EN|RU|UK
 Общество
  9932  48

 Доброволец Владимир Винярский, получивший тяжелое ранение на Донбассе: "Тот, кто может держать оружие в руках, ходить, должен встать и идти защищать свою Украину, свою маму, семью". ФОТОрепортаж

Доброволец батальона им. Кульчицкого Владимир Винярский был ранен 4 июня 2014 года под Старобельском (Луганская область).

Как сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на страницу "Фото проекты" в Facebook, Владимир родился 20 августа 1990 года в селе Миженец Старосамборского района Львовской области.

"После школы учился в университете "Львовская политехника" на факультете "Геодезия". Хотел работать по специальности "инженер-геодезист", но помешали события на Майдане", - рассказывает его мама Ульяна.

30 ноября 2013 года разогнали студентов. Владимир не смог мириться с действиями властей. Утром он позвонил маме и сказал, что едет в Киев на вече.

"Я была в отчаянии. Зная, что происходит на Майдане, мое сердце сжалось. Это мой единственный сын, моя опора! С того момента мои глаза были прикованы к телевизору: день и ночь я наблюдала за происходящим, пыталась в толпе отыскать родное лицо, гнала от себя плохие мысли", - вспоминает Ульяна Винярская.

Читайте также на "Цензор.НЕТ": "Мы начинали, не имея опыта и даже понятия о военной службе. Было лишь желание защитить родину", - батальон "Кривбасс" отметил вторую годовщину создания. ВИДЕО

После Революции Достоинства Владимир вернулся домой. Но ненадолго. Через три дня, после телефонного разговора с товарищами с Майдана, он снова поехал в Киев.

Сам Винярский не хочет объяснять, почему тогда ушел на войну. Говорит, что причиной стали столкновения на Майдане, когда погибли его товарищи.

"Он твердо решил уехать, несмотря на мои уговоры и слезы. После захвата Крыма "зелеными человечками" Володя сказал, что проходит медкомиссию и добровольцем идет в Национальную гвардию, чтобы защищать целостность нашего государства", - рассказывает мама.

14 марта 2014 года он поступил на службу в батальон имени Кульчицкого. Прошел обучение в Новых Петровцах, принял присягу и через несколько дней уже стоял на блокпосту в Павлограде Днепропетровской области.

"О том, что происходило там, он ничего не рассказывал, - продолжает Ульяна. - Он всегда говорил: "Мама, у меня все хорошо, не волнуйся. Я жив-здоров. Не звони, я буду тебе сам звонить".

"Но почему-то в глубине души меня тревога не покидала. Об этом я никому не рассказывала, но бывало, что по ночам я просыпалась от дурных предчувствий, будто что-то должно было произойти. И вот он перестал звонить, и это не было на него похоже. Я не могла найти себе места, не знала, кого спросить, куда звонить, ведь из наших мест никого не было рядом с ним. Связь с сыном я потеряла 3 июня 2014 года, его не было 3 дня. Весь мой мозг и сердце заполонила одна мысль: "Где мой сын? Что с ним?" - рассказывает Винярская.

"Мне удалось найти номера телефонов двух его товарищей с Майдана, но почему-то они говорили, что не видели его. В это время шли бои под Славянском, и я догадалась, что мой сын именно там. И опасность нависла над ним так же, как и над другими. Ведь враг не прекращал огня ни на минуту", - говорит мать.

"О тех событиях я знала только из новостей, глотала малейшую информацию. Холодным потом покрывались мои руки, лоб, когда я слышала о количестве погибших и раненых. Дурную мысль от себя гнала, как ненавистную. И недаром моя тревога не исчезала: я уже потеряла всякую надежду узнать что-то о сыне, когда 6 июня в 17:30 раздался звонок и незнакомый голос сообщил, что Владимир ранен и его транспортируют вертолетом в Харьковский военный госпиталь. В глазах потемнело, руки-ноги задрожали, сердце в груди забилось еще сильнее, и я присела на землю. Слезы покатились градом, а я думала только одно: "Только бы жил!" - рассказывает Ульяна.

Читайте на "Цензор.НЕТ": "Ребята прошли Чернухино, Никишино и выполнили все задачи в боях с армией РФ", - 11-й батальон теробороны отмечает вторую годовщину создания. ВИДЕО

Владимир Винярский получил тяжелое сквозное огнестрельное ранение груди, правого легкого и позвоночника 4 июня 2014 года под Старобельском.

"Стала готовиться в путь. Я не знала, что брать с собой, куда ехать. Реакция людей была разной: кто успокаивал, кто советовал ждать звонка, другие говорили, чтобы ехала. Но куда? Мне удалось узнать номер врача, который его оперировал. Дозвонилась и услышала, что операция прошла успешно и сын скоро будет в палате. Но все изменилось 10 июня. Его самолетом переправили в Киев, в реанимационное отделение", - вспоминает женщина.

"Вместе с дочерью Лилей и зятем Тарасом мы отправились туда. Когда мы прибыли в госпиталь, некоторое время нас не пускали к Володе, но я попросила дежурного врача: хоть на 5 минут, чтобы только взглянуть на него. Меня завели в палату, где лежали тяжелораненые ребята. Стон ребят врезался в уши. Среди них я искала своего Володю, и в каждом из них я видела его... Увидев мою растерянность, очередной медбрат спросил, к кому я приехала, и провел меня к сыну. Я его не узнала: осунувшееся худое лицо, закрытые глаза. Он услышал, что кто-то подошел, открыл глаза, тихо сказал: "Мама..." И одна большая слеза скатилась по щеке", - говорит Ульяна.

"Мне горло сжало, слезы залили глаза, я не хотела, чтобы он их видел. Просто наклонилась к нему и нежно поцеловала. Не хотелось ни говорить, ни о чем-то спрашивать. Было одно желание - как можно дольше смотреть на него, такого уже взрослого, мужественного - не парня, а мужчину. Я ничего не спрашивала, а он ничего не рассказывал. Знала, что пройдет время и он сам все расскажет. С собой я привезла землянику, он ее очень любит. Увидев ее, сын улыбнулся", - вспоминает мать.

Тот момент Владимир не помнит. Но очень хорошо запомнил, как впервые после ранения позвонил маме и извинялся: "Потому что подвел маму. Я ей обещал, что вернусь живой и невредимый".

Читайте: "Спасибо за то, что держите высокое звание добровольцев", - Порошенко наградил бойцов батальонов особого назначения МВД. ФОТО

Шли дни за днями, а лечение не давало должного эффекта. Врачи советовали обратиться за помощью за границу. "Большую помощь нам здесь оказали волонтеры, которые посещали нас в госпитале. Поступило предложение от Мирославы Барчук дать интервью по телевидению, чуть позже Володю показали в телевизионном сюжете. Таким образом весть о Володе облетела весь мир. Отправляли эпикризы в клиники разных стран, согласился принять его Израиль. У нас не было много времени: сыну угрожал сепсис, постоянно держалась высокая температура. Волонтеры быстро организовали сбор средств на лечение за рубежом. Через две недели вызвали медборт из Израиля и отправили нас на лечение", - говорит Ульяна.

"Все это время я была рядом с сыном. Мне было трудно, я не понимала иврита и не могла узнать о состоянии своего сына. Врачи неохотно шли на контакт. Но, к счастью, и там нашлись добрые люди - волонтеры. Они приносили ему еду, общались с врачами, и вскоре я узнала, что нас переведут в другую больницу. Где-то через четыре недели нас перевели в другое место - центр реабилитации "Левинштейн" в Раанане. Там его лечили, проводили массажи и физиотерапию, отправляли на занятия трудотерапии. Благодаря этому мой сын смог сесть в инвалидную коляску. Там мы пробыли 2 месяца. Я не отходила от сына ни на минуту", - рассказывает Винярская.

"После лечения в Израиле мы вернулись в Украину. в госпиталь МВД г. Киева. Там прошли ВВК. Позже на продолжение реабилитации нас пригласил Лопушанский в Трускавец, центр "Женева", где мой сын пробыл до 5 января 2015 года. После этого была 9-месячная реабилитация в Испании. Там Володе было проще: он мог общаться с врачами и волонтерами диаспоры, которые его не покидали. В октябре вернулся домой, а 14 января 2016 года его в очередной раз прооперировали в Институте нейрохирургии Киева", - говорит она.

Сейчас реабилитация Владимира продолжается. Он в ней нуждается, поскольку до сих пор не встал на ноги и остается в инвалидной коляске.

"Если бы была возможность вернуть время назад, я бы сделала все возможное, чтобы он туда не поехал. А по его мнению, он ничего бы не менял. Володя снова бы повторил то же самое. Говорит: "Если не я, то кто? Тот, кто может держать оружие в руках, ходить, должен встать и идти защищать свою Украину, свою маму, семью - всех, кто нуждается в защите". Так считает мой сын", - рассказывает Ульяна.

Их борьба еще не закончилась: семья Винярских готовится к серьезной реабилитации за рубежом. "Мечта у нас одна - подняться на ноги и ходить самостоятельно. Чтобы в нашем государстве люди жили лучше, чтобы не думали, ложась спать: "Где же я завтра смогу заработать на жизнь? Как прокормить свою семью?" Чтобы мы имели такой уровень жизни, как сейчас в Европе. Чтобы человек мог хотя бы раз в год поехать на отдых. Потому что мы стояли, стоим и будем стоять за наше свободное государство, за свободу против путинских законов, за целостность нашей Украины, чтобы вырваться из имперской российской заразы", - подчеркивает Ульяна.

Владимир добавляет: "Сейчас я уже восстановился, у меня своя жизнь будет. Хочется, чтобы и мама отдохнула, я ее извел психологически. Есть такие моменты, о которых хотел бы сказать маме, но пока не могу. Придет время, я скажу".

ранение доброволец винярский



ранение доброволец винярский



ранение доброволец винярский



ранение доброволец винярский


(Фото с Facebook-страницы "Фото проекты")
TUVwRVVYTTVSMEV3VEZoU1oyUkhRakJNYWxKcWVVUlJiMDVES3pCWlNGSm5aRU0wTUV4blp6Qk1MMUpuVGtNck1GbE1VWFZPUTNsSlRrTnFNRXh5VW1kT1EzY3dUR3BSZG1SSFRFeDVPSFpNT1VkQk1FeEVVWFprUXpFd1RETlJkVTVETVdaT1F6Y3dURmhTYURsRE1UQk1NMUYxVGtNeFprNURNREJNTjFGelpFZEJNRXczVVhOMFF5c3dUSFpTYWs1SFJ6QlpkRGd3V1VSUmRHUkRkekJNU0ZGMVRrTTNNRXhxVW1kMFEzY3dXV0pSZFU1SFVHWk9RMlF3VEVSU2FIUkROREJNTjFGMlpFTjNNRXgyVW1wT1F6a3dURVJTYW5sRVVYTTVRM2t3VEVSU1owNURNREJNYWxKcU0zcFJiRTVES3pCTU0xRnpaRU4zTUZsSVVtZFJQVDA9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх