EN|RU|UK
 Политика Украины, Общество
  46691  177
Все про:Россия (63992)

 Последнее интервью Евгения Подолянчука - офицера спецназа, павшего при обороне Донецкого аэропорта. ВИДЕО

Это последнее интервью черкасского пластуна, старшего лейтенанта, командира группы специального назначения 3-го отдельного полка спецназначения (г. Кировоград) Евгения Подолянчука (пластовый псевдоним Сержант, позывной в АТО - Скаут).

Загрузка видео...

Интервью снято журналисткой Снежаной Потапчук 7 августа 2014, а уже 14 сентября, обороняя аэропорт "Донецк" Евгений получил осколочное ранение в голову во время обстрела российскими боевиками и умер по дороге в больницу.

- Скажите, как долго Вы находитесь в аэропорту и какую задачу Вы здесь выполняете?

Точные сроки я Вам сказать не могу, но в общем в операции (АТО. - Ред.) мы участвуем около 5 месяцев. Однако сами "трения", которые сейчас идут, начались для меня еще с Нового года. Мы участвовали в разных мероприятиях по охране объектов, по прикрытию границ, потом уже здесь по обороне и охране аэропорта.

- То есть о том, что что-то назревает, было известно уже после Нового года?

Тогда это еще начиналось как защита объектов от захвата просто по Украине. А после событий на Майдане, мы приступили к прикрытию от внешней агрессии.

подолянчук

- Вы можете рассказать о том факте, когда Вам пришло уведомление присутствовать на Майдане и делать зачистку?

Когда была прошлая власть, по войскам высылали телеграмму, которая была сформулирована как обращение военных к командованию, к президенту с требованием или просьбой навести порядок и т.д. Не надо это вуалировать. Это было предложение подписаться под разгоном Майдана и всех революционных движений или же непосредственно участвовать в этом разгоне. В нашей части все это обсудили, и командир части, и все командование, и все наши офицеры, бойцы - четко выразили свою позицию, что ни подписываться под этим мы не будем, ни лезть в эти политические процессы мы не будем. Мы готовы защищать свою страну, бороться против внешнего агрессора, бороться с терроризмом, чем мы, соответственно, сейчас и занимаемся.

- Как Вы считаете, Ваша задача здесь разрешима в полной мере? Вы выполняете на все 100% свои функции, которые должны выполнять?

Мы выполняем по максимуму, исходя из тех возможностей, которые у нас есть. Их можно было бы расширить, но это все зависит от технического обеспечения. Если бы у нас на одну группу было по беспилотному летательному аппарату и тепловизору, а в войсках это было хотя бы на пехотную роту или мотострелковую, то наша эффективность повысилась бы не просто в разы, а колоссально. Например, сейчас в армии нет нормальных, адекватных средств, чтобы работать ночью. Тепловизор - это средство, которое дает возможность работать и ночью, и днем, или с "зеленкой", которая мешает нам выявлять боевиков. Беспилотник - это отличное средство и для ведения разведки, и для корректирования огня. Соответственно, зачем посылать за ту поляну, тот лес, в тот город солдата, рисковать его жизнью, если можно отправить кусок металла, который добудет больше информации, так как охватит больше территории, вернется, ты его поставишь на зарядку и отправишь заново. Наше командование, которое сейчас, они нисколько не виноваты в таком слабом техническом обеспечении, так все это разваливалось еще при бывшей власти и не развивалось. Возможно, это делалось целенаправленно.

- Есть ли какие-то примеры боевых заданий, операций, о которых Вы можете рассказать?

Было очень много эпизодов. По эпизоду, который был здесь 26 числа. Полным подразделением я не работал, так как мое подразделение было разделено на отдельные посты. Мы занимались охраной и обороной. Со мной на дальнем посту были только снайперы и пулеметчик. Плюс, мне был придан зенитный расчет десантников 25-й бригады. Мы работали по своему направлению. Мои отделения также работали на крыше старого терминала, обороняли склад горюче-смазочных материалов. Для нашего поста все началось в 3 часа с того, что мы услышали в эфире, что выдвигаются боевики. Я принял решение подготовить зенитную установку, подготовить своих ребят. Выдвинуться на позиции ближе к терминалу, так как мы знали, что они будут занимать новый терминал, который нами не контролировался. Так как служба авиационной безопасности этого нам не разрешила. Мы доложили свое решение. Нам дали добро. Мы выдвинулись. И так,как и наши товарищи на старом терминале, прождали до часу дня, вели наблюдение, выявляли цели, снайперов, огневые средства. Когда пошел заход вертолета, начался бой. Для меня он начался с того, что нас накрыли из АГС-17, противопехотного гранатомета, и "стрелкатней". Так как мы разместились на дальности больше, чем эффективный огонь стрелкового оружия, прицельно бить они по нам не смогли. Мы ответили им из зенитной установки, из пулемета. По мне первыми выстрелили боевики, огонь был в ответ, дальше завязался бой, действовали по ситуации. Мы стояли в открытом поле, как такового укрытия не было. Мы перемещались, вели огонь. Занимали отдельные здания, там перезаряжались, выезжали назад в поле. Все 26 число прошло вот так. Спустя двое суток, когда полностью зачистили терминал, некоторые бойцы посваливались с ног, позасыпали, приходилось самому дежурить, сержанта ставить и т.д., потому что люди были уставшие и измотанные.

Не только 26 числа у нас были бои, не только 26 числа мы действовали. Это просто явный пример того, как может работать спецназ, десантники, когда все складывается, боевой дух высокий, воля командиров и желание бойцов соответствует тому, как оно должно быть. Несмотря на то, что у нас были какие-то недоработки, эта операция, по мнению некоторых людей, считается уже эталоном операций для спецподразделений. Я с этим, может, не полностью согласен, но мы сделали то, на что противник даже не думал, что мы способны.

- Сколько еще было атак на аэропорт впоследствии?

После боя у нас 4 дня был тревожный период, когда мы усиленно наблюдали. Иногда были попытки проникновения с разных сторон. Но после этого у нас было около месяца относительного спокойствия, потому что они боялись сюда соваться. Когда здесь начали накапливаться силы, которые отходили из других городов, которые освобождались, то у них начались новые попытки (штурма. - Ред.). Я точное число не скажу, но явных попыток штурмовать аэропорт было до четырех. При этом, когда мы непосредственно сталкивались с противником, это одна-две. Все остальное - это массированное использование артиллерии.

подолянчук

- По Вашему мнению, в этой войне возможно победить теми техническими средствами и физическими ресурсами, которые у нас на сегодняшний день есть?

Можно победить. Но, например, старыми танками мы будем побеждать за два месяца, а если нас обеспечить технически так как надо, то мы можем провести эту операцию (АТО. - Ред.) за месяц-полтора. Если технически правильно оснастить всю армию, это в разы увеличивает скорость проведения операции (АТО. - Ред.). Потери, которые мы несем, очень сложно восполнить, потому что человек не призван вчера, у него задача не просто взять автомат, занять окно и стрелять. У него комплекс задач, он выполняет большой объем разнообразных действий, мероприятий, которые не обученный человек не сможет выполнять. Например, зачистка зданий, разведка, прочистить "зеленку", корректирование огня артиллерии, выявление противника, агентурная работа. Это очень сложные мероприятия, которые неподготовленный человек не сможет делать, а если сможет, то он пойдет на большой риск, и процент выживаемости будет очень низкий. Неподготовленный человек не сможет сделать то, чему его не обучали.

- Достаточно ли сейчас ребят из войск специального назначения для того, чтобы проводить зачистки и держать наступление?

Это все относительные понятия. Так же, как мы говорили про время. Теми силами, которые у нас сейчас есть, можно сделать это за определенный период времени. Если бы этих сил было больше, это все сделалось бы, соответственно, быстрее. Есть подготовленные люди, которые приходят в военкоматы и просят "возьмите нас на службу" и т.д. Но в итоге им приходится идти или в добровольческие части, которые почему-то иногда отказываются обеспечивать вооружением, вводить в штат МВД или Минобороны. Выходит, что есть подготовленные люди, которым нужно провести минимальное напоминание их навыков - и можно ставить в строй вместо тех, кто вышел из строя, можно создавать новые подразделения, добавлять в штат подразделений, но этого не делают.

- Вы рассказывали, что у Вас вначале тоже не было бронежилета…

Полностью весь бронежилет появился недели две-три назад. Нам повезло, что у пехотных бригад, которые к нам приходили, бронежилеты были с избытком, и мы нашим бойцам находили "броники" и передавали. Но это не те, которыми нас обеспечило государство. Те, которыми, оно нас обеспечило, не соответствуют современности.

- Чем Вас обеспечили перед отправкой сюда?

Я промолчу, потому что если бы боец встал с тем, что ему выдали, он бы стоял голый с автоматом и вещмешком, с которым воевали еще наши деды во Вторую мировую, даже не отцы в Афганистане. Может, не современная власть в этом виновата, это прошлое наше правительство привело к такой ситуации. Может, в чем-то какие-то генералы, командование тоже виноваты, но судить с точки зрения младшего офицера я не могу. В итоге из обеспечения или ничего, или за свой счет, или волонтеры. Слава Богу, что у нас есть волонтерское движение. Народ поднялся, помогает военным и добровольцам, собирают деньги, гуманитарную помощь, экипировку. Это очень ценно, потому что государство физически и финансово пока не способно полностью обеспечить армию. Города не строятся за один день, точно так же нельзя построить боевую армию за неделю, или две.


TUVwRVVYTTVSMEV3VEZoU1oyUkhRakJNYWxKcWVVUlJiMDVES3pCWlNGSm5aRU0wTUV4blp6Qk1MMUpuVGtNck1GbE1VWFZPUTNsSlRrTnFNRXh5VW1kT1EzY3dUR3BSZG1SSFRFeDVPSFpNT1VObk1FdzNVbWRrUjBJd1RHcFNhbmM5UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
   
 
 
 вверх