бизнесе, президент добрый. А как только он сказал, что ты не годишься, становится плохим. Я удивляюсь. Ну кто бы имел большее право быть в оппозиции, чем я? Я боролся с Кучмой на выборах, цивилизованно боролся. А после того, как Кучма победил, началось гонение меня. Я давал прокурору свидетельства, ходил к следователям, меня преследовали за каждый шаг. Кучма доказывал, что это делалось без его ведома.

И вы в это верите?
По крайней мере, он это остановил. А это могло приобрести серьезный характер. То, что я слышал тогда от окружения, линия поведения заключалась в том, чтобы Кравчук не поднялся. Что все начинается с чистого листа - пришел Кучма, а до него не было ничего, а Кравчук - это так, случайность. Думаю, здесь и вина самого Кучмы. Так как он даже в своем выступлении на 13-летие независимости сказал только о своем десятилетии. Ющенко все это надо учитывать. Я советую Виктору Андреевичу, особенно на первых порах, следить за радикалами, людьми озлобленными, за теми, кто пришли во власть и имеют на кого-то зуб. Если у нас все будет от вождя к вождю, как это было раньше - Ленин, Сталин, Хрущев, когда каждый, кто приходил, говорил, что до него была лишь система ошибок, то у нас никогда не будет истории. У нас будет лишь бандитская история.

Вы сидели во время инаугурации рядом с Леонидом Кучмой. Вы считаете правильным, что Ющенко о нем никак не вспомнил?
Я думал, что у Виктора Андреевича появятся одна или две фразы, и он в своей речи скажет, что он третий президент Украины. История все равно всех сама оценит. А Ющенко вообще не смотрел в сторону двух президентов, которые, чтобы ни говорили, сохранили Украину как государство. Культура состоит в том, чтобы уметь оценить. Не надо никакой признательности. Но надлежащим образом сказать в исторических условиях, а инаугурация - это историческое условие, можно было.

Кучма что-то говорил по этому поводу?
Это и говорил. Кто бы на это не обратил внимания? Тогда не надо было вообще приглашать. Меня, кстати, Кучма не приглашал на свою инаугурацию.

А где ж вы руки пожимали друг другу?
Я пришел уже на торжественное заседание. Перед этим мы встретились в Мариинском дворце, пожали руки, я произнес речь и пожелал ему успехов. Но это было не на инаугурации.

Вы обиделись?
Я многое пережил в своей жизни. Видел, как генерального секретаря ЦК сразу после увольнения уже никуда не приглашали. Чтобы он своим присутствием не создавал неудобства для нового секретаря – такая философия. Она действует и сейчас. Даже в довольно интеллигентных учреждениях. Я - выпускник Киевского национального университета. Был какой-то юбилей, и меня решили не пригласить. Мол, будет Кучма, чтобы не создавать неудобства. Это же дикость. После того я сказал, что никогда не пойду в любые учреждения Киевского университета. Но когда в Киев приехал Клинтон, в университете была встреча. Он пригласил меня, и его охрана провела меня на место, я общался со всеми государственными людьми США.

Вот вам ответ на многие вопросы о нашей элите. Вот сейчас мне непонятен квотный принцип назначений. Оказывается, квоту имеет и спикер? Это дело власти, пусть как хочет, так и делает, ей за это отвечать. Но я не хочу быть болванчиком в этих внешних спецэффектах. Зачем делать меня зрителем спектакля? Но я желаю, чтобы у Ющенко и Тимошенко все вышло. Я очень этого хочу. Для оппозиции, чем больше ошибок делает власть, тем лучше, так как есть больше возможностей для критики. Но у меня такого нет. Мне надоело топтание за эти 14 лет, хочется увидеть новые принципы формирования власти.

Какие основные угрозы перед Ющенко, что может привести к контрреволюции? И кто станет основным оппозиционером Ющенко – бывшая власть или представители новой?
Нельзя руководствоваться мнением улицы. Так может любая партия собрать 200-300 человек под администрацией и сказать “нам это лицо не подходит, давайте нам новое, а то мы расставим здесь свои палатки”. Для Ющенко важно создать вокруг себя не просто команду единомышленников, а и придерживаться выполнения своих конституционных задач, которые он взял на себя. Если не будет четко определенных полномочий, не будет разграничения ветвей власти, то у Ющенко, скорее всего, будет оппозиция внутри. Правда, сначала действует авторитет первых дней. Этот как медовый месяц, партнеры не замечают недостатков, у них глаза застланы любовью. Но проходит месяц, и супруги начинают припоминать обиды и обещания. И пошло, поехало. Так вот во власти такого медового месяца не должно быть. Должны быть равные, законные, конституционные отношения. Если кто-то будет делать ставку на медовый месяц, то он проиграет.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх