EN|RU|UK
  190  1

 ОТРАВЛЕНИЕ ДИОКСИНОМ, ИСТОРИЯ ОДНОГО КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ

ОТРАВЛЕНИЕ ДИОКСИНОМ, ИСТОРИЯ ОДНОГО КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ (УП)

Основанием для написания статьи послужил клинический случай пациента N 1954 года рождения, поступившего в австрийскую клинику "Рудольфинерхаус" с симптомами и лабораторными данными, не укладывающимися в какую-либо клиническую картину даже недост

Ясность наступила почти через три месяца. 11 декабря 2004 года директор клиники Михаель Цимпфер и доктор Николай Корпан заявили на пресс-конференции о завершении работы над анализами крови. Не осталось никаких сомнений, что речь идет о попытке отравления диоксинами. В крови и тканях пациента была зафиксирована концентрация диоксина, в 6 000 раз превышающая показатели нормы.

Хотя исследования крови проводились и раньше, точный ответ стал возможен после включения в работу госпиталя в Амстердаме и его известной лаборатории BioDetection Sytems, где был разработан тест на диоксин. Директор лаборатории, профессор токсикологии окружающей среды Абрахам Браувер определил вид диоксина, которым был отравлен больной N.

Им оказался 2,3,7,8-тетрахлородибензо-п-диоксин, или сокращенно 2,3,7,8-ТСDD. Учитывая, что полуколичественный тест определяет только вид анализируемого вещества, для определения точного количества яда образцы крови отправили для проведения спектрометрии в лабораторию института Rikilt (Вагенингене, Нидерланды) и в немецкий филиал предприятия Eurofins в Мюнстере. Результаты определения в трех разных местах с использованием разных аналитических методов совпали.

В целях объективности клиника "Рудольфинерхаус" проводила диагностику совместно с клиниками Великобритании, Франции и Германии, привлекала известных специалистов из других медицинских учреждений Австрии. Почему так долго не могли установить правильный диагноз?

Во-первых, симптомы заболевания и результаты анализов, особенно в первые дни заболевания, не укладывались в рамки гражданской медицины; во-вторых, выйти сразу на диоксиновый след не представлялось возможным, поскольку это было первое в истории применение диоксинов для отравления, а на "просеивание" всех известных потенциально ядовитых средств, исчисляемых тысячами, требовалось время.

Известный британский токсиколог Джон Генри был в числе первых, кто, изучив фотографии пациента, высказал предположение, что следует искать диоксины.

Из четырехсот типов диоксинов эксперты разрабатывали 29 наиболее вероятных и сразу определили TCDD, самый токсичный из диоксиновой группы и являющийся сопутствующим компонентом печально известного дефолианта agent orange ("оранжевый агент") американского химического производства, или yellow rain ("желтый дождь"), который получен из плесневой грибковой культуры в специализированных лабораториях КГБ.

Анамнез заболевания

6 сентября, спустя 3 часа после позднего ужина, у пациента появилась сильная головная боль и боль во всем теле (особенно интенсивными были миалгия и боль в животе), тошнота и рвота. Лечащий врач после консультации с другими украинскими специалистами поставил предварительный диагноз "вирусное поражение ЖКТ" и назначил соответствующее диагнозу лечение.

В связи с ухудшающимся состоянием в ночь с 9 на 10 сентября больного госпитализировали в клинику "Рудольфинерхаус", где поставлен предварительный диагноз "острый панкреатит".

После более тщательного лабораторного и клинического обследования стало ясно, что картина болезни не укладывается ни в какие рамки общеизвестных заболеваний.

Односторонний паралич лицевого нерва, сильные боли в области спины, значительно увеличенная печень, воспаление слизистой желудка и кишечника на всем протяжении, диарея, лимфопения (8, 10, 11% лимфоцитов, при норме – 30-40%), отек лица, эритема, появившиеся к 50 годам многочисленные угри и множество других парадоксальных симптомов не соответствовали клинике ранее поставленных диагнозов.

Супруга пациента сообщила, что после ужина она ощутила на губах мужа лекарственный привкус. Необычное течение болезни позволило сделать предположение, что она вызвана применением какого-то биологического и/или химического агента (токсина).

Однако, как отметил первый заместитель министра здравоохранения Украины А.Н. Орда, биологическое оружие – это оружие массового поражения, его нельзя использовать против одного единственного человека в помещении. Такое возможно, если в основе биологического оружия лежат возбудители особо опасных инфекций: оспы, чумы, холеры или сибирской язвы.

Однако к биологическому оружию относят и токсины – продукты жизнедеятельности микроорганизмов. Их можно применять и массово в аэрозольном виде и точечно, нанося удар на одну квартиру или дом и, конечно же, персонифицированно. Способом индивидуальной доставки токсинов могут быть случайный укол или добавление к пище и воде. Самыми сильными ядами считаются именно биологические, например ботулотоксин и кураре.

При обследовании пациента первоначально возникло предположение, что отравляющим веществом мог быть рицин – сильное отравляющее вещество, получаемое из бобов растения клещевины, того самого, из которого получают общеизвестную касторку. Рицин можно легко получить в неприхотливых условиях.

Он – излюбленное оружие соратников Бен Ладена в их белопорошковой "почтовой войне", им был убит в 1978 году болгарский диссидент Георгий Марков, которому агент болгарской разведки ввел яд с помощью укола зонтиком. Рициновое отравление проявляется тошнотой, рвотой, сильной болью в области живота, кровавым поносом и судорогами. Обычно к концу недели жертва умирает в муках, так как надежного противоядия до сих пор не найдено.

В пользу поражения рициноподобными биотоксикантами (фузариотоксинами) высказался и кандидат медицинских наук Шумейко, проработавший 31 год в Институте фармакологии и токсикологии АМН Украины. Ряд симптомов рицинового отравления присутствовали и у пациента, однако в эту гипотезу не укладывался главный признак болезни – бурная розацея, угревая сыпь, редко встречаемая у взрослых.

С диоксиновой теорией отравления не согласился и Чекман, член-корреспондент АН Украины, заведующий кафедрой фармакологии Национального медицинского университета им. Богомольца, а директор Института экогигиены и токсикологии им. Медведя АМН Украины, профессор Проданчук, хотя и не видел "чистоты" диоксиновой теории, однако не считал возможным ее отрицать, особенно, если она действительно подтверждена объективными лабораторными анализами.

Председатель Комитета по вопросам здравоохранения материнства и детства ВР Украины Полищук предположил, что подобное отравление возможно бактериальными эндотоксинами в сочетании с химическими агентами, включая диоксины, которые оказали полиорганное поражение, подавили иммунитет и открыли "дорогу" вирусам типа герпес.

Действительно, первоначально внешний вид больного напоминал герпетическое поражение, на которое в дальнейшем наслоились проявления кокковой микробной флоры. В связи с этим ограничились первоначальным диагнозом – "тяжелое герпетическое поражение", указав на то, что факт отравления не доказан и проведенные исследования не дают основания полагать, что на пациента было совершено покушение.

Итогом поиска достоверного клинического диагноза стали данные лабораторных исследований, приведенные в начале статьи. Таким образом, было обнаружено вещество – диоксин, главное вещественное доказательство факта умышленного отравления. Клиническая логика сразу стала на свое место.

Клиника острых диоксиновых отравлений

Клиническая картина интоксикации хлорсодержащими диоксинами развивается после 2-3 недель латентного периода и зависит от дозы яда и индивидуальных особенностей организма.

При легкой степени отравления могут появиться головная боль, головокружение, боли в животе, тошнота и диарея, конъюнктивит, кашель, нарушение зрения, слуха и тактильной чувствительности. Однако наиболее характерный и специфический признак, наблюдаемый в 80-85% случаев, развитие хлоракне – крупных воспаленных угрей. Их типичная локализация – на лице и в области ушей, сыпь может распространяться на подмышечную и паховую области, грудную клетку.

Развитию хлоракне предшествуют отек и эритема кожи. Высыпания сопровождаются зудом, осложняются обширным гнойным воспалением и абсцессами. Кожа имеет повышенную чувствительность к солнцу, ультрафиолетовые лучи усиливают воспаление. Процесс обратного развития кожных проявлений длится от нескольких месяцев до нескольких лет, нередко оставляя рубцы и утолщения кожи.

Диагностическим признаком служат данные лабораторных анализов: повышение уровня сывороточной кислой и щелочной фосфатаз, активность трансфераз, повышение уровня дельта-аминолевуленовой кислоты в моче. Прогноз исхода заболевания – благоприятный.

При средней степени тяжести отравления описанные симптомы более выражены: усиливается интоксикация, появляются токсические поражения нервов, сильные боли в печени и ее увеличение, тяжелый конъюнктивит, раздражительность, утомляемость, бессонница. Хлоракне распространяется шире и не поддается лечению. В крови резко снижается число лимфоцитов и угнетаются иммунологические показатели. Прогноз – относительно благоприятный.

При тяжелой степени заболевания усиливаются тотальные кожные поражения с гнойными ранами и гиперпигментацией, боли во всем теле.

К токсическому гепатиту присоединяется панкреатит, развиваются печеночная, почечная и сердечно-сосудистая недостаточность; в крови – тотальная панцитопения и резкое снижение количественных и функциональных показателей иммунитета.

Прогноз – неблагоприятный, мучительная смерть наступает в течение 3-4 недель. Смертельная доза диоксина для человека составляет 70 мкг/кг массы тела.

В начальной стадии болезни кожные проявления схожи с такими известными врачам аллергозами, как бромизм и йодизм. Однако диоксины, являясь галогеновыми хлорсодержащими агентами, выступают не столько аллергенами, сколько мощными иммунодепрессантами, поэтому присоединившаяся кокковая инфекция усугубляет клиническую картину.

При отравлении "оранжевым агентом" кожные покровы и особенно склеры глаз и слизистые оболочки приобретают оранжево-желтый оттенок.

Опыт, приобретенный во Вьетнаме, показал, что в организме "диоксинового человека" происходят глубокие метаболические изменения: болезнь протекает нетипично, а самое главное – реакция на лекарственные средства парадоксальная, то есть они действуют совсем по-другому, отсутствует ожидаемый терапевтический эффект.

Размышление криминалиста

Для чего мы привели столь подробное медицинское описание симптомов диоксинового отравления? Это крайне важно для вынесения правильных выводов. Во-первых, симптомы болезни пострадавшего на 90% вписываются в описанную в 1985 году ученым-исследователем Н.И. Каракчиевым клиническую картину диоксиновой интоксикации. Прежде всего, таким надежным диагностическим признаком служат хлоракне, иммунодепрессия, ряд лабораторных показателей.

Степень тяжести отравления больного N находилась на границе между средней и тяжелой, и только энергичные меры врачей (адекватная и своевременная детоксикационная терапия) и мужество самого пациента не позволили реализоваться неблагоприятному прогнозу.

Во-вторых, они дают "пищу для размышления", позволяющую вычислить виновника отравления и, вероятно, снять подозрения, направленные на определенных людей, которые, как показалось пострадавшему, без особой необходимости настояли на встрече ночью, вскоре после которой возникло отравление. Клинические признаки отравления появились только через 2-3 недели после поступления диоксинов в организм.

Если отравляющим средством был не чистый диоксин, а коктейль токсических веществ, то классические сроки скрытого периода, свойственные чистому диоксину, нельзя принимать к рассмотрению.

Следует понимать, что гербицид "оранжевый агент" имеет следовое диоксиновое загрязнение, потому он сам по себе служит комбинацией – высокотоксичного 2,3,7,8-ТСDD и самого гербицида, который в абсолютно чистом виде получить не представляется возможным. Помимо этого, крайне высоки генетически обусловленные флюктуации диоксиновой чувствительности, разница в дозировках может колебаться в пределах двух-трех порядков.

Главным доказательством того, какое вещество было использовано для отравления, послужила не клиника, а непосредственное обнаружение токсина в организме пострадавшего.

А раз найдено орудие преступления (яд), значит, можно говорить с юридической точки зрения о составе преступления, то есть об умышленном отравлении.

Зная, что такое диоксины, откуда и в каком количестве они поступают, для опровержения факта отравления нужно признать три абсурдных варианта, относящихся к действиям самого пострадавшего:
– отравил себя сам;
– тайком от ближайшего окружения и семьи большую часть времени проводил на территории мусоросжигающего завода в непосредственной близости от выхлопной трубы;
– в одиночку (вне круга семьи) питался продуктами, выращенными на территории экологического бедствия или на поле, которое пьяный или совсем не разбирающийся в своем деле фермер по ошибке засыпал гербицидами и пестицидами, полагая, что это полезные минеральные удобрения.

Что такое диоксины и откуда они берутся

Диоксины – это суперэкотоксиканты, относящиеся к I классу токсичности, уступают по силе воздействия только ботулиновому, столбнячному и дифтерийному токсинам и яду кураре.

Один из диоксинов – ТСDD – ядовитее цианистого калия в 67 тысяч раз и стрихнина в 500 раз. Диоксины – уникальные вещества, представляющие семейство из многих сотен инертных хлорсодержащих соединений, период полураспада которых колеблется от нескольких месяцев до десятков лет, в среднем 2-3 года.

Они устойчивы к высокой температуре, разрушаются при температуре выше 1 250 градусов, при снижении температуры способны к ресинтезу, устойчивы к кислотам и щелочам (без катализатора), влаге и замораживанию. Одним словом, ни в огне не горят, ни в воде не тонут. Диоксины не имеют запаха, поэтому заявление супруги пациента можно рассматривать либо как эмоции, либо как лишний довод к версии поликомпонентного отравления.

Диоксины не биотрансформируются в организме, природа не имеет разрушающих их ферментов, поскольку они до 1930 года в природе не существовали. Их не обнаружили в тканях ни египетских, ни индейских мумий, зато сейчас их находят везде, включая антарктический лед.

Они есть во всех без исключения продуктах питания, особенно их много в молочных и мясных продуктах. В связи с этим ввели понятие "диоксиновый фон", который в ряде стран приблизился к предельно допустимому уровню, за пределами которого начинается тотальное хроническое отравление.

Учитывая период интенсивного земледелия с увлеченностью ДДТ, гербицидами и прочими инсектицидами, отсталые промышленные технологии, низкие показатели клеточного иммунитета у украинцев, можно предполагать, что диоксиновая проблема актуальна для нашей страны. В большинстве развитых стран мира, в том числе в России, приняты соответствующие национальные программы, у нас об этом даже не говорят.

Диоксины – универсальные клеточные яды, имеющие сродство к клеточным рецепторам и ключевым ферментам и гормонам. Они угнетают иммунитет, провоцируют появление злокачественных опухолей, ускоряют процессы старения, нарушают репродуктивные функции у мужчин и женщин и способствуют возникновению редких уродств, приводят к накоплению генетических нарушений, передаваемых через несколько поколений.

Диоксины преимущественно аккумулируются в жировой ткани, где их концентрация превышает уровень в крови в 300 раз, в коже и печени – соответственно в 30 и 25 раз. В сыворотке крови они абсорбируются на липопротеидах. В фекалиях и желчи при остром отравлении их в 2 раза меньше, чем в крови, моча не представляет никакой диагностической ценности, поскольку уровень содержания диоксинов в ней составляет 0,00005 от уровня в крови.

Все это указывает на то, что в качестве диагностического материала, особенно при поздней диагностике, достоверно может служить только жировая ткань, взятая при биопсии кожи, в свежих случаях отравления – кровь, если уровень диоксинов выше предела чувствительности диагностического прибора.

Диоксины никогда не производили специально, они являются постоянными спутниками целого ряда технологий: в производстве бумаги, пластмасс, цветной металлургии, нефтехимии. Основными "источниками" считаются мусоросжигающие заводы, даже при наличии современных каталитических и сорбционных уловителей, а также пожары, в которых сгорают пластмассы, продукты нефтехимии, и автомобили, работающие на этилированном бензине.

Хлорирование воды и обработка мясных продуктов консервантами (вспомните шумиху пятилетней давности с куриными окорочками) способствуют кумулятивному накоплению диоксинов в организме человека и хронической интоксикации. В основе феномена бельгийских "диоксиновых кур и свиней" лежало кормление животных комбикормами, в которые добавляли растительное масло, многократно используемое в приготовлении картофельных чипсов.

В большинстве стран мира давно отказались от хлорирования водопроводной воды, заменив его на безопасное озонирование. Перед сжиганием мусора производят его сортировку, удаляют пластмассы, которые направляют на повторную переработку. СМИ хорошо информируют население о том, насколько вредно сжигание в кострах пластмассового мусора.

В целом, в природе вне зон экологического бедствия диоксины в большом количестве не встречаются. Но природа одно, а дело рук человеческих – это другое.

Для образования диоксинов требуется сочетание трех условий: органика, хлор и высокая температура.

Среди капиталистических стран самой "грязной" по диоксинам, как ни странно, является Япония. Из 10 кг диоксинов, ежегодно попадающих в атмосферу, на долю Страны Восходящего Солнца приходится 4 кг, США занимают второе место, отстают на 1,5 кг, самой "чистой" считается Швеция. Закрытость СССР не позволяла рассчитать его долю в глобальном диоксиновом загрязнении.

В военном секторе США и НАТО – основные виновники глобального загрязнения. Бомбежки Вьетнама, Югославии и особенно Ирака, когда горели целые города, нефтехранилища, привели к выбросу такого количества диоксинов, которое стало запредельным для обширных территорий.

В истории хорошо описан случай производственной техногенной катастрофы – взрыв на химическом заводе в Севезо (Италия) в 1976 году, от которого пострадало несколько сотен человек. У многих пострадавших сразу же появились красные пятна как при ожогах, а через несколько недель – хлорные угри. В бывшем СССР случались "тихие" аварии с выбросом диоксинов в Уфе, Чапаевске, Дзержинске, но замалчивание их не позволяло накапливать врачебный опыт.

Что касается экотоксикологии диоксинов, следует помнить, что допустимой дозой считается 10 пикограмм (пг) на 1 кг веса в сутки – для человека весом до 60 кг это составит 600 пг. Российские токсикологи показали, что в некоторых регионах России суточная доза колеблется в пределах 500-2000 пг. В США средний американец набирает около 550 пг, при этом 55,8% поступлений диоксинов в организм человека происходит за счет мяса и молока.

Сжигание любых комбинаций полиароматических углеводородов (ПАУ) и поливинилхлорида (ПВХ) – резины, поролона, линолиума, полиэтиленовой пленки, пластиковой посуды и тому подобное – сопровождается выбросом в атмосферу диоксинов и других канцерогенов. Целлюлозно-бумажное производство, использующее технологию хлорного отбеливания, продолжает оставаться основным загрязнителем окружающей среды.

Однако гигиенисты настойчиво бьют тревогу по поводу использования высокоотбеленной бумаги в готовой продукции. В "черный" список попали косметические салфетки (5,6 пг), кофейные и чайные фильтры (1,7-2 пг), сигареты (3,8 пг в пересчете на пачку). Довольно опасно частое использование вагинальных тампонов, учитывая их длительный контакт с телом.

Вместо туалетной бумаги гигиенисты рекомендуют использовать биде. Химчистка одежды с помощью трихлорэтилена, широкое, порой без особой необходимости, применение бытовых хлорсодержащих дезинфицирующих средств повышают диоксиновую нагрузку.

Что касается мониторинга диоксиновых загрязнений, то они требуют больших финансовых затрат (стоимость одного исследования достигает 2-3 тыс. долларов США).

Для его проведения применяют так называемые тандем-приборы: газожидкостный хроматограф и масс-спектрометр. Лабораторий, которые проводят подобные исследования, в мире всего 40, из них в России – 2.

К широкомасштабному экологическому бедствию привело использование американцами во время войны во Вьетнаме дефолианта для ускоренного опадения листвы, называемого аgent orange. Применение гербицида облегчало обнаружение укрывающихся партизан. Над джунглями было распылено 57 тыс. тонн препарата, в котором в виде примеси содержалось около 170 кг диоксина.

Вследствие непродуманного варварства во Вьетнаме гибли домашние животные, регистрировалась необычайно высокая частота выкидышей и врожденных уродств среди детей.

Пострадали не только вьетнамцы, но и практически все летчики США, которые распыляли гербицид, они погибли от рака в течение 10-15 лет после окончания войны; 10 тыс. американских ветеранов-пехотинцев, воевавших в джунглях, получили пособие по нетрудоспособности, около 1 млн. вьетнамцев страдают такими заболеваниями, как рак, диабет, нервно-психические расстройства.

Относительная доступность гербицида agent orange, названного по-восточному юшо, имеет злую символичность, за которой скрывается особая циничность и изобретательность организаторов отравления.

Именно поэтому временная комиссия, расследующая обстоятельства отравления, должна быть расширена, в нее включены высокопрофессиональные специалисты, прежде всего врачи-токсикологи, психологи, юристы.

Заключительный медицинский прогноз

Возвращаясь к прогнозу заболевания пациента N, можно отметить, что он, скорее всего, благоприятен и ничто не угрожает его жизни и работоспособности. Состояние здоровья больного австрийские врачи оценили как удовлетворительное, большинство показателей здоровья, на их взгляд, пришли в норму, пациент вполне работоспособен, хотя ему необходимо проводить амбулаторное поддерживающее лечение еще длительное время.

Лечение кожи лица потребует двух-трех лет, считает дерматолог клиники "Рудольфинерхаус" Хуберт Пемпергер.

В то же время в зарубежной прессе появились прогнозы токсикологов о том, что состояние здоровья пациента нельзя с полной уверенность прогнозировать, так как еще очень многое неясно.

В течение 2-3 лет ему следует проводить постоянный иммунологический лабораторный контроль. Вирусы в иммунологически скомпрометированном организме действуют более разрушительно и опасно, а впереди – зима с неминуемыми ОРВИ и гриппом.

Кроме иммунологической, пациенту необходима постоянная психологическая помощь, поскольку для пострадавших от диоксиновых отравлений характерны депрессии. Диета должна быть щадящая для печени и поджелудочной железы, не содержать избыточного количества животных жиров, копченостей, быть неострой, но обогащенной витаминами.

Растительные жиры, напротив, способствуют выведению диоксинов, так как они имеют сродство к жирам и хорошо в них растворяются.

Современная дермато-косметология и пластическая хирургия позволят после затухания воспалительного процесса реконструировать лицо почти до первоначального вида. Дермато-косметологам предстоит убрать "бугры" из-под кожи, а потом перейти к известной шлифовке кожи.

Наличие выраженных "бугров" свидетельствует о разбалансировании реакций иммунитета, на фоне снижения киллерных и фагоцитарных свойств клеточного иммунитета идет гиперпродукция моно- и лимфокинов, а также ростовых фибробласто-коллагеновых факторов, но терпение, поэтапное лечение в руках лучших специалистов дадут желаемый результат.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
       
     
     
     вверх