EN|RU|UK
  104  1

 ЗАПАДНАЯ ПРЕССА В УКРАИНЕ РАБОТАЛА НА КРЕМЛЬ

Янукович в своей кампании стремился разделить стану на два лагеря - западный и восточный - по этой самой причине. Он обещал народу неограниченную интеграцию с Россией. Под влиянием его кампании Кучма убрал задачу интеграции с Европейским Союзом и НАТО из

Однако под дудку Януковича сплясала западная пресса, в угоду ему полностью представив выборы как битву между Западом и Россией. Если бы украинцы больше ей верили, они бы, наверное, проголосовали за Януковича. Они, правда, так и не поверили.

Принцип 'осажденной крепости', на котором держалась кампания Януковича, в конечном счете обернулся против него самого только потому, что по его правилам не согласился играть его оппонент. Ющенко говорил как умеренный политик, о стремлении поддерживать тесные связи и с Востоком, и с Западом, даже при том, что это стремление будет сопровождаться движением в западном направлении. Он не угрожал расколоть страну, почему избиратели и оказались к нему благосклонны.

Кроме того, правительства западных стран тоже отвергли обвинения в том, что они ведут геополитическую игру, направленную против России. Причем, по всей вероятности, в этом они не кривили душой, хотя поддерживать убедительный тон им было очень нелегко. Приходилось перекрикивать хор западных журналистов, дружно настроившихся против России. Власти Запада спокойно указывали на различия между собой и Россией, которая в открытую поддерживала Януковича и, стараясь обеспечить ему президентское кресло, не стеснялась давить на Украину. Кроме того, на Западе отрицали, что их власти стоят за Ющенко, провозглашая своей целью проведение лишь свободных выборов и установление демократии. На самом же деле, пусть даже пассивно, они стояли за Ющенко так же, как и за демократию.

Запад поддерживал Ющенко как друга демократии и политика, стоящего за взаимовыгодные связи. Запад, конечно, пытался противостоять Януковичу из страха перед возможной реставрацией Российской Империи, которая могла бы начаться с насаждения на Украине зависимого от России авторитарного режима, в то время как планам Януковича по интеграции с Россией просто не было предела. Так и сформировались два лагеря - оба со своими внутренними отличиями и еще более асимметричные, чем тот зеркальный образ, который представили международные наблюдатели.

Когда Россия определила, что поддержка Ющенко и интеграции Украины с Западом априори направлена против нее, это был ее собственный выбор, а не выбор Запада. И Россия сама привязала себя к режиму Кучмы, выбрав себе, прямо скажем, не очень положительного партнера. Фактически Кучма мог считаться партнером России лишь в определенной (и не очень большой) степени, заботясь, как и все авторитарные правители, исключительное об удовлетворении собственных узких интересов. Кучму Россия выбрала себе в друзья, собственно, и не из-за этого, а из-за того, что он поставил непреодолимые препятствия на пути потенциального слияния Украины с Западом.

Все это было бы довольно трудно разъяснять в четкой и понятной форме, даже если бы представители западных властей и смогли точно расставить все по своим местам. Но разъяснить людям ситуацию в достаточно убедительном ключе стало уже практически невозможно, когда ко всем сложностям, что уже присутствовали, добавилось и бремя криков о геополитической битве, неустанно распространяемых как российским правительством, так и западными журналистами. В этом хоре все, что до того стояло на своих местах, было свалено в кучу, и он мог бы переломить естественное свойство человеческого сознания, сопротивляющегося упрощенному представлению действительности. Многим в России показалось, что пресса выражает реальные взгляды западного общества - тем более, что то, что жители России слышали от них, вполне укладывалось в логику того, о чем им твердила их собственная власть.

До образа геополитического противника Януковича свели не только журналисты, но и представители различных неправительственных организаций, в результате чего в ситуацию был внесен еще один осложняющий фактор: независимые организации, финансируемые в целях обеспечения свободных выборов и поддержки развития гражданского общества властями западных стран, однако посредством осторожных схемы позволявших им дистанцироваться от действий этих организаций, определили свою позицию в пользу одной из сторон в гораздо более грубой форме, чем те самые власти. Таким образом, у российских аналитиков вроде Сергея Маркова появился повод говорить о засилье восточноевропейцев в этих независимых институтах, из чего он сделал вывод, что у России нет проблемы с вмешательством в ситуацию на Украине западной власти - есть проблема с вмешательством неправительственных организаций. Правда, вряд ли то, что они так дружно встали на одну сторону, сыграло какую-либо заметную роль в изменении политической окраски ситуации.

Победа Ющенко так замечательна именно тем, что ей ознаменовалась победа более сложного подхода над откровенно упрощенным, причем сделано это было в условиях плотной и трудной избирательной кампании. В этой ситуации народ Украины, выбравший для себя более сложный подход, проявил гораздо большую зрелость, чем средства массовой информации западных стран, выбравшие, вместе с Януковичем и Кремлем, принцип упрощенчества и свалившие все логические барьеры между разными понятиями. Самая вероятная тому причина - украинцы осознавали, что происходит в реальности вокруг них, и проявили суровую решимость не дать себя обмануть, в то время как западные журналисты вели себя как простые наемники, единственный интерес которых выражался в том, чтобы любой ценой привлечь интерес ленивой и далекой от украинских проблем аудитории.

Западная пресса полностью исказила реальную позицию Запада на Украине. Да, конечно, пресса была в своем праве. Средства массовой информации - не правительство; более того, в большинстве случаев они ставят себя в недружественную властям позицию. Однако в данном конкретном случае пресса взяла на себя роль неофициального, но все же выразителя системы западных ценностей. Только вжиться в эту роль им так и не удалось. Конечно, из-за них Ющенко не проиграл выборы, но для того, чтобы убедить Россию, что Запад пришел на Украину сделать России плохо, им удалось сделать гораздо больше, чем в таких случаях можно делать. И то, что им это удалось - точнее, последствия того, что им это удалось, - может в результате нанести ущерб, перекрывающий все выгоды от победы на Украине.

Мы 'выиграли' на Украине, и в то же время сделали очень многое для того, чтобы 'проиграть' в России. Это не было естественным и неизбежным следствием успеха Ющенко. Этот результат принесли те, кто с обеих сторон усиленно старался представить украинские выборы как битву двух враждующих лагерей.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх