EN|RU|UK
  1242  1

 ЭКС-ПРЕЗИДЕНТ "ГРАДОБАНКА" ЖЕРДИЦКИЙ: "СИЛЬНУЮ УКРАИНУ НА ЗАПАДЕ НЕ ЖДУТ."

Виктор Жердицкий, бывший президент "Градобанка", вышел на свободу 1 февраля, и в этот же день прилетел в Киев. Он находился в тюрьме Ганновера с весны 2000-го по обвинению в халатности при управлении деньгами остарбайтеров. И хотя большинство пр

Напомним, что преследования Жердицкого начались после так называемой реприватизации цементной отрасли, когда акции ключевых цементных заводов были отобраны у "Градобанка" и переданы иностранным инвесторам. В результате банк потерял ликвидность, а крайним оказался его президент. Первое интервью после возвращения на Родину Виктор Жердицкий дал "ЭИ".

- Виктор, как настроение?

- Боевое.

- Вы уже определились, чем будете заниматься - политикой, бизнесом?

- Нет. Я долгое время был изолирован от информации. Официальную - передовицы газет - читал. Но для того чтобы принять какое-то решение, мне нужно время. Нужна более полная информация.

- Изменения, которые произошли в Украине, Вам непонятны?

- Основные изменения понятны. Я вижу возможности, которые возникли в результате подъема национального духа. Что может обеспечить подъем во всех сферах. Но никто сегодня не гарантирует, что именно так произойдет. Если трезво оценить ситуацию, то внутри страны очень многие крепкие силы не хотели бы дальнейшего развития этого эмоционального подъема и выражения его в конкретном результате. А за рубежом? Еще большее противостояние. Нужно оценивать правильно - там, за рубежом, у нас друзья в вопросах демократии, но они же враги и конкуренты в вопросах экономического развития. Сильную Украину на Западе не ждут.

- Мне довелось слышать, что в Германии сейчас преобладает состоянии эйфории по отношению к революционным переменам в Украине. Что Вы ощущали?

- На мой взгляд, любая нация - не монолитна, а разделена. Обывателей, того класса общества, которое не имеет большого влияния на политику, искренне радует, что вот рядом страна вырвалась из оков тоталитаризма, встала на путь демократии. Причем бескровно. Но со стороны политиков, больших экономических кругов, существует настороженность.

- А Вы с кем-то общались из таких кругов?

- В моей ситуации вообще с общением было "не очень". Но я читал прессу и контактировал с адвокатами, которые представляют определенный социальный слой. К этому слою, кстати, принадлежит и г-н Шредер - он бывший адвокат. Так вот, от этих господ адвокатов я почувствовал настороженность.

- Чем она может быть вызвана?

- Для них взрыв национального духа в не так уж далеко расположенной стране - в некоторой степени опасность. Давайте допустим, что в Украине в результате реформ поднимутся пять-шесть ключевых отраслей, которые составят конкуренцию тем же немецким товарам на мировых рынках.

- Возможно, начнутся демпинговые войны.

- Оно-то так. Но в Германии и так экономика и социальная сфера напряжены. В Украине рост ВВП, инфляция выражается двухзначными цифрами 10-12%. Такие колебания - десяток туда, десяток сюда - наша экономика выдерживает. В Германии же колебания макропоказателей в 0,5% - уже "шторм". Уровень безработицы в стране очень чувствителен к конкуренции на мировых рынках. Кстати, та же безработица гонит людей из вновь принятых в ЕС стран в Германию. А попадают они в тюрьмы.

- Располагаете печальной статистикой?

- Да, и меня она очень удивило. В местах, где я находился, треть заключенных - немцы. Как правило, наркоманы. Подрастающее поколение. Другая треть - бывшие граждане СССР, давно выехавшие по родственным связям в Германию, но не нашедшие себя в этом обществе. И треть - граждане стран, недавно вступивших в ЕС. Литовцы, поляки и др. Удивительно, но почему-то молодые люди, 25-35 лет, полные энергии, казалось бы, должны были найти себя в объединенной Европе. Почему же они сидят в немецких тюрьмах? Потому что не могут найти приложение своим силам у себя в стране. Они уже хотят жить как европейцы, но легальной возможности так жить у них нет.

Когда СЭВ развалился, страны потеряли свои политические ориентиры. Потом они потеряли экономический потенциал и конкурентоспособность своей нации. Сегодня они члены ЕС. Но конкурировать с крепкими западными странами не в состоянии.

- У "Градобанка" правительство отобрало акции цементных заводов, которые впоследствии были переданы иностранным инвесторам. Намерены ли Вы инициировать расследование по этому поводу.

- Во-первых, я не имею права проигнорировать ситуацию, в которой сейчас находится "Градобанк" и его вкладчики, которые не удовлетворили полностью свои претензии. Так же, как и акционеры, к числу которых отношусь я. Мы все пострадали. Поскольку часть акций предприятий, которыми управлял банк, была у него отобрана без каких-либо компенсаций. Этот механизм был назван реприватизацией с конкурсом. Оставить все, как есть, нельзя. Каким образом дальше действовать, чтобы восстановить справедливость в этом деле, мы будем решать, когда я получу больше информации. Все же в Германии я долгое время был изолирован от нее. Во-вторых, в данном деле затронут вопрос интересов национальной безопасности.

- Что Вы имеете ввиду?

- Все знают, что такое мировой цементный картель. Он играет на мировых и местных рынках, обманывая антимонопольное регулирование и антитрастовое законодательство. Его суть в том, что существуют жесткие договоренности по распределению рынков сбыта и установлению необоснованных цен на международном рынке и внутри каждой страны.

При этом антимонопольные формальности соблюдены, на национальных рынках присутствуют различные структуры, которые якобы конкурируют между собой.

- Но если национальные законодательства соблюдаются, в чем проблема?

- По антимонопольному законодательству получается все красиво. Но нет базиса рыночной экономики - конкуренции. Есть картельная договоренность. В мире их периодически штрафуют. Как пример, в прошлом году в Германии был оштрафован какой-то картель. На 1 млрд. евро - это огромная цифра даже для Германии.

- У этого картеля есть какое-то название?

- Нет. Это же тайные договоренности.

- Ну, может, условное название…

- Нет. Это же происходит, как правило, на каких-то форумах. Например, раз в год где-то собирается международный форум с темой "Как развивать цементный бизнес". Там, за ужином, и договариваются, на сколько поднять цены, какие у кого квоты в каких странах. Это не конкуренция. Это договоренности.

Сейчас в руках такого картеля находится цементная промышленность Украины. В лице различных цементных компаний. Большего зла предыдущая власть сделать в этой отрасли не могла. И уже второе дело, что они разрушили "Градобанк", отобрали его активы.

- Пока Вы находились в немецкой тюрьме, отслеживали ли новости в цементной отрасли, возможно, следили за котировками?

- Я смотрел только на котировки акций немецких участников картеля. Это Дикерхоф и Хальдерберг. И Лафарж в Германии. Но информация по акциям - неинтересная. Рынка нет. Полпроцента вверх, полпроцента вниз. Если нет рынка в сбыте продукции и конкуренции, то нет рынка и в цене акций.

- Правда ли, что Вы приходитесь родственником нынешнему Президенту?

Нет, неправда. Никаких родственных связей с нынешним Президентом у меня нет.

- Ходили слухи, что Вы - кумовья?

- Нет.

P.S. Генпрокуратура вопросов к Жердицкому не имеет.

У Генеральной прокуратуры Украины нет каких-либо претензий и вопросов к бывшему народному депутату Украины, экс-главе "Градобанка" Виктору Жердицкому, вернувшемуся на Родину из Германии, где он отбывал заключение за "халатное управление" 2 млн. евро, предназначавшихся для выплат жертвам фашизма.

"Так как В.Жердицкий отбыл 2/3 положенного срока в Германии (он был приговорен к 5 годам 10 месяцам лишения свободы. - ИФ) и свободно приехал в Украину, у нас к нему вопросов нет",- сообщили агентству "Интерфакс-Украина" в пресс-службе Генеральной прокуратуры.

В ведомстве подчеркнули, что Генпрокуратура направляла все свои материалы относительно В. Жердицкого в Германию, а "дважды за одно и то же человек не может нести ответственность".

Отвечая на вопрос агентства о том, есть ли на данный момент в производстве Генпрокуратуры уголовные дела "по другим эпизодам", касающимся В. Жердицкого и его сообщника, одного из экс-руководителей НАК "Нефтегаз Украины" Игоря Диденко, о которых сообщала Генпрокуратура в июне прошлого года, в пресс-службе ведомства сказали: "В данный момент этот вопрос изучается".

Генпрокуратура ожидает решения немецкого суда об освобождении В. Жердицкого и соответствующие материалы, и только после этого ведомство четко сформулирует свою позицию по этому вопросу.

Летом 2004 г. Генпрокуратура Украины рассчитывала на экстрадицию В. Жердицкого и И. Диденко в связи с "уголовными делами по другим эпизодам деятельности упомянутых лиц".

Деньги остарбайтерам были компенсированы из госбюджета Украины.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх