EN|RU|UK
 Общество
  923  7

 Умер выдающийся российский кинорежиссер Алексей Герман-старший

В четверг, 21 февраля, на 75-м году жизни скончался выдающийся советский и российский кинорежиссер, сценарист и актер, народный артист Российской Федерации Алексей Герман-старший.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ со ссылкой на Газету.ру.

Алексей Герман-старший родился в 1938 году в семье писателя Юрия Германа. Экранизация повести отца «Операция «С Новым годом!» стала его первой самостоятельной режиссерской работой, определившей и его дальнейшую карьеру, и место в российском кинематографе. «Проверка на дорогах» была закончена в 1971 году и сразу оказалась в поле зрения цензуры: слишком велик оказался разрыв между дозволенным описанием тягот Великой Отечественной и тем конфликтом, который Герман уместил в свою картину.

«Проверка» оказалась на полке, пролежала там долгих 15 лет и вышла на экраны уже в перестройку - породив новую волну никогда не прекращавшихся дискуссий о том, как следует освещать военную тему.

Эта тема станет главной и в следующем его фильме, который Герман выпустил только через пять лет, - «Двадцать дней без войны» по повести Константина Симонова с Юрием Никулиным в главной роли. Это была картина о войне без войны в кадре - настолько пронзительная, что она станет одним из главных киноописаний тех страшных лет. Но станет потом - а и во время съемок, и сразу после выхода фильм защищали и Георгий Товстоногов (у него в Ленинградском Большом драматическом театре Герман работал после окончания ЛГИТМиК), и Анатолий Эфрос, и многие другие знаменитые режиссеры и актеры. «Проверку на дорогах» тоже, кстати, защищали, но ее это заступничество не спасло - а вот в случае с «Двадцатью днями» веское слово Симонова сыграло свою роль и уберегло картину и самого режиссера от опалы.

Смотрите на «Цензор.НЕТ»: Украина прощается с Богданом Ступкой: по Крещатику за катафалком шли тысячи людей. ФОТОрепортаж

А у режиссера наступил долгий перерыв. Он писал киносценарии (в их числе, к примеру, «Торпедоносцы» по повести отца), снимался как актер.

Его следующий фильм вышел лишь в 1984 году - картину «Мой друг Иван Лапшин», еще одну экранизацию повести отца, Герман делал пять лет.

Сценарий ленты о работе угрозыска в 1930 годы он написал еще до начала самостоятельной работы режиссером, в 1969 году, а перед началом съемок вместе с Эдуардом Володарским кардинально его переделал, смешав вместе детектив и мелодраму. Была информация, что тогдашние руководители Госкино пытались поставить производство картины под контроль МВД, чтобы не допустить искажения образа советского сыщика. «Пусть следят, чтобы у них все было по закону, - ответил Герман, - за свою правду я ручаюсь». Впрочем, сотрудничество режиссера с милицией вышло вполне плодотворным: по инициативе Германа к работе было привлечено много консультантов из числа служивших в угрозыске в 30-х, благодаря которым и «дух времени», и специфика правоохранительной работы в те годы были восстановлены скрупулезно.

С началом перестройки все запреты были сняты - так на экраны в 1985 году вышла и «Проверка на дорогах», которая спустя три года получила Государственную премию СССР. Германа избирают секретарем Союза кинематографистов, в 1990 году он создаст свою собственную «Киностудию ПиЭФ» (первого и экспериментального фильма).

В 1998 году Алексей Герман-старший снова оказался в центре внимания: его фильм «Хрусталев, машину!», рассказывающий об СССР перед смертью Сталина, был показан в основном конкурсе Каннского кинофестиваля, прокатывался в нескольких странах и получил множество призов российского киносообщества. На работу над ней у режиссера ушло 10 лет, за которые страна изменилась почти до неузнаваемости, - тем не менее, начатая в СССР, она и в новой России смотрелась как откровение.

А через год режиссер начал работу над новой картиной, которая так и не будет закончена, но станет главным произведением его киножизни, - над экранизацией повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».

Эту ленту Герман мог бы поставить еще за десять лет до этого: на волне перестройки фильмы по Стругацким стали допустимы, и повесть о прогрессорстве была выбрана как основа одноименной картины; вот только пожелания писателей киноруководство так и не выполнило - так, вместо Германа был приглашен немец Петер Фляйшман. В итоге «Трудно быть богом» 1989 года снимался без авторского надзора и (по общему мнению) был неудачным.

Герман признавался, что снять фильм по этой повести мечтал еще в 60-е, чтобы рассказать о том, как человек из будущего хочет сделать людей из Средневековья счастливыми и к чему это приводит.

Делал он свою версию, с Леонидом Ярмольником в роли дона Руматы Эсторского, долго и трудно: основные съемки закончил только через семь лет, в 2006-м, а потом начался мучительный этап постпродакшен: монтаж, спецэффекты, запись и сведение звука. Сроки выхода картины постоянно сдвигались, накладывала свой отпечаток и болезнь Германа - в одном из интервью он признавался, что уже не может работать в прежнем режиме и что «История арканарской резни» будет его последним фильмом.

Одним из важных дел Германа-старшего в последние годы стала борьба за киностудию «Ленфильм», на которую он пришел в середине 60-х из Театра Товстоногова.

В этой борьбе он был одним из главных действующих лиц: вместе с другими кинематографистами Петербурга решительно возражал против организации на базе старейшей российской кинофабрики государственно-частного партнерства с участием кинокомпании «Всемирные русские студии» (RWS) - и после нескольких лет трудных переговоров и протестов RWS вышла из проекта.

В последний год и Герман проявил нетипичную для него уступчивость, согласившись на кандидатуру Эдуарда Пичугина в качестве гендиректора «Ленфильма» и приняв план спасения студии, после долгих консультаций предложенный Минкультуры РФ.

С властью у Германа были особые отношения. Про Германа в киносреде ходила такая легенда: однажды в перестроечные годы некий журналист на фоне баталий за кресло председателя Союза кинематографистов спросил - что бы он сделал первым делом, если бы занял этот пост. «Повесился бы», - коротко ответил Герман. Несмотря на секретарскую должность Союза кинематографистов, коридоров власти Герман всегда сторонился: кажется, «социальные навыки» он променял на кинематографические.

У Германа было множество шансов стать классиком и почить на лаврах. Мало сказать, что каждый новый его фильм становился событием, куда лучше подходит слово «потрясение» - каковым стал тот же «Хрусталев, машину!». Упрямый, своевольный и до безумия дотошный режиссер, склонный подолгу работать над каждой картиной, невыносимая головная боль для любого продюсера - он мог после любой из своих картин велеть отлить себя в бронзе или просто удалиться на покой. Тем не менее, работая до конца жизни над своим огромным, неподъемным проектом по «Трудно быть богом», он оставался живым, актуальным и молодым по духу режиссером. Последнее особенно четко видно по курсовым и дипломным работам студентов киновузов, по тому, с какой частотой (и каким благоговением) будущие режиссеры заимствуют его фирменный тягучий почерк и ритм.

VEhrNGRrdzVRell3VEdwUmRtUkRLMlpPUjBJd1RIcFJkR1JIUVRCWlRGSnFRVDA5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх