EN|RU|UK
Блоги Виолетта Киртока
  6333  8

ОТЕЦ УСТЫМА

"Я очень боялся сорваться", - Владимир Голоднюк в очередной раз, но теперь под прицелом десятка телекамер, под запись диктофонов, под взглядами судей, прокуроров и обвиняющихся силовиков рассказывал о том, как был убит его 19-летний сын. 20-го февраля исполнится три года со дня расстрела Героев Небесной сотни. И ответов на самый главный вопрос: кто отдал приказ убивать митингующих, до сих пор нет. Задержаны пятеро "беркутовцев", которые стреляли в майдановцев. Их наверняка было больше, но часть из них уже получили российское гражданство и сбежали из Украины... Трое из тех, кто находится под арестом, присутствовали в зале Святошинского суда во время свидетельских показаний по факту гибели Устыма Голоднюка, студента в голубой натовской каске...

Небольшой зал заполнили камеры и журналисты. Войти было невозможно. А в дверях ничего не было слышно. Зато хорошо был виден профиль Владимира, дающего показания. Его скулы и подбородок заострились. Каждое движение отца была четким и скупым. Он старался контролировать не только свое каждое слово, но и жест.

В то время, пока шло слушание, в коридоре происходило что-то странное. Девушка, назвавшаяся гражданкой Украины, перебинтовывала молодым людям головы, затем наносила краской пятна, имитирующие кровь, на некоторых из ребят одели дождевики. У молодых людей в руках были свернутые плакаты. С каждой минутой группа этих людей разговаривала все громче, смеялась все чаще. А несколько активистов начали задираться с теми, кто пытался услышать происходящее в зале. Их целью явно было сорвать слушание. Но вскоре был назначен перерыв.

Володя Голоднюк, приехавший в тот же день рано утром из Збаража Тернопольской области, с его поддерживающими друзьями, пошел перекусить в соседнее кафе. Во второй части заседания ему предстояло увидеть видео, зафиксировавшее момент гибели его сына. Также должны были предъявить простреленную каску Устыма. "Видео я смотрел тысячи раз - как оперативный работник, который много лет проработал в правоохранительных органах, а по ночам - как отец. И это мои эмоции, о которых никто не знает. Поэтому к просмотру видео я готов, - говорил Владимир. - А вот каска... Это будет тяжело".

Когда Владимир вернулся в зал, он увидел тех самых молодых людей с перебинтованными головами. Плакаты уже были развернуты. Судя по надписям, акция была направлена против бездействия суда, активисты требовали наказать виновных. При этом они нападали на отца одного из подозреваемых силовиков. И своими выкриками довели его до бешенства. Но выплеснулось оно не на провокаторов, а на Владимира Голоднюка. "Твой сын погиб, так ты хочешь, чтобы и моего сгноили?" - начал кричать он отцу Устыма в лицо. Чего стоило Владимиру сдержаться, - знает только он сам. "А думал я о том, что могу всю жизнь гордиться своим сыном, а его ждет только позор", - уже позже сказал Владимир.

Вернувшиеся судьи попросили свернуть плакаты и спокойно всех сесть на места. Но никто из молодых людей не шелохнулся, из-за чего заседание перенесли на 17 января. На это требовавшие скорейшего рассмотрения дела люди, и фактически его сорвавшие, начали кричать "ганьба" и "судьи, помните, власть не вечная". "Мне не понятна эта акция, - удивился Владимир. - Заседание шло конструктивно. Лично я как раз вижу заинтересованность судей выслушать всех свидетелей, рассмотреть дело как можно скорее. И то, что заседание перенесли, меня лично расстроило и неприятно удивило. Зачем нужно было так себя вести этим людям?" А один из участников процесса объяснил, что в прошлый раз кто-то из присутствующих в зале бросил подозреваемым упаковку из-под сока с кровью. Что было в рюкзаках у этих активистов, - не известно. И конвой отказался вводить подсудимых в зал, опасаясь за их безопасность...

Из суда Владимир поехал на Институтскую улицу. Став на колено, он очистил от снега небольшой памятник с портретом сына, который установлен на месте его гибели. И еще раз показал следователям, как и что происходило тогда, 20 февраля, откуда могли стрелять, какой должна была быть траектория пули, чтобы убить Устыма. Показал он и где подобрал окровавленную пулю, которая затем долго лежала в кармане его пальто, а сейчас стала вещественным доказательством.

голоднюк


Вот уже почти три года Владимир регулярно приезжает в Киев и проходит последний путь своего сына, который бежал по Институтской с носилками, чтобы вынести раненного. У него в руках не было оружия. Он был беззащитен. А яркая голубая каска стала отличной мишенью... Владимир в мелочах помнит тот день. И теперь проживает его каждый раз заново, постоянно виня себя в том, что, находясь неподалеку от сына, не смог его защитить, остановить... "Я хочу добиться справедливости и того, чтобы весь мир узнал, кто же отдал приказ стрелять в беззащитных людей", - говорит Владимир.

голоднюк

Перед отъездом из Киева он встретился с волонтерами "народного тыла", которые передали ему отремонтированный для бойцов Светлодарской дуги тепловизор и еще несколько полезных вещей. Уже на следующий день он отправился в зону АТО. Причем в этот раз поехал туда вместе с еще тремя отцами, чьи сыновья погибли на Институтской. "Теперь все те, кто рискует своей жизнью ради Украины, - наши сыновья", - говорит Владимир. 17-го он снова будет давать в суде свидетельские показания. И готов делать это столько, сколько нужно. Ради правды. И ради памяти сына.

Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
   
 
 
 вверх